Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №62(2559) от 19.08.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5705
EUR:
2.6088
RUB:
4.2522
Золото:
145.92
Серебро:
1.64
Платина:
76.45
Палладий:
178.59
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Зачет оказался ничтожным. Причина – не согласовали сделку с судебным исполнителем

Фото: freepik.com

Сделку, совершенную в нарушение запрета, установленного судебным исполнителем, суд может посчитать ничтожной как не соответствующую требованиям законодательства.

Статья 60 Закона от 24.10.2016 № 434-З «Об исполнительном производстве» (далее – Закон) закреп­ляет перечень мер по обеспечению исполнения исполнительного документа, которые могут быть приняты судебным исполнителем. Среди них – запрещение должнику совершать определенные действия, препятствующие исполнению.

На основании этой нормы судебный исполнитель, в частности, вправе запретить должнику, в отношении которого открыто исполнительное производство, заключать без его согласия договоры, направленные на исполнение финансовых обязательств перед третьими лицами.

При этом ст. 7 Закона устанавливает обязательность законных требований судебного исполнителя для всех граждан, в т.ч. ИП, юридических лиц (включая госорганы, органы местного самоуправления), организаций, не являющихся юрлицами, их должностных лиц. Такие требования подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Республики Беларусь.

Аналогичные положения в свое время содержал и ХПК (ст.ст. 342, 351 в редакции, действовавшей до 16.05.2017). После принятия Закона эти нормы из Кодекса исключили.

Как показывает судебная практика, последствием нарушения такого рода предписания судебного исполнителя может стать установление судом факта ничтожности сделки.

Пример. Два ООО заключили соглашение о проведении зачета взаимных требований на общую сумму более 720 тыс. руб.

Вскоре в отношении одного из обществ открыли дело о банкротстве, в рамках которого управляющий выяснил, что на момент проведения зачета в отношении ООО действовало предписание судебного исполнителя, которое запрещало должнику заключать с иными субъектами хозяйствования договоры перевода долга, уступки требования, соглашения о зачете встречных требований, а также иные гражданско-правовые договоры, направленные на исполнение финансовых обязательств перед третьими лицами, без получения согласия судебного исполнителя.

Управляющий, ссылаясь на ст.ст. 167, 169 ГК и положения ст.ст. 7, 60 Закона, предъявил в экономический суд иск об установлении факта ничтожности проведенного зачета. Суд иск удовлетворил, вышестоящие судебные инстанции оставили решение в силе. Логика судов при рассмотрении данного дела была следующей (дело № 157ЭИП21438).

Согласно ст. 169 ГК сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Из положений ст.ст. 327, 342, ч. 6 ст. 351 ХПК в редакции, которая действовала на день вынесения предписания о запрете совершать сделки, и ст.ст. 7, 60 Закона следует, что судебный исполнитель обладал правом запрещать должнику совершать сделки (в т.ч. проводить зачет), направленные на исполнение финансовых обязательств должника перед третьими лицами, без получения письменного согласия судебного исполнителя. Данное требование имело для ООО, являвшегося должником по исполнительному производству, обязательный характер.

Проигнорировав действующий запрет, должник провел зачет, не получив согласия судебного исполнителя, которое являлось условием совершения сделки в данном случае.

Следовательно, сделка, по мнению судебных инстанций, не соответствовала требованиям законодательства, поскольку проведением зачета нарушены законодательно установленные условия совершения такой сделки при наличии действующего запрета судебного исполнителя.

По изложенным основаниям суды пришли к выводу о ничтожности заключенного соглашения о проведении зачета.

При этом суды отклонили довод второго ООО – участника соглашения о зачете о необходимости исследовать вопрос о размере долга перед иными кредиторами, указав, что запрет установлен на совершение сделок независимо от размера денежного обязательства. При этом сами действия судебного исполнителя по вынесению предписания не были оспорены и признаны незаконными.

***

Таким образом, нарушение запрета судебного исполнителя на совершение сделки без его согласия может повлечь установление факта ничтожности сделки.


Распечатать с изображениями Распечатать без изображений