Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №49(2545) от 05.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Спецовка цвета надежды

Основная надежда на исправление ситуации возлагается, конечно, на систему профессонально-технического образования страны. Как свидетельствует первый проректор Республиканского института ПО Эдуард КАЛИЦКИЙ, она сохранила свой "доперестроечный" потенциал и ежегодно поставляет на рынок труда около 50 тыс. своих воспитанников...
Основная надежда на исправление ситуации возлагается, конечно, на систему профессонально-технического образования страны. Как свидетельствует первый проректор Республиканского института ПО Эдуард КАЛИЦКИЙ, она сохранила свой "доперестроечный" потенциал и ежегодно поставляет на рынок труда около 50 тыс. своих воспитанников.

- Эдуард Мечиславович, только что закончилась приемная кампания-2005. Что она показала?

- Конкурс был практически во всех 232 наших учебных заведениях. На некоторые специальности- по 4-5 человек на место. Молодые люди и их родители понимают, что человек без профессии ни экономически, ни социально не защищен.

Чтобы стать профессионалом, нужно пройти определенные этапы. На Западе сначала, как говорится, "ищут себя" и "становятся на ноги", т.е. получают профессию и некоторое время работают, и только потом стремятся к высшему образованию. Такой специалист лучше знает и чувствует производство и поэтому быстрее достигает признания и успеха. В Беларуси этот путь пока не столь популярен, может быть, из-за того, что вся советская профессиональная школа была на одно лицо.

Теперь в системе ПТО республики присутствуют новые типы учебных заведений. Например, профессиональные лицеи (на сегодняшний день их 43), где молодые люди получают углубленную общеобразовательную и профессиональную подготовку. Второй тип учебного заведения - профессионально-технические колледжи, которых уже 54. Поступает, например, энное количество подростков на какую-то профессию, через два года лучшие переходят на обучение по программе техникума, остальные продолжают осваивать по 2-3 рабочие профессии.

- Почему же все-таки не хватает рабочих кадров?

- В одночасье заменить всех, кто был вынужден переквалифицироваться в кризисные 90-е годы, когда предприятия сократили объемы производства или вовсе закрылись, невозможно. Замечу, что это были лучшие работники. И сказать, что сейчас рабочей силы не хватает, - это выразиться неточно. Не хватает квалифицированных рабочих.

Но основное даже не в этом: у нас не обеспечен баланс между предложениями профессиональной школы и спросом на ее воспитанников со стороны экономики. До сих пор планы набора на ту или иную учебную специальность - всего их у нас около сотни - Минобразования в основном определяет само. Работаем от достигнутого. Выпустили, например, тысячу токарей, посмотрели, что все вроде трудоустроены- в следующем году добавляем еще немножко. Это не тот механизм прогнозирования потребности в рабочих кадрах, что нужен. Сегодняшний абитуриент станет специалистом только через три года. А предвидеть, будет ли он тогда востребован на рынке труда, никто в нашей системе не возьмется, потому что не знает, как будет развиваться какая-то отрасль, даже отдельное предприятие.

Еще вопрос - какой квалификации должны быть эти рабочие, что должны знать и уметь делать? Например, в стране более десятка типов комбайнов - от простейших до насыщенных электроникой. То же касается связи, металлообработки, других отраслей. По статистике, новые машины и технологии составляют не более 5-7%. И на какую же долю ориентироваться профессиональной школе? Подсказать это также должны производственники. Дело нашей системы - учить.

Практически во всех постсоветских странах, не говоря уже о западных, функцию формирования государственного заказа для профессиональной школы берут на себя отраслевые квалификационные комитеты. В одних случаях они государственные, в других создаются на общественных началах с участием представителей министерств, профессиональной школы и других заинтересованных. Комитеты же принимают у выпускников экзамены с присвоением квалификации.

- Ваш институт подготовил Государственную программу развития профессиональной школы на 2006-2010 гг. Какие еще новации ожидают ее?

- В документе мы предприняли попытку сделать экономику своим партнером. Пора понять, что подготовка кадров - это дело не только системы профтехобразования, но и производства. Если оно хочет иметь их, причем современного уровня,- должно участвовать в этой работе: через прогнозирование потребностей, участие в разработке учебных программ, предоставление мест для практики учащихся, для стажировки мастеров производственного обучения и т.д. Пока полного взаимодействия и взаимопонимания, к сожалению, нет. Когда, например, начал строиться Белорусский металлургический завод в Жлобине, мы заранее знали, сколько для него потребуется сталеваров, прокатчиков, рабочих других специальностей. Их в республике не было. Значит, надо было открывать училища, техникум, и все это было вовремя сделано.

Сегодня в Шклове приступают к строительству предприятия по изготовлению газетной бумаги. Также новое для республики производство, готовых специалистов нет. Заказ на их подготовку нам пока не поступал. Разворачивается работа по строительству агрогородков, развитию в них сети бытовых услуг, связи и других видов сервиса. Потребуются специалисты, но насколько мы должны прирастить их подготовку? Пытаемся определить это опять же сами. Хотя, кажется, должны работать вместе с Минсельхозпродом, Минторгом и другими ведомствами. Есть ученические места по этим специальностям, есть преподаватели, программы - нет одного: должной координации и организации дела.

Серьезное внимание в следующей пятилетке будет обращено на подготовку кадров для наукоемких производств, таких, как оптика, электроника, связь... Планируем завершить внедрение в учебный процесс образовательных стандартов профессионально-технического обучения. В них четко прописаны требования к организации учебного процесса, даны методики оценки качества подготовки специалиста - что он должен уметь делать, какой компетентностью обладать.

К слову, в определении стандартов также должны участвовать работодатели. Пока же получается, что "школа" и требования к будущему специалисту устанавливает, и учит его по своим планам, и квалификацию потом присваивает.

- Вы как-то прослеживаете судьбу выпускников на производстве? Как их там встречают, как им работается, какие заработки:

- Пытаемся, хотя бы через тех же мастеров производственного обучения, но и в этом сказывается изоляция нашей системы от остальной экономики. Мы чаще всего не в состоянии знать требования конкретного рабочего места к выпускнику, хотя это очень важно. В советское время за каждым выпускником на производстве закреплялся наставник. Было понятие "молодой специалист", что означало меньшую на первых порах нагрузку, предоставление определенного периода для адаптации и доучивания на конкретном рабочем месте и др.

Сегодня на большинстве предприятий таких программ непрерывного обучения и поддержки нет. В тех же индустриально развитых странах очень большую роль в этом играют профсоюзы. Это их функция- проследить, чтобы наниматель предоставил молодому рабочему надлежащие условия для работы, обеспечил возможности дальнейшего повышения квалификации, выполнил другие предусмотренные контрактом обязательства. Наши профсоюзы должного внимания этим вопросам пока, к сожалению, не уделяют.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений