Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №47(2544) от 28.06.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Что будет с белорусским рублем? Разбираемся без эмоций

Из-за тесных экономических связей с российской экономикой белорусский рубль следом за российским собратом оказался под сильным давлением, снизившись ко всем иностранным валютам. Банк России объявил о введении экстренных мер монетарного регулирования, установлены ограничения на операции с валютой. Нацбанк пока реагирует довольно сдержанно: ставка рефинансирования увеличена до 12% годовых, приостановлено действие расчетных величин стандартного риска. Но достаточно ли этого, чтобы не допустить дальнейшего ослабления нашей национальной валюты?

Дно или промежуточная ступенька?

С началом российской «спецоперации» в Украине на белорусский рынок вернулась высокая волатильность, когда изменение курсов иностранных валют в течение одного биржевого дня могло достигать более 5%. Такие дни были самыми горячими для Нацбанка, вынуждая его выступать с проведением валютных интервенций для частичного сглаживания колебаний.

Существенное влияние на ситуацию на валютных рынках России и Беларуси оказали антикризисные меры, принятые российским правительством. Прежде всего, это введение нормы обязательной продажи валюты в размере 80% в отношении выручки, полученной предприятиями-экспортерами. При этом обязательная продажа введена не только в отношении последующей выручки, но и за два предыдущих месяца – с 1 января 2022 г. Параллельно были приняты меры, препятствующие оттоку валюты из страны. Так, указами президента РФ введены запреты на осуществление валютных операций, связанных с предоставлением резидентами в пользу нерезидентов иностранной валюты по договорам займа, перечислением безналичной валюты на счета, открытые за рубежом, и вывозом наличной валюты в сумме, превышающей 10 тыс. USD.

Принятые решения позволили частично снизить давление, сбалансировать спрос и предложение, что нашло отражение в частичном укреплении российского рубля, а вместе с ним и белорусского. По итогам биржевых торгов по состоянию на 1 марта 2022 г. белорусский рубль укрепился к доллару на 13 коп., отыграв часть своего недавнего падения. Однако 2 марта снижение курса национальной валюты возобновилось.

Текущая ситуация показывает, что принятых мер оказалось недостаточно, чтобы преодолеть девальвационные тенденции. В настоящее время довольно сложно сказать, как события будут развиваться дальше.

С одной стороны, влияние на курс может оказать введение очередных санкций или резкое изменение ситуации, ухудшающее долгосрочные позиции России (например, приобретение Украиной статуса страны-кандидата по вхождению в ЕС). С другой стороны, Россия еще не исчерпала возможности по поддержке национальной экономики и финансового рынка, а ценовая конъюнктура по товарным группам, экспортируемым Россией, остается благоприятной. В то же время эксперты сходятся во мнении, что в долгосрочной перспективе негативные факторы будут превалировать.

Нацбанк пока держит козыри в руке

Что же касается Беларуси, то, несмотря на то что мы имеем более скромный резерв для стабилизации ситуации на внутреннем рынке, однако у нас есть богатый опыт ручного регулирования экономики и валютного рынка, но при этом вводить в бой «тяжелую артиллерию» мы не спешим.

Размер валютных резервов по состоянию на 1 февраля 2022 г. составлял 8,5 млрд USD. Из них 4 млрд USD представлены «живой» иностранной валютой, которую потенциально можно использовать для проведения валютных интервенций. В то же время нужно понимать, что перед Нацбанком не стоит задачи держать курс любой ценой. Ранее в официальном пресс-релизе регулятор сообщал, что он и дальше будет придерживаться прежней курсовой политики в режиме плавающего курса, сглаживая резкие колебания курса белорусского рубля без противодействия глобальным трендам.

Последняя фраза как раз и свидетельствует о том, что если российский рубль в долгосрочной перспективе будет снижаться, то и белорусский рубль будет скорее всего двигаться в том же направлении, а вмешательство Нацбанка в валютные торги будет происходить только для сглаживания резких колебаний. Более важная задача для регулятора – обеспечение сберегательных процессов, поскольку они являются необходимым условием для финансирования нового инвестиционного цикла в белорусской экономике. Именно поэтому в эти дни главный банк страны ограничился повышением ставки рефинансирования и отменой расчетных величин стандартного риска, что открывает банкам возможность для увеличения ставок по депозитам, прежде всего – в национальной валюте. Что же касается отдельных мер валютного регулирования, их Нацбанк держит в запасе и считает, что в текущий момент нет необходимости в их применении. 

