$

2.1105 руб.

2.3515 руб.

Р (100)

3.2605 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Тарифная ставка первого разряда

36.40 руб.

Мнение специалиста

Изменения в закон и будущее аудита. Профессиональное мнение

04.01.2019
Изменения в закон и будущее аудита. Профессиональное мнение
Сергей Коротаев

6 декабря на заседании 5-й сессии Палаты представителей Национального собрания в первом чтении был принят Закон «Об изменении Закона Республики Беларусь «Об аудиторской деятельности». В ушедшем году к вопросам, связанным с подготовкой законопроекта, мы неоднократно обращались на страницах «ЭГ» (№ 38 – «Аудиторская деятельность: мы ждем перемен», № 89 – «Качество услуг оценит Аудиторская палата» и др.).

За профессиональной оценкой изменений в Закон мы обратились к члену Общественно-консультативного совета по вопросам аудиторской деятельности Минфина, директору аудиторской компании ЗАО «АудитКонсульт», доктору экономических наук, профессору Сергею КОРОТАЕВУ.

► Насколько велики предполагаемые изменения?

Изменения глобальные – они принципиальным образом меняют систему управления аудиторской деятельностью в стране.

Во-первых, предусмотрено создание Аудиторской палаты, членство в которой будет обязательным для аудиторских организаций и аудиторов–ИП. Предполагается, что усилия палаты будут направлены в первую очередь на повышение качества аудиторских услуг, что дол­жно обеспечиваться системой конт­роля за аудиторской деятельностью. Высшим органом палаты будет общее собрание ее членов (собрание уполномоченных), а коллегиальным исполнительным органом – правление.

Во-вторых, проектом предусмотрено создание Наблюдательного совета (НС) за аудиторской деятельностью, который, как следует из сути его функций, будет промежуточным звеном между Минфином и палатой. При этом решения НС обязательны для рассмотрения и реализации правлением палаты.

Одно из принципиальных изменений – введение Госреестра аудиторских организаций, аудиторов–ИП и аудиторов. Об этом реестре уже говорилось в некоторых публикациях, в т.ч. и на страницах «ЭГ»...

Важным изменением, с моей точки зрения, является возложение на Минфин обязанностей по формированию и ведению информационного банка данных организаций, годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность которых подлежит обязательному аудиту. Это позволит уменьшить количество субъектов хозяйствования, намеренно уклоняющихся от его обязательного проведения.

Словом, изменений много. Большинство из них имеет положительный характер, за что следует поблагодарить Минфин, проделавший огромную работу по подготовке проекта Закона.

► Что можете сказать о палате – о ее членах, структуре, аппарате? За счет чего она должна «жить»?

Палата, как следует из ст. 8 проекта Закона, является единым органом самоуправления аудиторских организаций и аудиторов–ИП. При этом ее членами, кроме аудиторских компаний и аудиторов–ИП, могут быть также аудиторы, физические и юридические лица, не осуществляющие аудиторскую деятельность.

Особо отмечу, что в соответствии с проектом учредителями палаты являются аудиторские организации и (или) аудиторы–ИП. Но кто конкретно может выступать учредителем, по каким критериям определяется, какова его роль и ответственность – об этом Закон умалчивает.

Коллегиальный исполнительный орган палаты – ее правление. Порядок избрания членов правления пока не определен. Скорее всего, это будет сделано ко второму чтению.

Что касается структуры палаты, то в ст. 8-2 Закона определены основные направления, которые должны реализовываться ее специализированными органами. Это внешняя оценка качества работы аудиторских организаций и аудиторов–предпринимателей; анализ соответствия аудиторских организаций и аудиторов–ИП требованиям Закона «Об аудиторской деятельности» и соблюдения ими обязанностей, предусмотренных этим Законом; рас­смотрение дел о применении в отношении членов палаты мер воздействия.

По структуре палаты предстоит еще немало поработать, поскольку в конечном счете ее «наполнение» специалистами определится той суммой средств, которой она будет располагать для осуществления своей деятельности.

Что касается источников для организации и ведения деятельности палаты, отмечу следующее.

Основной предполагаемый доход – членские взносы участников.

Еще один возможный источник системного дохода – деятельность по реализации образовательной программы обучения в организациях, а также образовательной программы обучающих курсов в областях, связанных с осуществлением аудиторской деятельности и оказанием профессиональных услуг (ст. 8-2 проекта Закона). Насколько данный источник будет значим в бюджете палаты, зависит, по моему мнению, от председателя палаты, а также от профессионализма подчиненных ему штатных работников.

На иные доходы, которые оговорены Законом («безвозмездная (спонсорская) помощь, иные источники в соответствии с законодательством») рассчитывать, как представляется, проблематично.

Полагаю, было бы правильным расширить направления деятельности палаты в части издательской деятельности и консультационных услуг в областях, связанных с осуществлением аудиторской деятельности и оказанием профессиональных услуг. Данный вопрос на Общественно-консультационном совете обсуждался и, возможно, будет вынесен на рассмотрение для его включения в Закон во втором чтении.

► Без сомнения, всех будущих участников палаты интересует возможный размер членских взносов. Есть ли какие-либо предложения по данному вопросу?

В соответствии со ст. 8 Закона «Об аудиторской деятельности» (с учетом предлагаемых изменений) размер взносов членов палаты должен определяться по согласованию с НС, исходя из затрат, необходимых для ее содержания и исполнения возложенных на нее задач и функций.

Предложения по размерам взносов в настоящее время прорабатываются. Во всяком случае, такое поручение членам Общественно-консультативного совета по аудиторской деятельности дано.

Что касается моей позиции по данному вопросу, то она несколько не вписывается в проект рассматриваемого Закона. Я полагаю, что членами палаты должны быть не только аудиторские организации и аудиторы–ИП, но и аудиторы, работающие в аудиторских организациях, поскольку в итоге мы должны сформировать профессиональное сообщество.

Соответственно, аудиторы, работающие в аудиторских организациях, должны быть плательщиками взносов в палату. К слову сказать, такой подход согласуется с опытом содержания аналогичных структур в некоторых постсоветских странах, где членами аудиторских формирований и плательщиками взносов в них являются не только аудиторские организации и аудиторы–предприниматели, но и аудиторы – физические лица. Такой подход реализован, в частности, в российских саморегулируемых организациях «Ассоциация аудиторов «Содружество», «Российский Союз аудиторов».

Если бы такая схема реализовывалась у нас, можно было бы подумать о размере взносов для аудиторов в привязке к базовой величине, а для аудиторских организаций и аудиторов–предпринимателей – в привязке к выручке от всех оказанных ими услуг.

► Вы уже отмечали, что Законом предусматривается создание Наблюдательного совета (НС). Каковы его задачи и функции? В какой степени он может влиять на деятельность палаты?

Задачи и функции НС, создаваемого при Минфине, регламентируются ст. 8-4 проекта Закона. В частности, совет создается в целях оказания содействия в создании Палаты, обеспечении ее деятельности и реализации уставных целей и задач, а также координации и оценки ее работы. Состав совета – представители Минфина, Нацбанка, государственных и местных органов управления, представители палаты и пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности.

Состав, как видим, авторитетный, но о его профессионализме, с точки зрения сути и нюансов осуществления аудиторской деятельности, говорить проблематично.

В этой связи достаточно сложно предположить, как этот орган, члены которого выполняют свои обязанности на безвозмездной основе, сможет реализовать комплекс функций, касающихся разработки предложений по организации внешней оценки качества работы аудиторских организаций, аудиторов–предпринимателей, деятельности палаты и т.п.

Еще раз подчеркну, что решения НС являются обязательными для рассмотрения и реализации их правлением палаты – это следует из ст. 8-4 проекта Закона.

Вместе с тем, о какой обязательности решений может идти речь, если палата – это орган самоуправления аудиторских организаций и аудиторов–ИП, которые финансируют деятельность палаты и перед которыми эта палата должна быть подотчетна?

Вызывает определенные сомнения оговоренная законопроектом необходимость согласования с НС решений палаты (ее правления) по размерам членских взносов, об отказе во включении в члены палаты, об исключении из членов палаты (ст. 8).

Очевидно, что функции НС ко второму чтению Закона должны быть, как минимум, уточнены.

Если говорить в глобальном плане, то само создание НС, функции которого в полной мере могут выполняться специалистами Минфина, является, с моей точки зрения, сомнительным. Создание такой промежуточной структуры, контролирующей и регулирующей аудиторскую деятельность, было бы оправдано, если бы она была независимой и на нее были возложены функции по внешнему контролю качества обязательного аудита, как это практикуется многими странами.

Пока же функции внешней оценки качества работы аудиторских организаций и аудиторов–предпринимателей отнесены к компетенции палаты (ст. 8-3).

Предполагают ли изменения в Закон какие-либо меры по борьбе с демпингом?

Демпинг – одна из главных проблем в аудите. Об этом мы говорили неоднократно, в том числе и на страницах «ЭГ» (в 2013 г. – № 89 «Хронический демпинг и его лечение», в 2018 г. – № 38 «Демпинг в аудите»), однако каких-либо подвижек в борьбе с этим явлением не наблюдаем.

С принятием Закона ситуация с демпингом, как мне кажется, поменяется, и достаточно серьезно. Основания для этого заложены в дополнениях в ст. 5 Закона «Об аудиторской деятельности», которые, в частности, наделяют Совмин полномочиями по установлению критериев, способов оценки и сравнения предложений участников процедуры закупки аудиторских услуг за счет собственных средств. Возможность установления особых условий проведения закупки аудиторских услуг, в частности, отказ от признания минимальной предложенной цены закупки в качестве основополагающего фактора при определении победителя процедуры закупок, – это серьезный шаг вперед в борьбе с демпингом.

В настоящее время Минфином при участии Общественно-консультативного совета подготовлен проект нормативного правового акта, устанавливающий единые требования к аудиторским организациям, аудиторам–ИП, являющимся участниками процедуры закупки аудиторских услуг, а также определяющий критерии и способы оценки и сравнения предложений участников процедуры закупки.

В частности, согласно проекту, удельный вес критерия «цена предложения» при сравнении предложений участников процедуры закупки аудиторских услуг не должен составлять более 40%, т.е. минимальная цена предложения уже не является гарантией для победы в тендере.

► Какие изменения в Закон «Об аудиторской деятельности» следовало бы, по вашему мнению, внести (благо, он еще будет рассматриваться парламентариями во 2-м чтении в следующем году), которые способствовали бы повышению эффективности и значимости аудита в нашей стране?

В целом предлагаемые изменения дадут определенный положительный результат. Вместе с тем, по моему мнению, в перспективе при подготовке проекта для его принятия во второй редакции следовало бы:

– изменить статус, уточнить функ­ции НС и подумать о создании независимого надзорного органа, который  осуществлял бы внешний контроль качества аудиторских ус­луг по проведению обязательного аудита;

– расширить перечень видов деятельности, связанных с аудиторской деятельностью, которые могла бы осуществлять палата на возмездной основе;

– с учетом того, что членами палаты являются и аудиторские организации, и аудиторы–ИП, в Законе следует четко определить порядок учета голосов участников общего собрания членов (собрания уполномоченных) палаты, поскольку голос аудиторской организации как члена палаты неравнозначен голосу аудитора–предпринимателя;

– уточнить порядок избрания правления палаты и однозначно установить, что председатель и заместитель председателя правления палаты избираются из числа членов правления;

– подумать о членстве в палате – кроме аудиторских организаций и аудиторов–ИП – также самих аудиторов.

► В статье по вопросам аудита, опубликованной в «ЭГ» в 2012 году (№ 44 – «Что стоит за тремя миллионами»), вы оценили последствия введения ряда норм принятого в мае 2012 г. в первом чтении нового Закона «Об аудиторской деятельности», которые впоследствии подтвердились. Так,  предполагали резкое сокращение численности аудиторских организаций: действительно, их количество после введения Закона сократилось со 141 (на 01.01.2014) до 83 (на 01.01.2018). Говорили о падении объемов аудита в структуре аудиторских услуг. И это произошло: если ранее аудит в структуре аудиторских услуг составлял 60%, то теперь – 55%. Наконец, подтвердились прогнозы о сокращении численности аудиторов – с 1553 на 01.01.2014 до 1458 на 01.01.2018.

Можете ли вы спрогнозировать последствия новых изменений в Закон «Об аудиторской деятельности»?

Думаю, что о последствиях говорить еще рано – ведь изменения в Закон приняты только в первом чтении. Полагаю, ко второму чтению многое переменится. Во всяком случае, и Минфином, и Общественно-консультативным советом ведется серьезная работа над тем, чтобы изменения в Закон способствовали дальнейшему развитию и повышению значимости аудиторской деятельности в Беларуси.


Менеджмент: список рубрик
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях