Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №29(2723) от 16.04.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2754
EUR:
3.4819
RUB:
3.4846
Золото:
246.86
Серебро:
2.99
Платина:
102.46
Палладий:
108.04
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Арбитражная оговорка в договоре: формулируем правильно

Фото: freepik.com

Стороны договора порой предпочитают предусмотреть подсудность возможных споров не государственному, а арбитражному суду. При заключении внешнеторговых контрактов на этом нередко настаивают иностранные контрагенты белорусских компаний. Однако ошибки при формулировании арбитражной оговорки могут привести к признанию арбитражного соглашения недействительным и породить иные неприятные правовые последствия.

Для передачи спора на разрешение международного коммерческого арбитража сторонам внешнеэкономического договора необходимо заключить арбитражное соглашение или, говоря иначе, включить в контракт арбитражную оговорку – специальный раздел, в котором будет указан арбитражный суд, компетентный рассматривать спор между сторонами при его возникновении.

Действительность такого соглашения не зависит от признания самого внешнеэкономического договора действительным либо недействительным, т.е. спор о недействительности договора должен рассматривать компетентный суд, указанный в арбитражной оговорке.

Что учесть при составлении арбитражного соглашения

Формулируя арбитражную оговорку, сторонам необходимо досконально проанализировать следующие аспекты:

1) будет ли арбитражное соглашение действительным и исполнимым с позиции национального законодательства. Так, если обе стороны являются резидентами Беларуси, то нельзя избрать в качестве компетентного суда иностранный арбитраж, поскольку юрисдикция белорусских экономических судов распространяется на всю территорию РБ. В свое время на это обратил внимание Пленум Высшего Хозяйственного Суда в п. 5 постановления от 23.12.2005 № 34 «О подведомственности споров после уступки требования или перевода долга», указав и последствия:
такое арбитражное соглашение будет признано недействительным. Единственное исключение из общего правила предусмотрено Декретом от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики» в отношении подсудности споров, вытекающих из акционерных соглашений, заключаемых резидентами Парка высоких технологий;

2) является ли спор «арбитрабельным», т.е. вправе ли его разрешать арбитраж. Следует учесть, что существуют категории дел, отнесенных к исключительной подсудности государственного суда, в частности, это споры, вытекающие из авторских прав, связанные с публично-правовыми отраслями права и т.п.;

3) насколько однозначны и конкретны условия арбитражного соглашения. В арбитражном соглашении важно указать наименование конкретного международного арбитражного суда, регламент, на основании которого действует такой орган, применимое право, язык разбирательства. Также целесообразно определить виды споров, которые могут быть предметом рассмотрения (например, споры, вытекающие из заключения, исполнения, расторжения договора, из правопреемства и др.). При желании можно даже оговорить количество арбитров;

4) просчитать финансовые последствия реализации арбитражной оговорки: соотнести стоимость судебного разбирательства в различных судах, расходы на непосредственное участие в судебных заседаниях и т.д.

Принимая во внимание риски, обусловленные введенными в отношении РБ санкциями, если одна из сторон настаивает именно на иностранном суде, можно рекомендовать присмотреться не к европейским арбитражам, а к аналогичным органам Сингапура и Китая. Другой вариант: включить в договор так называемую каскадную арбитражную оговорку, позволяющую перенести спор в нейтральную юрисдикцию и дающую право выбора запасного форума (места разбирательства спора). Это важно как для непредвзятого разрешения спора, так и для сохранения возможности исполнить потом арбитражное решение.

Вместо решения споров – порождение новых

Как отмечено выше, четкое обозначение международного арбитражного суда – необходимое условие действительности арбитражного соглашения.

Пример

Ответчик подал кассационную жалобу на решение экономического суда о взыскании основного долга по договору, в которой, ссылаясь на наличие между сторонами арбитражного соглашения, утверждал, что у белорусского государственного суда не было полномочий на рассмотрение спора. В арбитражной оговорке, включенной в договор, стороны указали местом разрешения споров арбитражный орган в г. Вене.

Опровергая этот довод, судебная коллегия по экономическим делам Верховного суда (далее – СКЭД) в своем постановлении отметила, что в арбитражной оговорке назван Центральный арбитраж Федеральной экономической палаты, г. Вена. Между тем исходя из открытых источников по адресу, фигурирующему в арбитражной оговорке, размещаются два арбитража со сходными названиями, которые действуют на основании разных регламентов.

В связи с этим СКЭД пришла к выводу, что в арбитражной оговорке отсутствует четкое и однозначное указание на конкретный
арбитражный орган, равно как и на регламент, на основании которого должен быть разрешен возникший между сторонами спор. Поэтому арбитражная оговорка является несогласованной и у государственного экономического суда были полномочия рассматривать данный спор. Сославшись на п. 3 ст. II Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10.06.1958, а также на ст. 401 ГК, СКЭД оставила кассационную жалобу без удовлетворения (постановление по делу № 189-6/2019/64А/336К на портале court.gov.by).

Справочно: согласно ч. 1 ст. 401 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Исходя из положений п. 3 ст. II вышеназванной Конвенции государственный суд принимает иск к рассмотрению, если сочтет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.


Приведенный пример подтверждает, что при заключении арбитражного соглашения нет мелочей. И даже недостаточно точное указание адреса и наименования арбитража может негативно сказаться на перспективах рассмотрения спора.

Также отметим важность уровня и качества перевода арбитражной оговорки, если ее текст и сам договор составляются на нескольких языках. Как видим, суды трактуют содержание соглашений буквально, поэтому любой языковой и смысловой недочет может иметь неприятные последствия.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by