$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

АПК

Государственный подход к личному огороду

01.08.2017

Государственный подход  к личному огородуНа прилавках белорусских магазинов значительную часть занимают импортные овощи и фрукты – не только экзотические бататы и манго, но и обычные капуста, морковь, чеснок и даже картошка. Могут ли отечественные земледельцы потеснить импорт и что для этого требуется, рассказывает индивидуальный предприниматель Александр ШАБЛЫКО.

Я родом из сельской местности, вырос в крестьянской семье. Помню, в советские времена каждый клочок земли был засажен картофелем. Его растили для себя, излишки продавали государству. Теперь это встречается все реже. А ведь в стране немало людей, которым нечем заняться. Кого-то объявляют «тунеядцем», кто-то занят в личных подсобных хозяйствах. На них не обращают внимания государственные органы. А ведь если этим людям немного помочь, они могли бы вырастить урожай, который потеснил бы в магазинах голландскую морковь, китайский чеснок и прочий импорт.

Я неоднократно обращался к Мин­сельхозпроду и «Белкоопсоюзу» с предложениями о решении этой проблемы. Тут не нужны масштабные капиталовложения. Требуются стимулы и правильная организация работы с мелкими хозяйствами. Скажем, «Белкоопсоюз» закупает продукцию у населения, но ему не выгодно гонять машину, чтобы где-то купить пару килограммов лука у частника. Но если бы потребко­операция стимулировала выращивание лука в достаточно большом количестве подворий – сориентировала со спросом, помогла приобрести семена, пленку для парников, удобрения, то закупки стали бы выгоднее. Конечно, здесь есть свои риски, скажем, неурожай. К тому же многие люди утратили навыки работы на земле. Но если у них появится желание, требуется лишь небольшая поддержка, консультации специалистов, обучение. Чиновники, у которых бывал на приеме, уверяют, что государство занимается отношениями с личными подсобными хозяйствами. Но на практике подвижек в этой сфере не видно.

Производство продукции в государственных сельскохозяйственных пред­приятиях дотируется из бюджета: каждый литр молока и килограмм картошки. Частнику все это не требуется. Достаточно посоветовать, что и в каком количестве выращивать, вовремя закупить урожай по приемлемым ценам и переработать его. Мы могли бы продавать свою продукцию и на российский рынок – он очень емкий. Вместо этого покупаем польские яблоки, делаем их «белорусскими» и импортируем.

У нас стихийно сложились определенные сырьевые зоны, например, в Лунинецком районе – «Дворец клубники» и в Ольшанах – огурцы. Было бы логично пойти дальше и очертить площади, наилучшим образом подходящие для голубики, земляники и прочего исходя из природно-климатических условий. Немаловажная часть работы с личными подсобными хозяйствами – это саженцы и материал. Например, саженцы яблони, малины, клубники, земляники стоят очень дорого.

В каждом регионе нужны свои перерабатывающие мощности. Кстати, во многих местах они есть, но часто простаивают. «Белкоопсоюз» располагает хорошей инфраструктурой. В каждом районе есть хранилища, переработка, объекты для закупки и сбыта. Но все это постепенно сегодня закрывается. Предприятия разрушаются, если ими никто не занимается. Сегодня можно любую продукцию произвести как для внутреннего, так и для российского рынка. Но в продовольственных магазинах мы видим импортные овощи, которые вполне можно было вырастить в Беларуси.

Принято ссылаться на нехватку людей в деревне, пьянство, безделье. Но мой личный опыт говорит, что, если человека мотивировать и показать реальный результат, он меняется. Видит перспективы в жизни для себя и своих детей.

Часто слышу, что «Белкоопсоюз» не решит никаких проблем в этой сфере, что это безнадежно устаревшая структура. Но по-моему, если изменить принципы его работы, то он мог бы сделать много полезного, в т.ч. сотрудничая с фермерами. Ведь тем тоже нужно знать, что лучше произвести. В «Белкоопсоюзе» уверяют, что фермеры производят больше, чем требуется на внутреннем рынке. Но предупредите их заранее о емкости рынка, они будут выращивать то, что востребовано, перепрофилируются без больших потерь и госдотаций. Тут можно занять множество рук, даже не понадобится субсидировать создание рабочих мест.

Часто получается, что продукция выращена, а найти покупателей – проблема. «Белкоопсоюзу» она не нужна, он уже импорт закупил, или цена не подходит, или по качеству претензии. В придачу слишком много потерь. Стоимость лабораторных испытаний и перевозки таковы, что избыток урожая проще выбросить. Но ведь можно пойти по другому пути. Выбрать населенные пункты, предлагать людям саженцы, формировать сырьевые зоны вокруг перерабатывающих предприятий, цехов, оставшихся с советских времен. Это позволило бы минимизировать тран­спортные расходы, переработать продукцию и сделать ее востребованной, в т.ч. на внешнем рынке.