О каких возможных мерах валютного регулирования идет речь? Прежде всего, о возвращении к введению нормы по обязательной продаже валюты предприятиями-экспортерами, как это было раньше у нас и как сейчас это сделала Россия. Не хочется думать, что мы можем обратиться к еще более далекому прошлому и вернуться к целевой покупке иностранной валюты, хотя и такой опыт у нас уже был. 

На наш взгляд, более уместно вспомнить, какие возможности по возвращению к ручному регулированию валютного рынка содержит Закон от 22.07.2020 № 226-З «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее – Закон). Несмотря на то, что основная часть данного документа направлена на либерализацию валютного регулирования, ст. 7 предусматривает возможность введения валютных ограничений в случае угрозы экономической безопасности РБ, в т.ч. стабильности финансовой системы, если ситуация не может быть решена другими мерами экономической политики, на срок не более одного года. 

При этом к таким угрозам Закон относит возникновение обстоятельств, при которых осуществление мер, направленных на ослабление или отмену валютных ограничений, может повлечь ухудшение экономической и финансовой ситуации в Беларуси либо нанести ущерб интересам безопасности страны и препятствовать поддержанию общественного порядка; негативное развитие ситуации в платежном балансе, следствием которого может стать снижение золотовалютных резервов РБ ниже допустимого уровня; резкие колебания курса белорусского рубля. 

Какие же ограничения могут быть введены на основании Закона? Установление запрета на проведение валютных и валютно-обменных операций; определение лимитов на объемы, количество и сроки проведения валютных и валютно-обменных операций; установление валюты платежа, резервирование части, всей суммы или суммы, кратной всей сумме проводимой валютной операции; требование получения специальных разрешений Нацбанка на проведение валютных операций; требование обязательной продажи полученной юридическими лицами – резидентами иностранной валюты; ограничения по открытию и ведению резидентами счетов в иностранных банках. Как видим, вариантов более чем достаточно. Однако следует сделать акцент на том факте, что речь о введении перечисленных мер пока не идет, Совмин и Нацбанк пока настроены оптимистично. 

Следим за внешней торговлей

Кроме динамики российского рубля важное значение для позиций нашей национальной валюты имеет сохранение положительного сальдо внешней торговли. Если санкции достигнут некой критической массы и затронут сырьевые товарные группы, мы можем наблюдать резкое ухудшение ситуации на валютном рынке. 

И сейчас данный сценарий стал более реальным из-за стремительного ухудшения наших отношений с Украиной, которая была важным каналом для экспорта белорусских нефтепродуктов. Как мы отмечали в статье «События в Украине и экономические последствия для Беларуси» («ЭГ», № 16 за 01.03.2022), особенностью белорусско-украинской торговли является значительный перевес экспорта над импортом, а доля нефтепродуктов в составе белорусского экспорта составляет 70%. Первый заместитель премьер-министра Николай Снопков поделился планами правительства переориентировать данные поставки на российский рынок, однако оценить экономический эффект этой ротации пока сложно. 

***

Таким образом, ситуацию с положением белорусского рубля относительно основных иностранных валют лучше всего на данный момент характеризует слово «неопределенность». В ближайшей перспективе давление на национальную валюту может возобновляться или ослабевать, в основном в зависимости от положения российского рубля. Обвального снижения ждать все же не стоит – и российское правительство, и белорусское следят за ситуацией и готовы принимать меры для противодействия негативным тенденциям. 

К сожалению, в большинстве случаев это будет означать введение тех или иных валютных ограничений. Нацбанк пока обходится без «тяжелой артиллерии», но при дальнейшем ухудшении ситуации вынужден будет задействовать все средства. Пока ясно одно – улучшений можно ждать нескоро, вопрос больше сводится к тому, с какой скоростью мы будем падать.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на [email protected]


Распечатать с изображениями Распечатать без изображений