$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Лозунг зарплатного момента

18.11.2016

Заявление Президента Александра Лукашенко о возвращении задачи по доведению зарплаты в республике в будущем году до 500 USD, сделанное во время поездки в Могилевскую область, стало главным событием недели. Оно затмило все рассуждения о прогнозах, перспективах, планах и реформах, звучавшие на многочисленных форумах и конференциях, которыми так богата осень.

Общество в основном смирилось с падением заработков и неизбежностью долгой дороги к их восстановлению. Сообщение о том, что падение реальных располагаемых денежных доходов населения по итогам 9 месяцев т.г. на 7,2% к уровню января–сентября 2015 г. даже не выглядит сенсационным. При этом едва ли не более всех пострадала именно зарплата. В общем объеме денежных доходов оплата труда занимает сегодня только 61,8%, тогда как в 2013 г. ее доля достигала 64,1%. Накачивание экономики деньгами и рост зарплат, не подкрепленный соответствующим ростом экономики в целом и производительности труда в частности, дорого обошелся обществу. «Тучные» годы сменились спадом, инфляция и девальвация «съели» доходы и сбережения. Если в конце 2014 г. удалось довести среднюю по республике зарплату до 619 USD, то уже в начале 2015 г. она упала ниже 500, после каскада девальваций зимой 2016 г. рухнула до 307 USD и сегодня колеблется на уровне 370–380 USD.

Крепко обжегшись, власти регулярно закрепляли в разных нормативных актах требование обеспечивать жесткую увязку темпов роста заработной платы и производительности труда. Более того, производительность труда осталась единственным показателем, за недостижение которого руководителям госпредприятий можно урезать коэффициент соотношения. Даже показатель чистой прибыли был в прошлом году исключен из Положения об условиях оплаты труда руководителей государственных организаций и организаций с долей собственности государства в их имуществе, утв. постановлением Совмина от 8.07.2013 № 597. Зато достижение опережающего роста производительности труда по сравнению с ростом зарплаты служит основанием для получения премий и бонусов. В придачу постановлением Совмина от 31.07.2014 № 744 «Об оплате труда работников» в государственных организациях и организациях, в уставном фонде которых доля собственности государства составляет более 50%, повышение заработной платы (действующих размеров тарифных ставок (окладов), стимулирующих и компенсирующих выплат) работников допускается только при условии соотношения роста производительности труда и заработной платы более 1,0.

Разумеется, недолго переписать пару-тройку постановлений и заменить одни приоритетные показатели другими. Но какие это будет иметь последствия, если вновь возобладает лозунг «всем по 500 любой ценой»? И какую в реальности цену заплатят за это предприятия, задавленные неплатежами, нехваткой оборотных средств и убытками? Впрочем, многие из тех, кто считается прибыльными, демонстрируют положительные финансовые результаты лишь благодаря нехитрым бухгалтерским манипуляциям, разрешенным законодательством.

Учитывая состояние экономики, власти, казалось бы, отодвинули задачу повышения доходов населения на второй план. Поминать былые достижения в валютном эквиваленте стало немодным, а дедолларизация была провозглашена одним из основных приоритетов экономической политики. В низкой зарплате, даже по сравнению с небогатыми соседями, чиновники стали находить и положительные стороны – дескать, это наше инвестиционное преимущество благодаря которому зарубежные инвесторы могут рассчитывать на более высокие прибыли.

СКУЧНЫМИ мизерными процентами темпов роста доходов невозможно вдохновить публику на трудовые свершения. А потому, казалось бы, забытый лозунг вновь вынырнул из небытия. Провозглашая его, Президент на самом деле ничем не рискует. Оговорка об увязке роста заработной платы с производительностью труда решает здесь все. Вряд ли власти рискнут возобновить масштабное эмиссионное кредитование, отказ от которого давался с таким трудом. Республике по-прежнему требуются значительные внешние заимствования, а их получение невозможно без ограничений, на которых настаивают международные финансовые организации.

Если спад на основном для Беларуси российском рынке затянется, то можно будет еще долго объяснять спад заработков трудностями со сбытом, перекосом в ценах и неравными условиями хозяйствования. К сожалению, это и есть реалии евразийской интеграции. На исправление этих дисбалансов уйдут годы. Попытки снова ускорить процесс искусственным путем дорого обойдутся. Если чиновники снова, как 5 лет назад, примутся давить на руководителей предприятий, требуя «умереть, но выйти на 500», многие, чего доброго, выберут первое.

НЕСМОТРЯ на низкие средние показатели, в отдельных (обычно частных) компаниях производительность труда достаточно высока. К сожалению, быстро «подтянуть» ее остальным будет сложно. Рабочие места, о создании которых столько говорится, на самом деле часто оказываются не столь уж высокопроизводительными, как ожидается. Многие технологии устарели, а на их замену не хватает ресурсов. Впрочем, даже на недавно модернизированных крупных предприятиях не удается добиться запланированного роста производительности труда. Причина кроется в неэффективных организации бизнес-процессов и управлении. Изменить их не позволяет вмешательство государства, несамостоятельность и недостаточная квалификация топ-менеджеров, архаичные формы оплаты труда, отсутствие конкуренции. Конечно, формально можно быстро улучшить производительность труда за счет массовых увольнений. Но это иллюзия: такой шаг быстро обернется проблемами, в т.ч. со сбытом, которые скоро разрушат сиюминутный рост.

Вероятно, к Беларуси вполне применим и диагноз, поставленный несколько лет назад аналитиками «Мак-Кинси» для России. По их мнению, там только 1/3 отставания в производительности труда от США объясняется устаревшими технологиями производства, а остальное вызвано плохой организацией труда, низким уровнем информационных технологий и автоматизации, а также раздутым менеджментом среднего звена. Большинство неэффективных предприятий не могут быть модернизированы. Вероятно, было бы лучше просто закрыть их, приняв меры по поддержке безработных и расширению возможностей самозанятости населения. Поэтому санации и банкротства надо не бояться, а стремиться правильно воспользоваться этими инструментами. Собственно, этот процесс уже настиг белорусскую экономику, сколько бы власти ни пытались от него увернуться.

Во всем этом есть и светлая сторона: избавление от неэффективных методов управления содержит огромный потенциал для улучшений. Но чтобы его реализовать, нужны те самые реформы, которые власти категорически не приемлют.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН