$

2.0508 руб.

2.3366 руб.

Р (100)

3.0610 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

-0.20%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

236.98 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Консультации

Оспоримые сделки и банкротство

03.08.2018

Обобщим практику признания оспоримых сделок недействительными при экономической несостоятельности (банкротстве) в Республике Беларусь.

Исходя из судебной практики чаще всего признаются недействительными сделки, совершенные в течение 6 месяцев до начала производства по делу о банкротстве или после его возбуждения, если они влекут предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов перед другими кредиторами, возникших до совершения этих сделок (см. «ЭГ» № 42 от 08.06.2018 г., № 46 от 22.06.2018 г., № 55 от 27.07.2018 г. и № 56 от 31.07.2018 г.).

Обычно суды рассматривают предпочтительное удовлетворение как совершенное с нарушением установленного в РБ порядка расчетов.

В обычном режиме работы субъектов хозяйствования такой порядок определяется Указом Президента от 29.06.2000 № 359 «Об утверждении порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь», при ликвидации – ст. 60 Гражданского кодекса и п. 11 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утв. Декретом Президента от 16.01.2009 № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования», при банкротстве – ст.ст. 137 и 141–147 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон).

Признать эти сделки ничтожными нельзя в связи с тем, что за нарушение требований законодательства, определяющего порядок расчетов, установлена административная ответственность.

Это хороший инструмент защиты имущественных интересов должника и кредиторов благодаря достаточной четкости сформулированных Законом требований к оспариванию сделки и относительной легкости сбора доказательства (через управляющего).

С другой стороны, она создает для кредиторов дополнительные риски, т.к. исполненное субъектом хозяйствования в процессе ведения обычной деятельности обязательство в последующем может быть оспорено, несмотря на добросовестность кредитора. Последний чаще всего не имеет точной информации о степени платежеспособности должника, наличии в отношении него неисполненных судебных постановлений или невыполненных обязательств в отношении других кредиторов, имеющих право на более раннее удовлетворение своих требований.

Не так часто, но все же встречаются случаи оспаривания сделок, связанных с получением (отчуждением) либо выделом доли в имуществе должника – юридического лица или ее стоимостного либо имущественного эквивалента участнику в связи с его выходом из состава участников. Однако при этом управляющие иногда допускают просчеты, не позволяющие признать такие сделки недействительными (к примеру, оспаривая решение собрания участников должника, на что не имеют полномочий).

В ряде случаев сделки можно рассматривать как действия, которыми должник умышленно нанес вред интересам кредиторов, причем другие стороны сделок знали или должны были знать об этом. Хотя судебная практика по рассмотрению этой категории дел имеется, существует и ряд проблем, требующих решения.

Во-первых, в белорусском законодательстве отсутствует определение, что же понимается под вредом, нанесенным интересам кредиторов. Тогда как в Российской Федерации, например, он определен как уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Во-вторых, представляется сложным доказывание того, что другая сторона сделки знала или должна была знать об умышленном нанесении ее контрагентом вреда интересам своих кредиторов. Это требует доказывания, что другая сторона сделки также знала или должна была узнать о намерении кредитора подать заявление о банкротстве должника.

Поэтому целесообразно было бы ввести норму о том, что осведомленность контрагента по сделке об умышленном нанесении должником вреда интересам кредиторов предполагается, если контрагент является заинтересованным лицом в отношении должника (заинтересованность определяется в соответствии со ст. 1 Закона) или сделка совершена после опубликования информации о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве.

Нередко должниками совершаются сделки, имеющие характер дарения при наличии их прямой или косвенной связи с наступлением неплатежеспособности должника или ее увеличением либо вследствие которых у должника не остается имущество, соответствующее размерам его долгов, на которое можно было бы обратить взыскание, хотя те же действия в форме договоров дарения, как правило, не осуществляются из-за их очевидной направленности на причинение вреда (ущерба) кредиторам и запрета на совершение дарения между коммерческими организациями.

Судами неоднократно рассматривались дела по искам о признании таких сделок недействительными и принимались решения в пользу должника (в конечном итоге – его кредиторов). Однако при рассмотрении таких дел также возникают проблемы.

Суд устанавливает факт неравноценности встречного исполнения обязательства (любой передачи должником имущества или иного исполнения обязательств, когда рыночная стоимость переданного имущества или осуществленного иного исполнения существенно выше (ниже) стоимости полученного встречного исполнения, определенной с учетом условий и обстоятельств встречного исполнения).

Существенность в данном случае является оценочной категорией, и понятно, что у сторон спора будет разное представление о ней, а суд должен выработать собственное мнение по данному вопросу. Очевидно, что такое положение не способствует получению однозначных выводов и осуществлению справедливого судебного разбирательства. Поэтому было бы целесообразно установить конкретные критерии существенности, к примеру, занижение стоимости более чем на 20%.

Необходимо отметить, что в ряде случаев суды отказывают управляющим в признании сделок недействительными в силу их оспоримости по разным основаниям, в т.ч. в связи с тем, что сделка является ничтожной; истек срок исковой давности для подачи иска, и ответчик заявил о применении срока исковой давности; не доказано существенное занижение цены.

Автор публикации: Алексей СМОЛЬСКИЙ, к.э.н., доцент кафедры организации и управления БГЭУ, судебный эксперт