$

2.1329 руб.

2.4253 руб.

Р (100)

3.1894 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мифы и реальность

Зарплатный принцип: заработать или поделить

07.02.2017

Одной из главных тем «экономической части» встречи Президента Беларуси Александра Лукашенко с представителями общественности, белорусских и зарубежных СМИ был вопрос увеличения зарплаты в стране. Глава государства подтвердил свое требование довести ее до знаменитых 500 долларов – правда, с некоторыми оговорками. Но процесс исполнения уже запущен.

«Зарплаты и пенсии могут быть увеличены только тогда, когда мы в реальном секторе экономики произведем больше, качественно и продадим по более высокой цене, – заявил Президент. – Формула, по-моему, одна. Я тут ничего нового придумать не могу. Так складывается вся жизнь. И будет складываться. Есть второй путь: можно у кого-то одолжить, отобрать, взять – но это не наш путь».

ЕСЛИ в конце прошлого года требование о возвращении зарплаты на 500-долларовый уровень было безусловным (см. «ЭГ» № 88 от 18.11.2016), то 3 февраля оно выглядело менее категорично. Глава государства уточнил, что заработная плата и пенсии могут быть повышены только за счет эффективной работы экономики. «Больше произведем – продадим, получим валюту. Наша экономика открыта. Примерно 50% произведенного мы продаем за пределы страны. И в этом вся наша жизнь, – сказал Президент. – И за то, что мы получим, надо купить то, что будет способствовать дальнейшему производству, воспроизводству: это энергоносители, сырье, материалы и прочее. То, чего у нас не хватает, но за счет чего работает экономика. И это в первую очередь. Если мы это не купим, то завтра и этой зарплаты не будет – не из чего будет производить. Поэтому надо сначала заботиться о производстве. Ну а там – что заработаем, то и получим. Это закон, от него никуда не уйдешь».

Таким образом, о накачивании экономики деньгами и росте зарплат, не подкрепленном соответствующим ростом производительности труда, речь, кажется, не идет. Поэтому есть надежда, что нас не ждет по­вторение прежнего опыта, ко­гда в конце 2014 г. удалось довести среднюю по республике зарплату до 619 USD, а затем после каскада девальваций в 2015 – начале 2016 гг. она упала до 307 USD и сегодня колеблется на уровне 370–380 USD.

Однако требование выйти на заданный уровень заработков выглядит более приоритетным, чем остальные показатели. «500, как я полагаю, – средняя зарплата в стране – это то, что государство дол­жно помочь заработать человеку. Для того чтобы он мало-мальски мог жить в той социально-экономической системе, которую мы с вами создали,– заявил на встрече Президент. – Все остальное не запрещается – приветствуется. Ты­сячу, 2 тысячи. Кто сколько заработает. Мы живем в рыночной экономике. Зарабатываем. Еще раз подчеркиваю, 500 долларов – «кровь из носу» в этом году. Я это говорю не впервые. Это не спонтанно названная цифра. Более того, мы это уже проходили. Страна в декабре имела 412 долларов средней заработной платы. Осталось совсем немного».

Действительно, в декабре средняя зарплата несколько подросла по сравнению с ноябрем, но скорее благодаря сезонному фактору годовых премий, чем из-за устойчивого тренда. При этом с запретами и приветствиями дело обстоит довольно строго. Например, постановлением Совмина от 31.07.2014 № 744 «Об оплате труда работников» в государственных организациях и организациях, в уставном фонде которых доля собственности государства составляет более 50%, повышение зарплаты (действующих размеров тарифных ставок (окладов), стимулирующих и компенсирующих выплат) работников допускается только при условии соотношения рос­та производительности труда и заработной платы более 1,0. Эта норма буквально выстрадана. В прошлом рост номинальных заработков не только расшатывал экономику, но и «съедался» инфляцией. Так, если в 2011 г. производительность труда выросла всего на 5,7%, то номинальная начисленная среднемесячная заплата – в 1,5 раза, а реальная – на 1,9%. В 2012 г. рост реальной зарплаты на 21,5% и номинальной в 1,9 раза сопровождался ростом производительности труда только на 3,5%, в 2013 г. – 16,4 и 37,7% к 1,7%, в 2014 г. – 1,3 и 19,6% к 2,3%. Затем на­ступило «похмелье»: в 2015 г. реальная зарплата упала на 2,3%, а производительность труда – на 2,7%, а в 2016-м – на 4 и 0,8% (пока данные за 11 месяцев). Получается, что опережения темпов роста производительности труда над темпами роста зарплаты мы, наконец, достигли. К сожалению, и те, и другие пока со знаком «минус».

НАРАСТИТЬ объемы производства и реализации пропорционально требуемому ро­сту зарплат в течение одного года смогут далеко не все. После спада 2015–2016 гг. рост в текущем году будет минимальным и, по мнению МВФ и ряда других международных организаций, может возобновиться лишь в следующем году, и то в весьма скромном размере. Даже если все меры по финансовому оздоровлению, ожи­влению инвестиций и под­держке малого бизнеса будут реализованы, отдача от них для экономики в целом, для от­дельных предприятий и персонально для их работников проявится далеко не сразу. Ведь в 2011–2015 гг. темпы роста производительности труда (2,1%) упали почти в 3 раза по сравнению с предыдущей пятилеткой и в 3,6 раза – с 2001–2005 гг.

Требование о повышении зарплат выглядит довольно неожиданно на фоне осторожных действий правительства по подавлению инфляции, что монетарные власти считают глав­ным условием возврата к устойчивому росту. Что бы ни утверждали сторонники эмис­сионного стимулирования, белорусы уже не раз становились жертвами экспериментов, в результате которых инфляция и девальвация «съедали» их доходы и сбережения. Поэтому в Комплексе мер по реализации Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы, утв. постановлением Сов­мина от 12.01.2017 № 18, предусматриваются очень осторожные шаги в «зарплатной» сфере. К примеру, ежегодное повышение зарплаты госслужащих «в целях повышения престижа государственной слу­жбы» предполагается лишь с учетом финансовых возможностей бюджета, причем одним из его способов должно быть сокращение численности.

Забота о низкооплачиваемых работниках проявится в установлении размера минимальной зарплаты на уровне минимального потребительского бюджета в среднем на одного члена семьи из 4 человек (пока она составляет только 88,6% – 265 BYN к 298,85), а минимальной величины, используемой при исчислении ставок (окладов, должностных окладов) бюджетников, – к бюджету прожиточного минимума, в перспективе – к минимальному потребительскому бю­джету. Также планируется широкое применение гибких систем оплаты труда, обеспечение роста зарплаты, взаимоувязанного с ростом производительности труда, и их мониторинг. Что касается бюджетников, то повышение их зарплаты до уровня не ниже 80% от средней зарплаты в экономике запланировано только к 2020 году, в т.ч. посредством оптимизации функ­ций и численности занятых в бюджетной сфере.

КОНЕЧНО, возможны различные пути выполнения поручения главы государства. Например, заставить поделиться со своими работниками, перебивающимися с воды на хлеб, тех, кто «раскатывает на шикарных лимузинах, имеет возможность по полгода отдыхать на недешевых курортах, выводить в оффшоры деньги». Но такая социальная справедливость вряд ли осуществима и уж точно не позволит считать нашу экономическую модель похожей на рыночную экономику. Ведь основной признак последней – минимальное вмешательство государства в бизнес. Вписывается ли в это определение предложение пред­принимателям проявить сознательность и отказаться от благ, которые дает статус владельца частного биз­неса?

Еще увеличить зарплату и производительность труда можно, если меньше людей будет больше работать. Такую немудрящую подсказку уже получили некоторые белорусские пред­приятия. Управления по труду, занятости и соцзащите иных райисполкомов уже разослали письма с просьбой предоставить информацию по вопросу достижения среднемесячной заработной платы в размере 1 тыс. BYN на конец 2017 г. Условия задачи предельно просты: имеется фактический уровень среднесписочной численности работников и среднемесячная зарплата в 2016 г., предполагаемые по бизнес-плану темпы роста объемов производства и зарплат. Требуется вычислить, на сколько нужно увеличить темпы роста объемов производства или сократить численность работников, чтобы среднемесячная зарплата в декабре 2017 г. равнялась 1 тыс. BYN (предполагается, что курс больше 2 USD/BYN не вырастет). В состоянии ли предприятие нарастить объемы выпуска и продать все, что произведут, – придумайте сами. А уволенным работникам столь же самостоятельно придется искать, где в нашей социально-ориентированной сис­теме получить зарплату в 500 USD или хотя бы сколько-нибудь…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН