$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Как снизить налоговую нагрузку и собрать больше налогов

07.07.2017

Ежегодно в июле–августе в Беларуси начинается интенсивная работа над предложениями по изменению налогового законодательства. В текущем году этот процесс имеет свои особенности. После многочисленных заверений об упрощении законодательства, снятии барьеров и стимулировании предпринимательской активности бизнес ждет от правительства реальных шагов, в т.ч. в сфере налогообложения.

Теоретически налогово-бюджетная политика должна быть контрциклической: в неблагоприятные времена налоги снижаются, чтобы оставить больше денег в распоряжении бизнеса и населения, а госрасходы увеличиваются. Когда кризис заканчивается, госрасходы можно сократить, а налоги повысить. Это позволяет адаптировать рас­ходы и доходы государства и общества к экономическим подъемам и спадам. Но у нас действует иная схема: в период кризиса у государства не хватает средств, чтобы увеличить расходы для поддержки экономики. Потому о снижении налоговой нагрузки остается только мечтать.

Поддержание устойчивости бюджетной системы в нынешних условиях – задача в 2 действия: обеспечить стабильную доходную базу и оптимизировать бюджетные расходы. Первое решается за счет совершенствования налоговой системы и повышения эффективности налогового администрирования. Так, в прошлом году пришлось повысить ставки акцизов на топливо и табачные изделия; НДС по услугам электросвязи, стоимость контрольных знаков, дополнить перечень маркируемых товаров, отменить льготы по НДС на пассажирские городские перевозки. Тем не менее, по итогам 2016 г., доходы консолидированного бюджета в реальном выражении уменьшились на 0,6%, до 28,5 млрд. BYN, из которых 83,6% – налоговые поступления.

Государству постоянно нужны деньги на зарплаты бюджетникам, субвенции для фонда социальной защиты населения, поддержку АПК, финансирование жилищного строительства, госпрограмм и т.п. При этом нежелательно как наращивать заимствования, так и повышать налоговую нагрузку. Власти уже пообещали ввести до конца 2020 г. мораторий на введение новых налогов и повышение ставок на имеющиеся (ин­дексация рублевых ставок акцизов, земельного, экологического и ряда других налогов на индекс потребительских цен не считается). Но уже прозвучало намерение изыскать дополнительные источники поступления налогов. Это сразу насторожило бизнес: за такими словами непременно идут дела.

Попробуем спрогнозировать, какие меры могут обеспечить рост налоговых поступлений без резких движений вроде «фискальной девальвации» и увеличения ставок.

Война и мир льгот

Расширение налоговой базы возможно за счет сокращения льгот. Здесь складывается парадоксальная ситуация. Одни активисты требуют поголовной отмены всех льгот, а другие столь же упорно добиваются введения новых.

Напомним, в ст. 43 НК налоговыми льготами признаются предоставляемые отдельным категориям плательщиков преимущества по сравнению с другими плательщиками, включая возможность не уплачивать налог, сбор (пошлину) либо уплачивать их в меньшем размере. При этом налоговые льготы устанавливаются в виде освобождения от налога, дополнительных налоговых вычетов и (или) скидок, уменьшающих налоговую базу либо сумму налога, пониженных налоговых ставок, возмещения уплаченной в бюджет суммы и в ином виде, установленном Президентом. «Иной вид» бывает очень разнообразным: от прямого освобождении от налогов до косвенных преференций вроде разрешения признавать выручку «по оплате». В п. 3 ст. 43 НК декларируется, что нормы кодекса, определяющие основания и порядок применения налоговых льгот, не могут носить индивидуальный характер. Но это не мешает отдельным компаниям, группам и отраслям получать индивидуальные льготы на основании указов и декретов. Кроме того, по сути, льготными являются и особые режимы налогообложения, в т.ч. УСН.

Отмена некоторых льгот мало что изменит: их объем и круг получателей минимальны. Реально увеличить налоговую базу могла бы отмена ряда льгот по НДС, в т.ч. в отношении лекарственных средств, медицинской техники и оборудования, изделий народных промыслов, ветеринарных услуг, услуг в сфере культуры и искусства, туристических и почтовых услуг, работ по строительству, содержанию и ремонту объектов садоводческих товариществ, по строительству жилья, гаражей и автомобильных стоянок, бытовых услуг, оказываемых физическим лицам. Определенным эффектом для казны была бы отмена льгот по налогу на прибыль – в части организаций культуры, учреждений образования и производства продуктов детского питания, по земельному налогу – для участков придорожного сервиса и организаций потребкооперации, по налогу на недвижимость – в отношении объектов торговли, общепита в сельской местности, зданий и сооружений сельхозназначения, почтовых организаций, впервые введенных в действие зданий.

По нашим данным, уже рассматривался вариант отмены с 1 января 2018 г. 10-процентной ставки НДС по ряду товаров, включенных в перечень, утвержденный Указом Президента от 21.06.2007 № 287, в т.ч. продукции растениеводства и кормов для животных. Возможно, вскоре в перечне останутся исключительно социально значимые товары (хлеб, молоко, рыба, детские одежда и обувь и др.). Правда, это повлечет определенные инфляционные последствия, но их может смягчить отмена или сокращение от­срочки вычета «входного» НДС, в т.ч. уплачиваемого по потребительскому импорту, а также ограничений вычета НДС по инвестиционным товарам и оборотам по реализации товаров на внутреннем рынке. Это несколько убавит налоговую нагрузку и послужит стимулом для инвестиционных процессов. Но одновременно возможно значительное выпадение доходов бюджета. Поэтому подобные поблажки станут допустимыми лишь в том случае, если Минфин найдет адекватные компенсационные механизмы.

Разумеется, останутся «неприкасаемыми» преференциальные налоговые режимы Парка высоких технологий и индустриального парка «Великий камень», для игр на «Форексе», льготы для регионов и инвесторов, предусмотренные декретами от 7.05.2012 № 6 и от 6.08.2009 № 10, и т.п. Возможно, интернет-магазинам вернут право применять УСН. А вот рассчитывать на расширение сферы применения «упрощенки» в остальных сферах особо не приходится. В прошлые годы чиновники так и не увидели, какой эффект этот режим принес для роста экономики, зато слишком хорошо убедились в ее возможностях для минимизации ос­тальных налогов.

Улучшение финансовых результатов в текущем году позволяет рассчитывать на успешное формирование фонда национального развития за счет изъятия прибыли у отдельных высокорентабельных унитарных предприятий, гособъединений и хозобществ сверх части прибыли, перечисляемой в бюджет в соответствии с Указом Президента от 28.12.2005 № 637.

В мировой практике существует много оригинальных способов пополнения бюджета. Но в Беларуси в них пока нет необходимости. Например, 4 июля на онлайн-конференции, организованной БЕЛТА, министр по налогам и сборам Сергей Наливайко заверил, что в республике не будет введен «налог на богатство», но возможен переход к начислению налога на недвижимость исходя из рыночной стоимости объектов обложения. Нужно лишь разобраться с их оценкой.

Впрочем, работа над решением этой задачи ведется уже давно (см. «ЭГ» № 3 от 13.01.2017 г., № 36 от 19.05.2017 г.).

Не планируется у нас пока и возврат к прогрессивной шкале налога.

Высокие контрольные технологии

Теперь одним из главных способов пополнения бюджета может стать повышение эффективности налогового администрирования и контроля. Тут даже не обязательно увеличивать число проверок – современные технологии открыли для государства новые воз­можности.

Одна из них – развитие электронного взаимодействия с плательщиками и автоматических систем камерального контроля. Внедрение электронных счетов-фактур по НДС, СКНО в кассовой технике, обмен информацией с банками позволяют принимать превентивные меры по предотвращению налоговых правонарушений. Если в придачу банки будут сообщать в инспекции МНС информацию о движении любых сумм по счетам всех субъектов хозяйствования, то вся деятельность последних станет почти полностью прозрачной для налоговых органов. Скажем, получив сведения из банков, налоговики смогут сравнить их с данными из других информационных баз, сопоставить их и затребовать у компании объяснения по поводу обнаруженных расхождений, сооб­щил министр. Если расхождения «не будут иметь объективную природу», то субъекту хозяйствования придется уточ­нить свои налоговые обязательства либо давать новые пояснения. А если они тоже окажутся неубедительными, то компанию ждет «высокоточечная проверка».

Если скрывать выручку и прибыль станет почти невозможным, то даже «самым богатым и влиятельным» биз­несменам придется пересматривать некоторые схемы минимизации налогов и движения своих капиталов. Ведь государству станет еще легче находить дополнительные ресурсы по хорошо себя зарекомендовавшей схеме: обвинение в неуплате налогов и иных нарушениях, компенсация нанесенного ущерба, освобождение, а затем удвоенная активность в создании новых производств, инвестиции и масштабные проекты в указанных свыше на­правлениях…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН