$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

УСЛУГА ЗА УСЛУГУ©

09.08.2013

Программы, принятые белорусским правительством, декларируют расширение сотрудничества с транснациональными корпорациями, в т.ч. путем создания совместных предприятий с целью привлечения инвестиций и новых технологий. При этом не уточняется, что получат взамен ТНК, став нашими партнерами, хотя этот вопрос отнюдь не лишний. Более того, неверный ответ на него сулит стране определенные проблемы. Например, Китаю, который мы так любим считать образцом для подражания, политика вымогательства технологий у западных корпораций в обмен на доступ на свой рынок только вредит. К такому выводу пришла группа авторитетных американских ученых.

После 20 лет бурного роста будущее китайской экономики вызывает у экономистов все больше вопросов. Несмотря на бурный рост прямых иностранных инвестиций в страну, из технологически развитых стран в Китай поступает не так уж много денег. Так, инвестиции из Европы и Японии снизились с 70% в 1990 г. до 30% в 2010-м, потоки капитала из США в Китай и обратно в разы меньше, чем между другими странами.

По мнению американских экономистов, иностранным инвестициям в Китай мешает политика quid pro quo (услуга за услугу). Пекин требует у инвесторов технологий, а взамен дает им доступ к своему огромному внутреннему рынку. Обычно привезенные технологии используются только внутри страны, а приток с запада свежих ноу-хау делает китайцев богаче, выяснили ученые. Чтобы доказать это, они построили модель на основе данных о выданных в Китае патентах на зарубежные и местные разработки и способах их использования — для местного рынка и за рубежом в 1990–2010 гг. В ней были собраны данные по партнерству Китая с США, Западной Европой, Японией, Бразилией, Россией, Индией и остальным миром, включая 114 ТНК. Ученые высчитали потенциальную выгоду, которую Китай может получить от создания низконалоговых юрисдикций в разных провинциях страны, а также отказавшись от политики технологического шантажа.

Опрос ТНК показал, что политика quid pro quo в последние годы скрыта от внимания широкой общественности. Формально правительство КНР заявляет о приоритете развития отечественной науки. Действительно, китайские исследователи лидируют по количеству зарегистрированных патентов: их доля увеличилась с 38,6% в 2000 г. до 72,8% в 2010-м. В то же время доля расходов Китая на исследования и разработки по отношению к общим расходам США, Евросоюза, Японии увеличилась с 1,8% в 1990 г. до 15,5 % к 2010 г. Тем не менее 85% руководителей 230 крупных фирм США, сотрудничающих с Китаем, заявили, что их беспокоит передача технологий, а 36% респондентов сообщили, что были вынуждены передать их китайским партнерам, чтобы получить доступ на рынок. Вступив в ВТО, Китай не отказался от своей политики, которая дала ему 4,5% роста годового потребления, пока другие страны страдали от последствий кризиса.

Интересно, что только 936 из 14 500 патентов китайцы использовали на собственных заводах, а не на совместных предприятиях, принадлежащих зарубежным партнерам. За пределы Китая ушли только 0,9% технологий. Например, телекоммуникационный гигант Alcatel-Lucent и китайская компания Shanghai Bell имеют в совместной собственности 97 патентов, но лишь 5 из них применялись за рубежом. General Motors является совладельцем 70 патентов Шанхайской автомобильной компании (SAIC), но ни один из них не использовался за пределами Китая. Анализ ушедших за границу страны технологий показывает, что большинство из них были получены не через создание совместных предприятий, а просто в качестве своеобразного налога за возможность торговать на китайском рынке.

Если бы Китай имел небольшую долю в мировой экономике, то это бы никак не влияло на решения иностранных ТНК. Но к 2010 г. экономика Китая выросла настолько, что стала глобальным фактором, влияющим на остальных. В частности, другие развивающиеся страны тоже пытаются использовать метод «услуга за услугу», зачастую не следя за соблюдением прав на интеллектуальную собственность, хотя могут рассчитывать лишь на остатки. Но и Китай теряет выгоду на такой политике. Отношение достаточности капитала компаний в стране с quid pro quo и более открытой патентной политикой у развитых стран будет на 5% меньше. Это говорит о том, что стимулов инвестировать у таких компаний меньше: им приходится отдавать технологии в ущерб себе.

По мнению аналитиков, если политику «услуга за услугу» свернуть, инвестиции в Китай вырастут более чем вдвое к 2030 г. Меньше технологического капитала придется передавать китайцам, значит, и стимулов для инвестиций в страну будет больше. Большая открытость Китая для инвестиций повысила бы уровень благосостояния и стран-инвесторов на 0,1%, а самого Китая — на 0,65% в год. Но сохранение политики «услуга за услугу» оставит уровень ВВП на душу населения в Китае по сравнению с США на уровне 20%, а долю вложений в технологии в ВВП — 2,3%.

Если Китай продолжит расти такими же темпами, как сейчас, то он достигнет уровня ВВП на душу в 50% от США, но если кто-то из других развивающихся стран (например, Бразилия или Индия) станет более привлекательным для инвесторов и начнет защищать интеллектуальную собственность, то Китай может поплатиться технологическим отставанием и падением инвестиций на 0,9% ВВП в год. Поэтому лучше открыть свои границы сейчас, чем страдать потом.

Вадим ЛЕБЕДЕВ