Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №54(2748) от 23.07.2024 Смотреть архивы


USD:
3.1287
EUR:
3.3921
RUB:
3.5957
Золото:
241.73
Серебро:
2.92
Платина:
95.56
Палладий:
91.64
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Практика наказаний за экономические преступления: дел больше, осужденных – меньше

Фото: freepik.com

По делам, связанным с нарушением порядка хозяйственной деятельности, в Беларуси нередко возбуждаются уголовные дела. Однако далеко не всегда такие дела доходят до суда.

К настоящему времени в открытом доступе появилась разносторонняя статистика, наглядно демонстрирующая, как в стране обстоят дела с правонарушениями в экономической сфере.

Данные генеральной прокуратуры свидетельствуют о том, что количество преступлений против порядка осуществления экономической деятельности ежегодно растет. Если в 2020 г. зарегистрировано 895 преступлений этой категории, в 2021 г. – 973, то в 2022 г. – уже 1051.

При этом, согласно статистике генпрокуратуры, за последние два года почти в два раза (с 101 до 199) увеличилось число зарегистрированных фактов уклонения от уплаты налогов, которым посвящена одноименная ст. 243 в Уголовном кодексе.

Все ли фигуранты уголовных дел по экономическим преступлениям доходят до приговора суда? Судя по официальной статистике, не все.

В журнале Верховного суда «Судовы веснiк» (№ 1 за 2023 год) приводятся данные за последние пять лет по упомянутой категории дел.

По уголовным делам против порядка осуществления экономической деятельности в прошлом году было осуждено только 123 лица. Это почти в 4 раза меньше (!) по сравнению с уровнем 2017 г., когда по этой категории уголовных дел было осуждено 479 лиц.

Структура судимости за экономические преступления в последние 5 лет тоже существенно изменилась. Так, количество лиц, осужденных за незаконную предпринимательскую деятельность (ст. 233 УК) за 2017–2022 гг., сократилось в 6 раз (с 62 до 10). За уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 242 УК) в 2022 г. был осужден только один человек, тогда как в 2017 г. приговор был оглашен в отношении 67 лиц.

Кроме того, количество осужденных по ст. 243 УК «Уклонение от уплаты налогов и сборов» за 2017–2022 гг. уменьшилось с 268 до 82 лиц.

При этом фигурантов дел по экономическим преступлениям довольно редко отправляют отбывать наказание в исправительную колонию. По данным Верховного суда, в 2020 г. лишение свободы назначалось лишь 12% осужденным по экономическим делам, в 2021 г. – 11,1%, в 2022 г. – 20,3%.

В то же время в последние годы порядка 40– 50% осужденным по таким делам назначалось ограничение свободы (как правило, без направления в исправительную колонию).

Такое наказание позволяет некоторым фигурантам уголовных дел и после суда продолжать руководить субъектами хозяйствования, правда, не всегда. Примерно от 60% до 80% осужденных, которые проходили по ст. 243 УК, в 2020–2022 гг. сталкивались с тем, что суд лишал их права занимать определенные должности.

В целом можно отметить, что суд самые суровые меры наказания по экономическим делам назначает редко, но многое зависит от суммы причиненного ущерба.

На что идут фигуранты экономических преступлений, чтобы избежать судебного приговора? Каким образом (еще до суда) они стараются искупить свою вину? Как субъектам хозяйствования снизить риски нарушения налогового законодательства?

Эти и другие актуальные для бизнеса вопросы «ЭГ» обсудила с адвокатами Минской городской коллегии адвокатов Романом Шпаковским и Сергеем Медведевым.

– По данным официальной статистики, в стране фиксируется около тысячи преступлений в год против порядка осуществления экономической деятельности. Какие дела чаще всего попадают к вам?

rshpakovskii.jpeg
       Роман Шпаковский

Р. Шпаковский: Мы занимаемся вопросами, которые чаще всего касаются всех компаний, и так или иначе связаны с налогами. Клиенты к нам приходят в трех ситуациях.

Самый позитивный вариант – проконсультироваться, когда хозяйственная операция не совершена и необходим профессиональный совет адвоката для снижения налоговых рисков. Второй повод для обращений к адвокатам появляется, когда субъекты хозяйствования в рамках камерального контроля получают уведомления с предложением доплатить налоги. Наконец, третий, довольно распространенный случай – обращение представителей бизнеса к адвокату после возбуждения уголовного дела.

– Какое наказание чаще всего получают фигуранты уголовных дел по экономическим статьям?

С. Медведев: Наша практика и судебная статистика подтверждают, что лишение свободы суды назначают действительно нечасто. Приговор зависит от величины ущерба, т.е. от суммы неуплаченных налогов.

Именно размер неуплаченных налогов является тем единственным квалифицирующим признаком, на основании которого определяется тяжесть преступления, а соответственно, и наказание. Например, если по ч. 1 ст. 243 УК в качестве наказания может быть назначен только штраф, то по ч. 3 этой же статьи минимальное наказание предусмотрено уже только в виде лишения свободы.

– Почему на фоне увеличения экономических преступлений сокращается количество осужденных по соответствующим делам?

Р. Шпаковский: Дело в том, что, по нашим наблюдениям, многие дела до суда не доходят, а заканчиваются освобождением подсудимых от уголовной ответственности.

Статьей 88-1 УК установлено, что фигурант уголовного дела может рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности в случае, когда возместит причиненный преступлением ущерб, а также уплатит сумму уголовно-правовой компенсации (равна величине ущерба). Как правило, требуется также уплатить пеню за нарушение сроков уплаты налогов, административный штраф и признать вину.

smedvedev.jpg
       Сергей Медведев
С. Медведев: Соглашусь с коллегой. Подавляющее большинство (более 90% в нашей практике) уголовных дел по экономическим статьям заканчивается именно освобождением от ответственности.

Представители бизнеса после задержания почти всегда стараются найти ресурсы, чтобы их освободили от такой меры наказания. Однако даже в этом случае не все освобождаются от уголовной ответственности.

Многое зависит от величины причиненного государству ущерба, которая и определяет тяжесть преступления. Чем он больше, тем меньше вероятность при рассмотрении дела в суде назначения наказания, не связанного с лишением свободы, при непогашенной сумме ущерба.

Например, в случае квалификации деяния по ч. 3 ст. 243 УК минимальное наказание предусмотрено только в виде лишение свободы.

Хотя даже в случае большого размера ущерба подсудимые всегда стараются сделать все возможное, чтобы погасить недоимку и уплатить уголовно-правовую компенсацию, дающую право на освобождение от уголовной ответственности.

– Что, как правило, происходит с теми фигурантами уголовных дел, которые не находят достаточных средств для искупления вины? Будут ли они осуждены и приговорены к лишению свободы?

Р. Шпаковский: С высокой степенью вероятности да, однако не факт, что им в качестве наказания будет назначено лишение свободы.

С. Медведев: Если недоимка полностью уплачена и ущерб был нанесен относительно небольшой (до 30 тыс. базовых величин), фигуранта уголовного дела часто не лишают свободы, а ограничивают его свободу (как с направлением в исправительное учреждение открытого типа, так и без направления) и назначают штраф в виде дополнительного наказания.

В нашей практике это, как правило, ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, так называемая домашняя химия со штрафом.

– За какие экономические нарушения велик риск привлечения к уголовной ответственности?

Р. Шпаковский: «Дробление» бизнеса для целей применения упрощенной (по сути, более льготной) системы налогообложения. Кроме того, использование аффилированных лиц в других странах для снижения налогооблагаемой базы на территории Беларуси тоже можно отнести к этой категории нарушений.

Также попадаются дела, касающиеся подмены трудовых отношений гражданско-правовыми и сокрытия части выручки.

Поскольку уголовное дело возбуждается, когда величина ущерба превышает 2000 базовых величин (74 тыс. руб.), то часто именно «дробление» бизнеса, как финансово емкое нарушение, приводит к уголовной ответственности предпринимателя.

– Как, на ваш взгляд, бизнесу снизить риски привлечения к уголовной ответственности по экономическим делам?

С. Медведев: Прежде чем совершать хозяйственные операции, правила которых четко не регламентированы законодательством, желательно проконсультироваться у профильных экспертов (адвокатов, юристов, налоговых консультантов). Им, как правило, известны многие нюансы, которые касаются толкования законодательства по вопросам предпринимательской деятельности, а также практика его применения.

Р. Шпаковский: Мое личное мнение – бизнесу в существующих условиях стоит придерживаться консервативного подхода к налоговому планированию. Это значит, что в спорных ситуациях, которые не имеют однозначного толкования в законодательстве, стоит выбирать путь, предполагающий либо уплату фискальных обязательств в большем объеме, либо отказ от соответствующих хозяйственных операций.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений