Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №31(2725) от 23.04.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2421
EUR:
3.464
RUB:
3.4968
Золото:
242.71
Серебро:
2.81
Платина:
94.33
Палладий:
103.92
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Как бизнесу обеспечить налоговую безопасность

Фото: freepik.com

По наблюдениям адвокатов судебных споров по ст. 33 Налогового кодекса, применение которой чревато доначислением налогов, становится все больше. «ЭГ» решила выяснить у экспертов, как субъекты хозяйствования могут снизить риски привлечения к серьезной ответственности.

В телеграм-канале TaxTalk опубликован сборник налоговых споров, которые рассматривались в прошлом году в Верховном Суде. В число распространенных случаев попали дела, возбуждавшиеся по ст. 33 НК.

Как известно, названная статья предусматривает в т.ч. доначисление налогов, если основной целью хозяйственной операции являлось снижение налоговой нагрузки. Дела, связанные с фактами «дробления» бизнеса, подмены трудовых отношений гражданско-правовыми, злоупотребления налоговыми льготами в 2022 г. доходили и до Верховного Суда. Кстати, в ряде случаев – и в связи с фискальными претензиями не только со стороны налоговых органов.

С учетом сложившейся судебной практики мы попросили экспертов рассказать, как бизнес может обеспечить налоговую безопасность и повысить вероятность благополучного исхода судебного дела.

На вопросы «ЭГ» ответили адвокаты Минской городской коллегии адвокатов Елизавета Ярмош и Сергей Хмылко.

– По вашим наблюдениям, в каком проценте случаев субъектам хозяйствования удается оспорить в суде претензии проверяющих (налоговых, таможенных, иных) органов?

hmylko_sergey.jpg
           Сергей Хмылко

С. Хмылко: По многим судебным делам нарушения слишком очевидны. Поэтому процент дел, когда удается оспорить претензии проверяющих органов, достаточно низок.

Правда, встречаются и неочевидные нарушения. Например, некоторые белорусские предприятия с целью экспорта на российский рынок создают собственные структуры в России, которые добавляют свою небольшую маржу (для содержания иностранного офиса) к стоимости товара, продаваемого на российском рынке.

Проверяющие органы в некоторых случаях рассматривают такие операции как нарушения, поскольку усматривают в них способ минимизации налогооблагаемой базы белорусского юрлица. Подчерк­ну, речь идет не об очевидно необоснованной наценке в 50–100%, а о минимальной, до 10%, которая зачастую вызвана объективными обстоятельствами.

Е. Ярмош: Исход судебного дела во многом зависит от аргументов представителей бизнеса. Если субъект хозяйствования способен предоставить доказательную базу правомерности своих действий, суд вправе в т.ч. назначить дополнительную налоговую проверку. В итоге сумма финансовых претензий к компании или ИП может существенно снизиться.

Поэтому утверждать, что обращаться в суд абсолютно бесполезно, точно нельзя. В некоторых случаях субъектам хозяйствования удается отстоять свою позицию в суде в полном объеме, хотя процент таких дел невысок.

– Налоговые органы в рамках камерального контроля направляют уведомления субъектам хозяйствования и предлагают доплатить налоги. Вы рекомендуете клиентам доводить дела до суда или (с учетом результата рассмотрения судебных дел) имеет смысл доплатить налоги на этапе камерального контроля?

yarmosh_elizaveta.jpg
        Елизавета Ярмош

Е. Ярмош: Многое, повторюсь, зависит от доказательной базы обеих сторон. Если по делу сложилась устоявшаяся судебная практика и нарушения плательщика очевидны, имеет смысл на этапе камерального контроля подать уточненную декларацию и доплатить налоги. Однако при наличии обоснованных контраргументов судебный процесс имеет смысл.

– Насколько часто, по вашим наблюдениям, представители бизнеса инициируют вопрос освобождения от уголовной ответственности до суда?

Е. Ярмош: Все зависит от величины штрафных санкций. Действительно, когда плательщик понимает свою вину и сумма претензий «подъемна», он часто выбирает добровольно погасить сумму ущерба и дополнительно к этому уплачивает уголовно-правовую компенсацию (равна сумме ущерба). В этом случае представитель бизнеса может быть освобожден от уголовной ответственности. Если же сумма предъявленных претензий оказывается слишком высокой, представителю бизнеса не остается ничего, кроме обращения в суд.

– Cудебных споров по ст. 33 НК в суде становится больше?

Е. Ярмош: Дела по данной статье появляются все чаще, и оснований ее применения становится все больше. Во многих случаях она применяется по делам, речь в которых идет о сделках между взаимосвязанными компаниями, когда проверяющий орган приходит к выводу, что главная задача таких операций – минимизация налоговых отчислений.

Стремление плательщиков получить к зачету или к возврату НДС также часто привлекает внимание налоговых органов.

Ведение бизнеса в составе нескольких компаний, применяющих УСН, работа с подконтрольными ИП, наличие взаимозависимых компаний за пределами Беларуси – это те моменты, на которые стоит обращать особое внимание, поскольку такой порядок ведения бизнеса вызывает вопросы со стороны проверяющих органов.

С. Хмылко: Контролеры обращают внимание не только и не столько на ошибки в первичных учетных документах, сколько на экономическую суть операции. Опрос должностных лиц работников – самое главное доказательство, используемое для выяснения не юридических, а фактических обстоятельств предпринимательской деятельности.