Например, в России армянские биз­несмены купили сельхозпредприятие в Ставрополье, а в Москве – бывший хладокомбинат и производят овощные смеси, конкурируя с польской продукцией. У нас в основном в магазинах продаются польские продукты, а свое сырье почему-то не могут переработать. Это издержки бездействия «Бел­коопсоюза» и Минсельхозпрода. И до­роговизна овощей, которые мы приобретаем в магазинах, и незанятость людей – это результат их недоработок.

ЕЩЕ недавно мы с отцом выращивали в год 10–12 свиней. У нас было подсобное хозяйство 3 га, большая пасека. Сейчас я все это бросил, потому что никому это не нужно. Рядом построили свинокомплекс, потратили на него огромные бюджетные деньги, а населению, в т.ч. фермерам, запретили дер­жать свиней. Потом опять разрешили, но маточное поголовье уже утрачено. Население было дезориентировано, теперь никто не знает, чем заниматься, просто выживают на пенсию, просят у местной власти помощи. Когда мы с отцом вели подсобное хозяйство, это и был наш личный вклад в рост ВВП – тот самый, о котором так чутко заботятся чиновники и спорят экономисты. Но если столько людей не занято, откуда будет расти экономика?

Пару лет назад мать вырастила 2 меш­ка чеснока, попросила: давай сдадим. Привез в район, там говорят – надо сдать на исследования. Отвез, деньги заплатил. Потом говорят: надо повторно товароведу взглянуть. Пока все смотрели, чеснок испортился. Его про­сто выбросили. Получается, что если ты произвел продукцию, вырастил урожай, нет никаких  гарантий, что его купят. Другой пример: несколько лет назад хозяйство вырастило много моркови, стало по тысяче рублей продавать (нынешние 10 копеек), никто не купил. В результате все скоту скормили. А если бы была возможность ее переработать? Ведь той осенью морковь покупали в магазине в 12 раз дороже. Если государство забрало у нас такие специализации, как скотоводство, птицеводство, то овощеводство вполне можно было бы оставить, это вполне по силам населению.

В РЕШЕНИИ этих вопросов основную роль должен играть «Белкоопсоюз». Во-первых, это его прямое предназначение. Во-вторых, работа на местах не организуется не потому, что люди не хотят, они как раз готовы, в т.ч. дачники. Минсельхозпрод тоже должен в этом участвовать.

Никого не нужно заставлять «спус­кать» планы. Пусть каждый выращивает что хочет. Но есть категория: «мы тебе рекомендуем, мы закупим». Например, я как-то пытался выращивать огурцы, «Белкоопсоюз» не мог столько забрать. Я на свой страх и риск их в бочках засолил – «Белкоопсоюз» опять не берет. Тут частник из России приехал – все забрал.

ЕСТЬ проблема с земельными отношениями. Сложилась такая практика, что просто взять в обработку участок не получится. Если я дачник, мне больше земли не положено. Я должен быть зарегистрирован в конкретном населенном пункте, и больше земли никто не прирежет. С налогами проблем нет: мы как сельхозпроизводители освобождены. В том месте, где я проживаю, треть земельных участков брошена, сорняками заросла, т.к. люди от них отказались. Сельский совет пытается косить эти участки за бюджетные средства. А если бы у людей была возможность пересмотреть: если хочешь заниматься подсобным хозяйством – иди, бери. Но сегодня землю взять – это надо «Белгипрозем» приглашать, что стоит денег. Пока не будет выработана система эффективной работы с подсобными хозяйствами, о земле говорить не приходится. Если не будет у людей мотивации заниматься этим, ничего не будет.

Сейчас появилось модное направление: производство органических продуктов. Подсобные хозяйства могут активно в этом участвовать. Нужно лишь предложить работоспособную и необременительную систему сертификации, эффективные каналы сбыта, конкурентоспособные цены. Все это требует координации, сотрудничества государственных и частных структур.

Справка «ЭГ»

По данным Белстата, в Беларуси на конец 2016 г. числилось 2066 крестьянских (фермерских) хозяйств – на 49 больше, чем годом ранее, и на 351 больше, чем в 2011 г. Их выручка в прошлом году составила 385,6 млн. BYN, чистая прибыль – 64,1 млн. КХП занимают 171,3 тыс. гектаров – 2% общей площади сельскохозяйственных земель в стране. На их долю в 2016 г. приходилось 5,8% производимого в Беларуси картофеля, 18,3% овощей, 0,3% молока, 0,7% скота и птицы на убой (в живом весе).

Под ведение личного подсобного хозяйства, строительство и обслуживание жилых домов занято 611,8 тыс. га, для садоводства, дачного строительства и огородничества – 50,9 тыс. га.

Автор публикации: Записала Оксана КУЗНЕЦОВА