Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №39(2733) от 28.05.2024 Смотреть архивы


USD:
3.1865
EUR:
3.4585
RUB:
3.5749
Золото:
240.82
Серебро:
3.23
Платина:
107.47
Палладий:
99.48
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Изменение цен, логистики и поиск доступного софта: оцениваем влияние параллельного импорта

Фото: freepik.com

В начале года в Беларуси был легализован параллельный импорт, т.е. появилась законная возможность ввозить товары (и нематериальные активы) без разрешения правообладателя.

Как это решение повлияло на белорусский рынок, «ЭГ» обсудила с представителями известных компаний, поставляющих в страну потребительские товары и программное обеспечение.

Взгляд крупного ретейлера

sardachuk.jpg
       Алексей Сардачук

О влиянии параллельного импорта на ввоз товаров в Беларусь рассказал начальник отдела по работе с поставщиками онлайн-гипермаркета 21vek.by Алексей Сардачук.

– В России параллельный импорт был легализован весной 2022 г., в Беларуси – в начале 2023 г. С учетом данных I квартала какую долю занимают товары, ввезенные по параллельному импорту, в каталоге товаров онлайн-гипермаркета 21vek.by?

– На нашей площадке прямо сейчас доступны к покупке более миллиона товаров. И лишь незначительная их часть ввезена по параллельному импорту. Это менее 1% к общему числу товаров в каталоге на сайте. Если оценивать соотношение с точки зрения выручки за последние месяцы, мы можем говорить про 5%.

– Какие именно категории товаров приходится ввозить в рамках параллельного импорта?

– В первую очередь, речь идет о продуктах бренда Apple. В число таких товаров входят и беспроводные наушники, планшеты, приставки и джойстики. Таким же образом мы вынуждены осуществлять часть поставок ноутбуков, поскольку количество товара от официальных дилеров значительно сократилось, и мы ищем новые пути для обеспечения спроса. Если говорить про бытовую технику, электронику и товары для дома, то в рамках параллельного импорта мы активно ищем товары брендов Bosch, Whirlpool, DJI, Canon, Grohe, Ikea.

Дополнительно упомяну, что помимо названных категорий существуют и другие товары, которые могут ввозиться по параллельному импорту. Например, конструкторы бренда Lego, товары бытовой химии от крупных брендов (Pampers, Dada, Huggies, Finish). Сюда также необходимо отнести товары двойного назначения – электроинструменты, автомобильные масла.

– Насколько, по вашим оценкам, изменились сроки доставки и цены товаров?

– Значительно. Однако эти изменения различаются в зависимости от категории товаров. В среднем закупочные цены выросли на 25–30%.

Кроме того, увеличились и сроки доставки. Раньше логистические процессы были проще, доставка товаров происходила быстрее, т.к. большинство товаров находилось на стоках в Беларуси или России и не было препятствий для ввоза таких товаров из других стран мира. Сегодня средний срок доставки товаров по параллельному импорту составляет примерно две недели.

– Согласно вашему прогнозу, доля товаров, ввезенных в рамках параллельного импорта, будет расти или снижаться?

– Сложно предсказать рост или снижение доли товаров, ввезенных в рамках параллельного импорта, поскольку для нашего бизнеса она не является критической. Мы не ожидаем сильного изменения, в т.ч. и потому, что на рынке для большинства товаров из ассортимента онлайн-гипермаркета 21vek.by есть заменители. Но мы предполагаем, что доля таких товаров может незначительно увеличиваться в будущем.

Тренды рынка software и hardware

aotchik.jpg
             Антон Отчик

Параллельный импорт касается не только рынка потребительских товаров, но также поставок программного обеспечения и оборудования. Директор по сервисам компании «СофтЛайнБел» Антон Отчик рассказал «ЭГ» о том, какие изменения происходят в этих направлениях и как на них реагирует корпоративный сектор.

– По вашим оценкам, с учетом наблюдений в I квартале 2023 г., параллельный импорт повлиял на белорусский рынок программного (software) и аппаратного (hardware) обеспечения?

– Если говорить о потребности белорусских субъектов хозяйствования в аппаратных средствах (серверах, сетевом и прочем оборудовании), то эффект параллельного импорта можно заметить. Когда необходимое оборудование не поставляется по официальным каналам, то благодаря этому механизму субъекты хозяйствования находят возможность заказать и получить отдельные аппаратные средства с уже предустановленным набором необходимых лицензий.

Что касается программных продуктов, то какого-то значительного эффекта мы не заметили. В этом плане корпоративные клиенты используют параллельный импорт только для решения специфических задач.

– Что в таких случаях могут сделать белорусские субъекты хозяйствования, которые привыкли к лицензионному зарубежному ПО? Будут покупать его за рубежом или на маркетплейсах?

– Предложения, которые мы видим на маркетплейсах, – это продажа программных продуктов, предназначенных для других регионов. Такая схема несет в себе меньше рисков, чем заведомо пиратский софт, но не исключает их полностью (вирусы, отсутствие обновлений и др.). Да и продукты на маркетплейсах предназначены в основном для индивидуального использования или мелкого заказчика. Для корпоративного сегмента работают иные правила.

Если говорить о покупке софта в других странах, то в большинстве случаев это довольно сложная, в т.ч. и в плане соблюдения законодательства, процедура. Поэтому в долгосрочной перспективе большинство компаний будут рассматривать другие способы – поддерживать текущую IT-инфраструктуру в рабочем состоянии, параллельно планировать переход на доступные на рынке продукты там, где это возможно.

К тому же, независимо от того, где и как такое ПО приобретено, если оно используется на территории Беларуси, то с точки зрения разработчика оно будет нелегальным. В такой ситуации встает риторический вопрос – какой смысл компании покупать софт, если он в любом случае остается нелегальным?

Исключения составляют только сложные программные решения, которые невозможно получить другим способом и у которых нет альтернатив на белорусском рынке.

– Что сейчас происходит на белорусском рынке программного обеспечения в условиях, так скажем, новой реальности, когда даже параллельный импорт не является панацеей?

– В ряде случаев компании, покупавшие программные продукты, имеют возможность про­длить лицензию. Многие крупные организации, например банки, нуждаются в конкретных «тяжелых» решениях, поэтому они продолжат их использовать. Мы, в свою очередь, оказываем техническую поддержку для недоступных на рынке решений, обеспечивая их стабильную работу.

Наиболее динамичный рост видим в области решений в сфере информационной безопасности, что сейчас является одним из основных направлений деятельности. Рост спроса на такие решения обусловлен как стремлением компаний обеспечить защиту своих активов, так и законодательными требованиями по защите информационных систем.

В каком направлении, на ваш взгляд, будет развиваться белорусский рынок программного обеспечения в условиях новой рыночной реальности, когда возможности приобрести необходимый софт явно ограничены?

– На данный момент ни мы, ни наши клиенты не видим предпосылок к быстрому исчезновению ограничений.

Поэтому сейчас субъекты хозяйствования изуча­ют новые решения и в перспективе рассматривают вариант перехода на доступные, пусть и совершенно новые для рынка предложения. При этом мы всегда, до их внедрения в бизнес-процессы, запускаем пилотные проекты, позволяющие компаниям вживую убедиться в эффективности новых решений.

Ожидаем, что субъекты хозяйствования будут продолжать использовать и внедрять необходимые для работы IT-инфраструктуры программно-аппаратные комплексы, в т.ч. используя параллельный импорт.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by


Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by