$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мифы и реальность

Старый горизонт для новой зарплаты

27.12.2016

Номинальная начисленная средняя заработная плата работников в Беларуси в ноябре 2016 г. составила 717,6 BYN, сообщает Белстат. По сравнению с предыдущим месяцем зарплата сократилась на 5,3 BYN, или на 0,7%, а реальная зарплата за год – на 4,3%. Таким образом, номинальная зарплата белорусов падает третий месяц подряд. Тем не менее глава государства вновь ставит задачу увеличения заработков в стране до 500 USD уже в следующем году.

Не успела зарасти рецессия, порожденная былыми лозунгами, как один из самых знаменитых из них прозвучал вновь. «Еще раз подчеркиваю – 500 долларов в будущем году средняя зарплата. При всех сложностях, чего бы это ни стоило, – заявил 21 декабря Президент Беларуси Александр Лукашенко. – От этого мы никуда не уйдем, поэтому давайте будем работать в интересах людей, поддерживать их».

Если на решение новой задачи административный ресурс включится с той же силой, что и в прошлой пятилетке, то уйти действительно никому никуда не удастся. К чему мы придем, тоже примерно ясно – опыт имеется. Еще недавно казалось, что он усвоен: во всех выступлениях и программах подчеркивалось, что зарплата должна зарабатываться. В сочетании с классическими заповедями это выглядело вполне логично: не укради, не возжелай темпов роста зарплаты выше, чем темпы роста производительности труда, не выкапывай дисбалансы, ибо найдешь кризис… Теперь требование обеспечивать рост зарплаты исключительно при условии адекватного повышения производительности труда сменилось новым: «Украдите, откопайте, найдите, что угодно, но зарплата в 500 долларов должна быть достигнута!». По-видимому, других способов для решения этой задачи нет.

ПОСЛЕ падения номинальной месячной зарплаты в феврале т.г. почти до 308 USD в ноябре она доросла лишь до 370,5 USD (по среднемесячному курсу). Таким образом, ставится задача каким-то образом увеличить зарплату в достаточно сжатые сроки на 25,9% в долларовом эквиваленте. К сожалению, если зимой 2014/2015 гг. потребовался всего месяц, чтобы зарплата в долларовом эквиваленте упала на 1/3, то для ее возвращения к легендарному рубежу потребуется гораздо больше времени.

Еще недавно это вообще не входило в планы правительства. После того как в 2011–2015 гг. реальная заработная плата увеличилась на 40,2%, а реальные располагаемые денежные доходы – на 32,8% (в 2 раза меньше прогноза) при росте экономики всего на 5,9% (в 5 раз меньше, чем планировалось) и производительности труда – на 10,8% (в 5,8 раза меньше), приходится привыкать к более скромным доходам. Поэтому на 2016–2020 гг. запланирован рост ВВП всего на 12,1–15%, а реальных располагаемых денежных доходов населения – на 9,5–11,6%. Инфляция в следующем году не должна превышать 9%, а в 2020-м – 5%. В частности, в 2017 г. рост реальных располагаемых денежных доходов населения запланирован на уро­вне 1,3%, а производительности труда – на 1,8%. Учитывая, что первые за ян­варь–октябрь т.г. сократились на 7,3%, а вторая – на 1% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г., можно считать, что соотношение соблюдается даже сли­ш­ком успешно.

Планы поддерживать жесткую увя­з­ку уровня зарплаты с производительностью труда и отслеживать соблюдение этого соотношения закреплены в Программе деятельности Правительства Республики Беларусь на 2016– 2020 годы, утв. постановлением Совмина от 5.04.2016 № 274. При этом признавалось, что такая увязка в сочетании с отказом от эмиссионного кредитования экономики, уменьшением доходов организаций и бюджета в связи с резким ухудшением внешних экономических условий привели к сокращению внут­реннего потребления и инвестиций. Но до сих пор это зло считалось меньшим по сравнению с угрозой нового витка инфляции.

НОМИНАЛЬНАЯ зарплата, превышающая вожделенные 500 USD, по итогам ноября т.г. отмечена лишь в нескольких видах деятельности. В частности, в горнодобывающей промышленности она составила 1161,1 BYN, в нефтепереработке – 1166,4 BYN, в производстве химических продуктов – 1163,6 BYN, деятельности в области телекоммуникаций – 1190,7 BYN, по видам деятельности «информационные технологии и деятельность в области информационного обслуживания» – 3346,6 BYN, «воздушный транспорт» – 2107,1 BYN, «финансовые услуги, кроме страхования и дополнительного пенсионного обеспечения» – 1168,6 BYN, «вспомогательная деятельность в сфере финансовых услуг и страхования» – 1570 BYN, «деятельность в области права, бухучета, управления, архитектуры, инженерных изысканий, технических испытаний и анализа» – 1088,7 BYN, «деятельность головных организаций» – 1064,7 BYN, «геодезическая и картографическая деятельность» – 1064,7 BYN, «научные исследования и разработки» – 1048,3 BYN. Но это далеко не самые массовые сферы деятельности. Гораздо больше работников занято в таких отраслях, как сельское, лесное и рыбное хозяйство, где в ноябре номинальная зарплата составила только 507,5 BYN, строительство (764,7 BYN), торговля (702,7 BYN), обрабатывающая промышленность (783,4 BYN), в т.ч. металлургия – 787,1 BYN, производство текстильных изделий, одежды, изделий из кожи и меха (572,3 BYN), пищевая промышленность (821 BYN), автомобилестроение (753,3 BYN).

При этом реальная заработная плата в промышленности в январе–ноябре т.г. снизилась по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. на 2,1%, в сельском, лесном и рыбном хозяйстве – на 8,7%, в строительстве – на 13,4%, в торговле – на 4,4%.

Кроме того, как номинальные, так и реальные заработки существенно различаются по регионам республики, в т.ч. в долларовом эквиваленте (см. рис. 1).

При таких стартовых позициях добиться средней зарплаты по стране на вновь заданном уровне будет затруднительно. У большинства предприятий сегодня просто нет для этого источников, каким бы административным ресурсом их ни подстегивали. Мало кто рискнет вновь брать кредиты на зарплату без крайней необходимости.

КОНЕЧНО, рост зарплаты способен подстегнуть потребление, а следом – и производство отдельных товаров и услуг. Но в не меньшей степени это станет стимулом для роста потребительского импорта (по крайне мере – до очередной девальвации) и издержек субъектов хозяйствования. Между тем снижение себестоимости все еще значится в числе приоритетных задач, поставленных вла­стями в текущей пятилетке. Отметим, что экономика только начала приходиться в себя после дисбалансов с необоснованным ростом зарплат (рис. 2). Так, «зарплатоемкость» ВВП, исчисляемая как отношение суммарной номинальной зарплаты занятого в экономике населения к объему валового внутреннего продукта страны, в некоторые годы превышала у нас аналогичный показатель Евросоюза. Таким образом, рабочая сила, если сопоставить расходы на нее с полученным результатом, оказывается не столь уж недорогой, что сводит к минимуму одно из конкурентных преимуществ, которое, как полагают некоторые специалисты, существует у Беларуси.

Интересно, что еще недавно власти и некоторые эксперты настоятельно убеждали нас, что переводить и сравнивать все в долларовом эквиваленте – нехорошо и неправильно. Дескать, при живом рубле так не делают, а потому нужна дедолларизация как отдельных показателей, так и всеобщего экономического сознания. При этом старательно умалчивалось, позволяет ли состояние «здоровья» рубля выполнять одну из классических функций денег: быть мерой стоимости. С другими кое-как получается. При умеренной инфляции, без девальвации при нынешних ставках рубль более-менее тянет на средство сбережения (насчет накопления лучше быть поосторожнее). А со средством платежа и спорить не приходится – для усомнившихся есть ст. 11.1 КоАП. Но лозунгом обух здравого смысла в некоторых местах не перешибешь: если публика неискоренимо мерит свои заработки в долларах, то придется с этим согласиться.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