$

2.0882 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Бизнес-союзы

Формула взаимопонимания: неизвестная массы и константа давления

17.11.2017

Эффективный диалог между деловыми союзами и властью возможен только в том случае, если первые действительно представляют большую часть предпринимателей, а вторая – ответственна перед гражданским обществом вообще и бизнесом в частности. Такая формула давно стала привычной для европейских предпринимателей, но по-прежнему не сходится у нас. Найти пути ее адаптации к белорусским условиям попытались участники семинара «Повышение качества диалога между организациями поддержки бизнеса и органами власти: инклюзивное принятие решений», организованного Ассоциацией европейского бизнеса.

Уравнение литовских конфедераций

В странах Евросоюза власти внимательно прислушиваются к мнению бизнеса и общества. Это определяется давно сложившимися институтами, рассказали на семинаре гости из Литвы. При этом как чиновникам в органах исполнительной власти, так и политическим партиям, желающим набрать голоса на выборах, приходится постоянно демонстрировать не только намерения, но и конкретные дела, рассказал генеральный директор Конфедерации бизнеса Литвы Альгимантас Акстинас. К этому подталкивают правила, действующие во всех странах ЕС. Одно из них – наличие диалога с бизнесом по широкому кругу социальных и экономических вопросов, включая налоги, занятость, государственные расходы и т.д. Все стороны заинтересованы в том, чтобы такой диалог улучшался, становился более прозрачным.

В Литве много отраслевых бизнес-­ассоциаций плюс 5 национальных конфедераций. Именно они представляют деловое сообщество в диалоге с правительством, в т.ч. при подписании вместе с социальными партиями национального договора. При этом никто не ставит под сомнение авторитет конфедераций, за чьей спиной стоят бизнес-союзы, объединяющие предпринимателей, создающих рабочие места, развивающих экономику и уплачивающих налоги, за счет которых содержатся чиновники. В свою очередь, литовские бизнесмены привыкли ощущать себя равноправной стороной в диалоге с властью и закрепляют это чувство систематическим отстаиванием своих прав и интересов: в парламентских комиссиях, рабочих группах, в общении с депутатами, правительством, местными администрациями и прочими органами. В каждом регионе власти изыскивают с помощью экспертов из бизнес-среды цели и новые формы развития, разрабатывают региональные и национальные программы развития. При этом речь идет не об отдельных целевых показателях, например, числе рабочих мест, а о программах устойчивого развития страны, условий для комфортной жизни населения. Результаты показывают эффективность такого подхода.

Поэтому литовских бизнесменов зачастую обескураживает отношение белорусских чиновников, особенно в регионах, к бизнесу, заметил посол Литвы в Беларуси Андрюс Пулокас. Наши соседи уверены, что бизнес никому ничего не должен, в т.ч. государству. А потому отношения могут быть только равно­правными и взаимовыгодными.

Как освоить сложение
и умножение

Складывается впечатление, что такая формулировка с трудом воспринимается белорусскими участниками семинара. Бизнес-ассоциации не стали в нашей стране ведущим «игроком, на которого мы рассчитываем», признает советник по экономическим вопросам Республиканского фонда содействия развитию предпринимательства Татьяна Быкова. В мире они – одно из звеньев в механизме управления экономикой, представляющие основной его сектор, и одновременно – форма представления коллективных интересов в переговорах с правительством и остальными ветвями власти, профсоюзами. Реализация этих функций, по мнению Т. Быковой, должна быть распределена между отраслевыми бизнес-ассоциациями, представляющими интересы субъектов конкретных сегментов экономики, и союзами работодателей (нанимателей), которые отражают интересы бизнеса в целом. Такие ассоциации, как правило, должны быть добровольными объединениями участников отрасли или сектора экономики. Определенные функции, в т.ч. контрольные, образовательные и регуляторные, могут брать на себя саморегулируемые организации, например, торгово-промышленные или ремесленные палаты, что предполагает обязательное членство в них. Объединяясь в конфедерации, бизнес-союзы обеспечивают формирование макроэкономической политики на макроуровне. Эта модель, по мнению Т. Быковой, работает везде. Концентрация усилий на определенной отрасли позволяет формировать в ней профессиональное мнение, которое затем продвигается через конфедерацию или самостоятельную работу с органами госуправления на уровень принятия решений. Ассоциации работодателей (тоже добровольные объединения) специализируются в области трудовых отношений, в т.ч. по вопросам стандартов труда и зарплаты.

Заметим, что на самом деле статус саморегулируемых организаций может быть различным. В ряде стран именно на них возлагается значительная часть контролирующих и регуляторных функций, включая сертификацию. А потому членство в них становится «добровольным» постольку, поскольку оно является обязательным условием допуска на рынок в отдельных сферах деятельности. У нас государство не спешит делегировать общественным организациям такие полномочия. На словах все белорусские бизнес-союзы представляют интересы частного сектора, пытаясь помочь проведению рыночных реформ, совершенствованию законодательства, стараются помогать своим членам в решении юридических, финансовых и иных проблем, оказывать консалтинговые и маркетинговые услуги, распространять передовой опыт, содействовать внедрению инноваций и повышению квалификации работников.

Такое распыление не слишком эффективно. Поэтому аргументация бизнес-­союзов в переговорах с представителями министерств иногда выглядит неубедительно, а потому зачастую игнорируется.

Скажем, Совет по развитию предпринимательства столкнулся с необходимостью создания такого же количества подразделений, сколько имеется отраслей в экономике. Это не потребовалось бы, если бы в стране были соответствующие отраслевые ассоциации.

Впрочем, не факт, что они бы помогли. У нас все подобные структуры представляют собой или объединения физических лиц, или союзы юридических лиц. Такое различие существенно затрудняет возможности финансирования. Следовательно, возможности всех деловых союзов квалифицированно готовить свои предложения ограничены.

Неравенство советов

В основном диалог между бизнесом и государством сегодня ведется через совет по развитию предпринимательства, общественно-консультативные советы (ОКС) при министерствах и ведомствах, различные комиссии и рабочие группы, в т.ч. отраслевые. Все ОКСы созданы при органах госуправления – отраслевых министерствах и исполкомах. Но в реальности во всех таких советах интересы бизнеса представляют одни и те же люди. Вряд ли они, при всем желании, способны выражать точку зрения предпринимателей из разных сфер деятельности. На практике у них просто нет возможности владеть необходимой информацией и детально прорабатывать вопросы, выносимые на обсуждение.

Справедливости ради отметим, что собрать нужную информацию можно лишь постольку, поскольку ее предоставляет государство. А проработать те или иные вопросы зачастую не удается лишь потому, что они «выносятся» чиновниками на обсуждение в последний момент. Так что времени на «проработку» попросту не остается.

Неудивительно, что, по данным опроса субъектов малого бизнеса, проведенного ИПМ, интенсивность диалога между бизнесом и властью оценивается в среднем в 2,5 балла. Но оценка 60 респондентов – участников бизнес-союзов вдвое выше, чем у остальных 356, которые в такие союзы не входят. При этом, по подсчетам ИПМ, в «лучшие годы» в бизнес-союзах участвовало до 20% предпринимателей, а в среднем – около 16%. По мнению Т. Быковой, в реальности этот показатель составляет около 10% (что, на наш взгляд, тоже, пожалуй, слишком оптимистично). Но тогда логично спросить, полномочны ли такие структуры говорить от имени всего белорусского частного бизнеса? Репрезентативны ли их исследования и выражают ли представляемые правительству предложения чаяния и интересы большинства делового сообщества? Насколько тщательно и компетентно просчитаны такие предложения и их последствия?

Степень влияния предпринимательских объединений на экономическую политику незначительна. Опыт работы ОКСов говорит, что диалог бизнеса и государства имеет в значительной мере формальный характер, признают некоторые участники семинаров. Перспектива усиления влияния предпринимательских объединений на формирование экономической политики государства – в увеличении численности их участников и, как следствие, в развитии потенциала и возможностей союзов, полагает Т. Быкова.

С другой стороны, число еще не гарантирует умения формулировать и отстаивать свои позиции перед органами власти. Ведь белорусские чиновники, в отличие от своих литовских и прочих европейских коллег, отчитываются лишь перед вышестоящими начальниками, а не перед обществом. Поэтому они пребывают в твердой уверенности, что именно бизнес постоянно и безмерно что-то должен государству. И ни отраслевая, ни универсальная специализация деловых ассоциаций такую систему изменить не в состоянии.

Это хорошо заметно как в ходе попыток бизнес-союзов повлиять на создание общей благоприятной деловой среды, когда речь идет о стратегических целях, так и в случаях, когда речь идет о судьбе конкретных бизнесов, направлений и сфер деятельности. По мнению Т. Быковой, бизнес-союзы должны влиять на экономическую политику через развитие профессионализма, специализацию на определенных отраслях. Это могут быть отраслевые предпринимательские объединения, которые будут «транслировать свою позицию на уровень принятия решений» через создаваемые конфедерации.

Заметим, что такая трансляция окажется успешной лишь в том случае, когда «приемник» на упомянутом уровне будет настроен принимать эту позицию. Для этого необходимы определенные институты, которые литовские гости поминали на семинаре как нечто само собой разумеющееся, а белорусские участники семинара – как несбыточное и не совсем понятное явление. Но без таких институтов бизнес способен транслировать государству не требования, а только просьбы. А это две большие разницы.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА