$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Как конвертировать стабильность в инвестиции

03.10.2017

Стабильность всегда служит залогом нормального функционирования рынка капитала. Но для Беларуси этого мало, признали участники дебатов сессии «Финансовый рынок» Белорусского инвестиционного форума, прошедшего 28 сен­тября в Минске. Впрочем, стабильность после очередной девальвации некоторые считают не слишком убедительной.

За последние два года правительством было принято немало мер для нормализации работы финансового сектора, развития рынка ценных бумаг и страхового сегмента, заявил на форуме первый заместитель министра финансов Максим Ермолович. Создана нормативная база выпуска депозитарных расписок, производных финансовых инструментов, секъюритизации долговых обязательств, принят Закон «Об инвестиционных фондах». Но все эти новации еще не работают. Минфину нужно время для разработки соответствующих инструкций, а менеджерам предприятий, особенно государственных, – для того чтобы оценить возможности новых инструментов и научиться применять их на практике. Сколько времени потребуется инвесторам, чтобы поверить в серьезность намерений белорусских властей, участники форума не сказали, но, судя по прозвучавшим намекам, счет пойдет на годы.

Если рост экономики восстановится, то можно надеяться и на активизацию финансовых рынков, уверен М. Ермолович. Нужны лишь конкурентоспособные условия работы и чтобы сформировалось предложение на рынке ценных бумаг. Тут у властей имеется огромный резерв: достаточно выпустить в свободное обращение сколько-нибудь весомую часть из 75-процентного пакета акций, принадлежащих государству, и ликвидность рынка обеспечена.

Некоторые надежды возлагаются на приватизацию и приток иностранных инвестиций в банковский сектор. Власти намерены продать контрольные пакеты акций «Белинвестбанка» и банка «Москва-Минск», а также часть акций «Беларусбанка». В правительстве надеются, что это обеспечит синергетический эффект от прихода эффективных собственников с продвинутыми технологиями и участие в мировых рынках капитала. И, разумеется, позволит привлечь в белорусскую экономику дополнительные ресурсы.

ПО МНЕНИЮ М. Ермоловича, вдо­хнуть жизнь в рынок ценных бумаг могут акции и деривативы. Первые позволят перераспределить риски бизнеса (большая часть которых ляжет на инвесторов-акционеров). Вторые станут основным инструментом развития рынка проблемных долгов. Помочь тут могло бы расширение полномочий Агентства по управлению активами, но как это сделать, власти еще не решили. Впрочем, торговля «плохими» долгами, как показывает мировая практика, – довольно рискованный бизнес даже на гораздо более развитых рынках, чем наш, и трудно совмещается со стратегической долгосрочной задачей обеспечения финансовой стабильности.

Пока же отечественный рынок ценных бумаг держится в основном за счет сделок с облигациями, признал заместитель председателя правления БВФБ Сергей Тинников. Доля акций в общем обороте редко превышает 1%. В ожидании притока новых инструментов биржа стремится к максимальной клиентоориентированности. Идет развитие торговых систем, постторгового обслуживания, клиринга, создание новых возможностей обслуживания через Интернет. Делаются попытки интеграции с международным финансовым рынком. Но все эти усилия удастся оценить лишь при наличии инструментов, которые заинтересуют инвесторов. В их пользу пока говорит лишь высокая доходность белорусских облигаций, которая в 2–3 раза выше, чем у российских аналогов. Предлагается дополнить этот «плюс» созданием комфортных условий для инвесторов. В частности, нужно, хотя бы частично, отменить предварительное резервирование средств для приобретения ценных бумаг, создать систему управления рисками, гарантийные фонды, заключить соглашения с клиринговыми агентствами.

Но успехи в создании инфраструктуры окупятся лишь при соответствующем состоянии экономики в целом и финансового рынка в частности. Между тем пока на форуме обсуждали перспективы привлечения инвестиций, с рынка поступают тревожные вести. Например, Минфин объявил о банкротстве двух эмитентов облигаций – ОАО «Мотовело» и ООО «Гольфклуб».

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ представители регуляторов на форуме предпочитали говорить о достижениях. Так, заместитель председателя Правления Нацбанка Дмитрий Калечиц в очередной раз заверил, что финансовый сектор в целом устойчив к существующим рискам. Ключевые параметры финансовой стабильности находятся в допустимых пределах, основные индикаторы безопасного функционирования банковского сектора выполняются. Показатели эффективности растут и свидетельствуют о наличии запаса устойчивости для банковского сектора. В следующем году планируется завершить внедрение международных стандартов (Базель III). По мнению Нацбанка, у белорусских банков достаточно капитала и резервов, чтобы абсорбировать возможные макроэкономические шоки. Д. Калечиц также отметил изменение подходов к проведению монетарной политики, что позволяет удерживать инфляцию ниже прогнозного уровня, улучшение структуры платежного баланса, в т.ч. снижение дефицита текущего счета, рост золотовалютных резервов. Особо выделено такое достижение, как «переключение» сбережений с валюты на рубли.

Многие проблемы финансового рынка связаны с отсутствием спроса инвесторов на «длинные» ценные бумаги, других подходящих инструментов такого рода, полагает М. Ермолович. Выход Минфину видится в выпуске долгосрочных государственных ценных бумаг, в т.ч. рублевых. Правда, пытаясь подобными способами оживить рынок, важно не «перегреть» экономику, а также улучшить структуру долга. Для этого нужно искать новые площадки для размещения гособлигаций. Воз­можности внутреннего рынка здесь довольно ограничены: разместить на нем бумаги со сроком погашения 10–15 лет затруднительно. Но государству нужны именно такие инструменты, чтобы финансировать инфраструктурные проекты.

В СЛЕДУЮЩЕМ году нашей стране предстоит выплатить 2,5 млрд. USD в погашение внешнего долга. Из них 800–900 млн. будут брать в бюджете, а остальное власти надеются рефинансировать, в т.ч. с помощью новых внешних и внутренних заимствований, особенно если ситуация на мировых рынках капитала будет благоприятной. По мнению М. Ермоловича, такая политика управления госдолгом «дает нам возможность диверсифицировать инструменты заимствований, уйти от двухсторонних заимствований, перейти на более пред­сказуемые рыночные варианты привлечения средств, несколько агрессивнее себя вести на внутреннем рынке».

СОБЛАЗНИТЬ инвесторов теоретически должны снижение инфляции, демонстрация способности властей кон­тролировать кредитную массу и проведение сбалансированной бюджетной политики. Порой кажется, что власти добиваются тут определенных успехов. Но искушенную публику смущают нюансы: то отдельные предприятия масштабную господдержку получат, то бюджетникам зарплату пообещают поднять, то налоговые льготы посулят. Именно из-за подобных поворотов рейтинговые агентства довольно скептически оценивают кредитоспособность Беларуси и надежность наших финансовых институтов. В частности, наше положение в 7-й группе рейтинга ОЭСР Д. Калечиц назвал «абсолютно несправедливым». В Минфине рассчитывают на улучшение кредитного рейтинга Беларуси в ближайшее время. «На протяжении ряда лет мы демонстрируем взвешенную политику, что является важным условием для того, чтобы мы свои рейтинговые показатели улучшили, – заявил М. Ермолович. – Мы будем отстаивать эту позицию перед рейтинговыми агентствами и надеемся, что рейтинги станут значительно лучше в самой ближайшей перспективе». Кроме того, планируется сотрудничество с китайским рейтинговым агентством, а также создание национальной рейтинговой шкалы.

Не теряют в правительстве надежду и на возобновление сотрудничества в МВФ. «Работа над подготовкой про­граммы приостановлена, потому что фактически программа готова и переговоры по ней завершены. Есть расхождения в позициях, и их мы продолжаем сближать, теперь каждый в своей части, – сообщил журналистам М. Ер­молович. – Возобновление будет воз­можно только после того, как мы сделаем запрос о продолжении про­граммы и проведем ряд специальных действий, которые предусмотрены программой социально-экономического развития».

Очевидно, что участники дискуссии были не готовы согласиться с тезисом, что макроэкономическими мерами (такими как снижение процентной ставки и увеличение бюджетного финансирования) можно остановить кризис, но нельзя стимулировать рост. Проблемы низ­ких темпов роста и слабой инвестиционной активности связаны прежде всего со структурными и институциональными ограничениями, а не монетарными.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА