$

2.5458 руб.

2.8863 руб.

Р (100)

3.3994 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Проблемы и решения

Если договор признан недействительным...

24.05.2002
Применение последствий недействительности ничтожной сделки -- верный способ защиты субъектами своих прав в ситуации, когда выясняется, что заключенный ими договор изначально являлся недействительным, можно сказать, неподлинным. Цель таких действий, как правило, не просто в восстановлении первоначального положения сторон, но и в реализации принадлежащего им права на взыскание процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, а также иных прав в соответствии с законодательством.

В ПОСЛЕДНЕЕ время эти вопросы оказались в центре внимания, что обусловлено принятием постановления президиума Высшего хозяйственного суда "О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами" от 2.11.2001г. N 25 (далее -- постановление). В постановлении разъяснены особенности применения правил о неосновательном обогащении при определении последствий недействительности сделок. Указанные разъяснения содействуют правильному и единообразному применению соответствующих положений законодательства всеми субъектами правоотношений.

По общему правилу при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре -- возместить его стоимость в деньгах (п.2 ст.168 ГК).

В силу п.1 ст.972 ГК к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения. В правовом смысле неосновательное обогащение представляет собой приобретение или сбережение имущества лицом без установленных законодательством или сделкой оснований. Это имущество должно быть возвращено потерпевшему приобретателем.

Соотношение требований о возврате исполненного по недействительной сделке с требованиями из неосновательного обогащения позволяет справедливо определить последствия совершения такой сделки. Проблема решается просто, если возврат имущества в натуре, то есть в том же состоянии, в каком оно было передано, возможен, и взаимные требования сторон на этом исчерпаны. Тогда их требования укладываются в рамки последствий, установленных п.2 ст.168 ГК, и в использовании дополнительных правовых средств нет необходимости. Если же, например, неправомерно полученное имущество приносило доход приобретателю либо предметом сделки являлись денежные средства, которые неправомерно использовались в течение некоторого времени, применение соответствующих норм о неосновательном обогащении способствует защите интересов потерпевшей стороны. В частности, потерпевший вправе потребовать возврата или возмещения доходов, которые были извлечены или могли быть извлечены из этого имущества, а в случае денежного обогащения -- проценты за пользование чужими денежными средствами.

ОДНАКО требования сторон по недействительной сделке не всегда подчиняются таким правилам. Судебной практика по делам этой категории показывает, что требование из неосновательного обогащения подлежит удовлетворению лишь в том случае, если в результате приобретения имущества по недействительной сделке стороной получена необоснованная выгода. Законодательство не определяет значение такого понятия, как выгода применительно к обязательствам из неосновательного обогащения. Поэтому суд дает оценку действиям сторон исходя из собственного, субъективного понимания того, что есть выгода, имела ли она место и в чем заключалась для каждой из сторон. Как представляется, сторона находится в выгодном положении, когда имеет возможность извлечь пользу от обладания имуществом. Предположим, например, что по договору купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу, а в последующем суд по иску покупателя установил факт ничтожности договора. В результате неосновательное приобретение суммы аванса привело к обогащению продавца, поскольку он имел возможность выгодно использовать полученные денежные средства. Покупатель в этом случае вправе требовать не только возврата перечисленной суммы, но и взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами по правилам о неосновательном обогащении.

Когда же одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая -- товары, работы или услуги, необходимо исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. На этом акцентировано внимание в п.13 постановления. Отмечено, в частности, что нормы о неосновательном обогащении могут быть применены к отношениям сторон лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.

Так, денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, могут считаться неосновательно полученными лишь в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения.

НАГЛЯДНО проиллюстрировать такую ситуацию можно на примере из судебной практики. В суд обратилось ЗАО с иском к ООО о применении последствий ничтожной сделки -- договора аренды. При этом истец требовал взыскания с ответчика сумм, перечисленных ему ранее в качестве арендной платы, полагая, что на стороне ответчика имеет место неосновательное обогащение. Из материалов дела следовало, что помещение, являющееся предметом договора аренды, было фактически предоставлено истцу и находилось в его пользовании. Исходя из этого суд отказал в удовлетворении исковых требований. Свое решение мотивировал тем, что в результате исполнения ничтожной сделки истец фактически пользовался предоставленным ему помещением и поэтому обязан возместить другой стороне в денежной форме стоимость этого пользования. Арендная плата являлась формой оплаты собственнику за право пользования переданным в аренду имуществом. Размер перечисляемой истцом платы не превышал обычных ставок, уплачиваемых за аренду аналогичных помещений в данной местности. При таких условиях суд признал, что перечисленная истцом плата не может рассматриваться как неосновательное обогащение собственника имущества.

Исследуя обстоятельства дела по спору о применении последствий недействительности сделки, суд, как правило, устанавливает размер взаимных требований сторон, зачитывает уплаченные ответчиком денежные суммы в счет погашения его задолженности перед истцом и устанавливает задолженность ответчика на оставшуюся в результате зачета сумму. Эта сумма и составляет неосновательное обогащение ответчика.

Согласно п.2 ст.976 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Поскольку неосновательно приобретенной признается лишь та часть денежной суммы, которая превышает стоимость полученного от другой стороны, то именно на эту часть денежной суммы и начисляются проценты. Важно при этом точно распознать момент времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности приобретения им денежных средств.

Постановлением определено, с какого момента начислять проценты, если речь идет об оспоримой сделке. Оспоримая сделка является недействительной в силу признания ее таковой судом. В связи с этим проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению с момента вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной, если судом не будет установлено, что приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств ранее того (п.14 постановления).

В отличие от оспоримой ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения. Когда ничтожность сделки обусловлена ее противоречием законодательству, можно считать, что приобретатель узнал или, по крайней мере, должен был узнать о ничтожности сделки уже в момент ее совершения.

В одном из своих постановлений надзорная коллегия ВХС признала правомерным вывод хозяйственного суда первой инстанции о том, что на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами со следующего дня после их поступления на расчетный счет предприятия, а не с момента, когда получившая денежные средства сторона узнала о ничтожности сделки, поскольку ничтожность сделки определяется ее противоречием требованиям закона или иных правовых актов, о содержании которых стороны должны были знать.

Вместе с тем необходимо отметить, что ответчик не обязан к уплате процентов, исчисленных с момента получения денежных средств, если истец не заявил об этом соответствующего требования, поскольку определение объема исковых требований -- его неотъемлемое право.

Автор публикации: Лариса ХАРИТОНОВИЧ, начальник отдела хозяйственно-правовой работы АСБ "Беларусбанк"


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное