Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №91(2587) от 02.12.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4336
EUR:
2.5142
RUB:
3.9841
Золото:
139.24
Серебро:
1.73
Платина:
80.98
Палладий:
148.11
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Оптимальная стратегия или картельный сговор

Картель как сговор между хозяйствующими субъектами – конкурентами, который связан с фиксацией цен, разделом рынка, сокращением или прекращением производства, отказом от заключения договоров, относится к категории безусловно запрещенных соглашений.

Соглашение – договоренность в письменной или электронной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.

Ранее мы писали о расследовании МАРТ, в результате которого был выявлен картельный сговор (см. статью «От согласованной ценовой политики до картельного сговора – один шаг», «ЭГ» № 31 за 27.04.2021).

Напомним, МАРТ приняло решение от 13.04.2021 № 338/16-2021, в соответствии с которым антимонопольным органом был установлен факт нарушения законодательства, в частности подпунктов 1.1 и 1.2 п. 1 ст. 20 Закона от 12.12.2013 № 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – Закон № 94-З).

Так, согласно п. 1 ст. 20 Закона № 94-З запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами – конкурентами, если такие соглашения могут привести к:

– установлению, поддержанию, повышению или снижению цен (тарифов) (подп. 1.1);

– разделу товарного рынка по территориальному принципу, видам, объемам сделок, видам, объемам, ассортименту товаров и их ценам (тарифам), кругу продавцов или потребителей (подп. 1.2).

Именно эти нарушения законодательства и были установлены МАРТ в решении от 13.04.2021 № 338/16-2021 в отношении производителя средств защиты растений ЗАО «АБ» и его дилеров. Предметом картельного соглашения, по мнению регулятора, являлся порядок оптовой реализации средств защиты растений производства ЗАО «АБ» и АО «Ф«А» (РФ), который в т.ч. не ограничивался рамками оптовых продаж посредством электронных торговых площадок (биржи или площадки icetrade.by). Антимонопольный орган посчитал, что условиями договоренности между участниками соглашения были:

– установление первоначальной рекомендованной цены производителя на тендерах;

– договор между собой при снижении цены и минимальное ее снижение;

– установление нижнего предела цен;

– осуществление ценовой борьбы с другими производителями;

– раздел между участниками соглашения сельскохозяйственных организаций (рынка).

Вместе с тем для квалификации действий участников сговора МАРТ указывает на сам факт реального исполнения соглашения и утверждает, что наступления последствий не требуется, т.к. нарушение состоит в самом наличии между участниками соответствующей договоренности, когда негативные последствия для конкуренции презюмируются. При этом не имеет квалифицирующего значения, по чьей инициативе сговор был совершен, не важен конкретный способ и дата заключения запрещенного соглашения, активность участия в нем тех или иных лиц, фактическое исполнение участниками условий соглашения, мотивы, доля каждого из участников, экономическая рентабельность.

В целях подтверждения нарушения п. 1 ст. 20 Закона № 94-З антимонопольным органом может использоваться любая доказательная база. А при совокупности доказательств, имеющихся в деле (объяснения директоров, участников, файлы с соглашениями о сотрудничестве, различного рода договоренностями и условиями сотрудничества, многочисленная электронная переписка и содержание прослушки совещания дилеров, а также телефонные переговоры), факт существования соглашения, по мнению МАРТ, установлен, как и наличие оснований для вынесения предписания и начала административного процесса.

Однако дело на этом не закончилось, а получило дальнейшее развитие. Компании, обвиненные в картельном сговоре, за поиском справедливости обратились в Верховный Суд. 

И судебный орган не совсем согласился с позицией МАРТ. В частности, не признал нарушение антимонопольного законодательства по подп. 1.2 п. 1 ст. 20 Закона № 94‑З – раздел товарного рынка по территориальному принципу, видам, объемам сделок, видам, объемам, ассортименту товаров и их ценам (тарифам), кругу продавцов или потребителей.

Суд указал на то, что МАРТ в части обвинений в разделе товарного рынка по кругу покупателей не определило четкую и конкретную модель их рыночного поведения, которая была бы понятна и согласована всеми участниками картеля и подлежала реализации при осуществлении коммерческой деятельности, а также которая бы составила предмет соглашения. 

Анализируя доказательства, находящиеся в деле, суд не нашел подтверждения четкой выявленной договоренности о принципе раздела товарного рынка, а также указал на невозможность выделить круг покупателей, в отношении которых этот рынок был бы разделен. Таким образом, обстоятельства, имевшие значение для квалификации действий субъектов хозяйствования по подп. 1.2 п. 1 ст. 20 Закона № 94‑З, не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания; выводы МАРТ о наличии соглашения, приведшего к разделу рынка по кругу покупателей, не были признаны обоснованными.

Что касается нарушения по подп. 1.1  п. 1 ст. 20 Закона № 94-З, суд согласился с антимонопольным органом о том, что данное нарушение прямо подтверждено представленными доказательствами. Соответственно, решение МАРТ в этой части осталось в силе.

Материал подготовлен на основании информации court.gov.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by