– А в каких случаях другие органы чаще всего предъявляют фискальные претензии субъектам хозяйствования?

С. Хмылко: Чаще всего фискальные претензии в части нарушения законодательства к бизнесу поступают от налоговых, правоохранительных (ДФР, КГБ) и таможенных органов. Нарушения устанавливаются на основании оперативной информации либо в рамках налогового контроля.

– Какие новые основания, по вашим наблюдениям, появляются для привлечения к ответственности субъектов хозяйствования?

С. Хмылко: В последние годы стали возбуждаться и рассматриваться дела, связанные с использованием субъектами хозяйствования специальных (льготных по сравнению с общеустановленными) режимов налогообложения, к примеру, инвестиционные проекты, реализуемые в рамках отдельного законодательства.

Все так же привлекаются к ответственности субъекты по сделкам со взаимосвязанными иностранными компаниями. Правоохранительные органы часто приходят к выводу, что связи между такими компаниями приводят к минимизации налогообложения на территории Беларуси.

Было установлено, например, что посреднические иностранные организации, которые являлись подконтрольными белорусским бенефициарам, использовались для аккумулирования выручки по деятельности, которая фактически осуществлялась на территории РБ.

– А какие фискальные претензии к бизнесу чаще всего поступают от таможенных органов?

С. Хмылко: Их несколько, часть – касается нарушений при определении таможенной стоимости товара. Таможенные органы в ряде случаев ставят под сомнение цену, указанную предпринимателями. Кстати, корректировка стоимости может произойти как в момент ввоза товара, так и в рамках последующего контроля в течение трех лет.

Кроме того, бывают случаи, когда таможенный орган в рамках «постконтроля» приходит к выводу, что товар при ввозе был неверно классифицирован (согласно ТН ВЭД ЕАЭС), это чревато доначислением и таможенных пошлин, и ввозного НДС, а также уплатой пеней, штрафов.

Кстати, сейчас ввиду санкций в отношении импорта ряда товаров стали появляться запросы на помощь по вопросу классификации ввезенных изделий, имеющих сходные коды с позициями, включенными в перечень запрещенной к ввозу продукции.

Наконец, третий распространенный тип нарушений касается перевозчиков. В случае недостоверного таможенного декларирования не отправитель товара, а именно перевозчик может быть привлечен к административной ответственности, хотя к составлению документов он не имеет отношения.

– В законодательстве установлены налоговые льготы для отдельных категорий плательщиков, но при этом не определены легальные механизмы налоговой оптимизации. На ваш взгляд, как вести бизнес без высоких рисков для доначисления налогов?

Е. Ярмош: Субъект хозяйствования должен понимать, зачем государство установило преференцию некоторым плательщикам. Нередко мы встречаем дела, когда плательщик искусственным образом стремился создать ситуацию, позволяющую снизить налоговую нагрузку. Это, конечно, делать нельзя.

Поэтому первое правило – быть уверенным, что вы можете законно воспользоваться льготой. Второе – наблюдать за правоприменительной практикой и отслеживать, какие кейсы вызывают больше всего вопросов со стороны проверяющих органов, чтобы не повторить ошибки других плательщиков. Третье – во всех непонятных случаях обращаться за консультацией, чтобы узнать, как та или иная ситуация может трактоваться в ходе проверки.

С. Хмылко: Суд – это место, где часто рассматриваются споры между налоговыми, различными проверяющими органами и бизнесом. Соответственно, прежде чем совершать хозяйственную операцию, которая может неоднозначно трактоваться, очень желательно внимательно ознакомиться с судебной практикой по тому или иному вопросу.

Одни изучают ее самостоятельно, другие консультируются у юристов и адвокатов. Если бизнес этот шаг умышленно или неосознанно пропускает, он генерирует риски, и когда дело поступает в суд, помочь бывает крайне сложно ввиду очевидных нарушений законодательства.

– Субъекты хозяйствования, желая правильно исполнить налоговые обязательства, уже сейчас обращаются за разъяснениями в госорганы, к налоговым консультантам, юристам и адвокатам. По данным бизнес-союзов, проблема заключается в том, что даже следование разъяснениям госорганов не гарантирует судебную защиту…

Е. Ярмош: Частая ситуация: субъекты хозяйствования формулируют запрос таким образом, чтобы получить желаемый ответ. При этом не раскрывают контекст будущих операций и мотивацию всех сторон сделки.

Приведу пример: можно ли юрлицам заключать гражданско-правовые договоры с ИП? Ответ будет положительным. Но для получения достоверного ответа необходимо предоставлять полную информацию, в т.ч. о характере взаимоотношений с таким ИП, условиях сотрудничества и проч. В связи с этим рассчитывать только на ответ налогового органа не приходится, а следует самостоятельно очень тщательно оценивать все налоговые риски.

Поэтому, чтобы обеспечить налоговую безопасность, плательщикам (особенно накануне совершения хозяйственных операций) необходимо получать консультации, при которой консультанту (например, адвокату) будет предоставлена полная информация о происходящих бизнес-процессах. Только в этом случае специалист сможет дать исчерпывающий ответ о возможных правовых последствиях.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by


Распечатать с изображениями Распечатать без изображений