$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Образование

Бизнес-образование: состояние рынка и перспективы развития

29.04.2016

Спрос на бизнес-образование падает вопреки растущей потребности предприятий в высококвалифицированных управленческих кадрах. О тенденциях на рынке бизнес-образовательных услуг рассказал «ЭГ» директор Агентства стратегического и экономического развития Олег ИЛЬИН.

– Олег Игоревич, улеглись ли споры вокруг Концепции формирования и развития системы бизнес-образования в Беларуси?

– Насколько мы следим за ситуацией, дискуссии все еще продолжаются. Зарегистрирована еще одна ассоциация участников рынка, которая представляет уже третий полюс и лоббирует свою позицию. Когда стороны придут к общему знаменателю, нам неизвестно, но уже точно можно констатировать, что белорусский рынок бизнес-образования – один из примеров рынка, где присутствует так называемый «коллективный разум».

– На каком-то этапе у участников рынка не было даже единого понимания сути бизнес-образования. Как вы определяете это понятие?

– Согласно Концепции бизнес-образованием признается обучение, направленное на усвоение знаний, умений и навыков, необходимых для выполнения функций управления в коммерческих организациях.

Классическим бизнес-образованием считается подготовка по программе МВА, а также подготовка и переподготовка по профилю «бизнес-администрирование». У нас востребованы также курсы повышения квалификации в области бизнеса и менеджмента. Впрочем, белорусское бизнес-образование имеет свою специфику.

– В чем она заключается?

– На национальном уровне четко противостоят государственный и частный секторы, по-разному понимающие структуру рынка бизнес-образования и его потребности. Отдельно развивается рынок иностранных провайдеров, в основном из России. Кроме того, сложилась явная «специализация»: государственные бизнес-школы лидируют в долгосрочных программах, частные – в краткосрочных. При этом 80% компаний являются частными, к государственным относятся 26 игроков из более чем 100.

Один из активно развивающихся сегментов – рынок корпоративных учебных центров. Наиболее сильные позиции на рынке имеют многопрофильные бизнес-школы и центры.

– Как вы оцениваете объем рынка бизнес-образования?

– Реальную годовую емкость рынка провайдеры оценивают по-разному, в пределах от 6,5 млн. до 10,3 млн. USD. Потенциальная годовая емкость рынка может составлять, по некоторым расчетам, до 28 млн. USD.

Расчет потенциальной и реальной емкости рынка затрудняет отсутствие отдельных показателей статистики с разбивкой по видам образовательных программ и провайдерам. В стране до сих пор не было комплексного единого исследования рынка на основе первичных данных государственных и частных игроков.

– В каком состоянии сегодня рынок бизнес-образования, в чем его сильные и слабые стороны?

– Несомненные «плюсы» – широкая ассортиментная линейка, налаженное сотрудничество с ведущими зарубежными бизнес-школами, достойная информационная поддержка образовательного процесса.

Проблем гораздо больше. Обучение у нас оторвано от практики, есть разрыв между содержанием бизнес-образовательных программ и актуальными рыночными тенденциями и потребностями рынка труда.

Региональный рынок бизнес-образования значительно отстает от столичного, где сосредоточены ведущие вузы и другие провайдеры бизнес-образовательных услуг.

Государственным школам не хватает подготовленных и высококвалифицированных преподавателей-практиков.

Современные инновационные методы и средства обучения внедряются очень медленно. Хотя современные подходы к подготовке менеджеров помогли бы сократить сроки обучения и минимизировать отрыв от рабочих процессов на предприятии.

Недостаточно развито дистанционное обучение, которое позволяет снизить затраты на получение бизнес-образования.

У нас низкие требования к поступлению, отсутствуют вступительные экзамены, такие как GMAT и GRE, которые принимают западные бизнес-школы.

Недостаточно развит механизм привлечения финансовых ресурсов на бизнес-образование из альтернативных источников. Плохо совершенствуется система банковского кредитования бизнес-обучения, грантовая и спонсорская поддержка талантливых и одаренных студентов и т.д.

На белорусском рынке мало совместных образовательных программ с ведущими бизнес-школами мира. На данный момент только несколько провайдеров предлагают программы двойных дипломов.

Мне кажется, что государственная политика в отношении бизнес-образования позитивно влияет на рынок: растет спрос на высококвалифицированные кадры, на новые направления в обучении. Одновременно рынку угрожает дальнейшее снижение емкости вследствие экономического спада.

– Какова нынешняя структура рынка?

– Наиболее распространенным направлением фундаментального бизнес-образования в республике является получение второго высшего (экономического) образования. Магистерские программы по профилям «Коммуникации», «Право», «Экономика», «Управление», «Экономика и организация производства» популярны среди специалистов и руководителей бизнеса. Численность магистрантов экономического профиля выросла с 1,821 тыс. человек в 2010/11 гг. до 4,8 тыс. в 2015/16 гг. В то же время снижается прием, численность и выпуск студентов вузов по данному направлению. Если в 2010/11 гг. вузы подготовили 180,6 тыс. специалистов по названному профилю, то в 2015/16 гг. – 117,5 тыс. Это тоже результат государственной политики по снижению приема студентов по линии экономики и права.

Но тенденцию можно считать положительной, т.к. получение магистерского бизнес-образования более осознанно и результативно для потребителей, чаще всего его получают сформировавшиеся специалисты и/или собственники бизнеса.

В Беларуси достаточно успешно работает система переподготовки и повышения квалификации специалистов в сфере экономики и управления. Практически во всех вузах, столичных и региональных, а также во многих министерствах и ведомствах есть институты повышения квалификации и переподготовки кадров. В 2014 г. в государственной системе дополнительного образования взрослых прошло профессиональную подготовку 10,4% от всех работников, занятых в экономике (почти 382 тыс. человек). Программы переподготовки, повышения квалификации осваивали почти 350 тыс. человек, 7 тыс. проходили стажировку. Руководители составляли 17% обучаемых (почти 63 тыс. человек). Данных о том, в каких сферах экономики чаще всего обучались руководители, сколько из них получило степень MBA, нет.

– Можете ли вы назвать наиболее востребованные программы?

– По данным Ассоциации развития менеджмента, 83% спроса отдано краткосрочным программам типа семинаров, тренингов, мастер-классов. Многосессионные кратко- и среднесрочные программы, т.е. бизнес-курсы, посттренинговое сопровождение, деловые игры, занимают 12% рынка. Долгосрочные и многосессионные бизнес-программы, включая магистерские, программы MBA, школы составляют 5% рынка. Таким образом, значительная доля рынка коммерческого бизнес-образования сосредоточена в краткосрочном и среднесрочном сегменте.

По подсчетам консалтинговой компании BusinessTools, в денежном выражении корпоративному обучению принадлежит 35% рынка, открытому сборному обучению – 33%, зарубежным провайдерам – 17%, MBA и долгосрочным программам – 15%.

Перспективным видом краткосрочного обучения становятся конференции и бизнес-встречи, где за меньшую стоимость можно получить основы актуальных знаний и навыков, а также «эмоциональный» заряд от «звездных» представителей своей отрасли. Это также возможность пообщаться в профессиональном сообществе, обменяться мнениями, опытом, завести контакты.

– Какие темы программ популярны?

– Менеджмент интересует 44% потребителей, продажи – 13%, маркетинг – 11%, личное развитие – 9%, управление персоналом – 7%, финансы – 6%, логистика – 6%.

По сравнению с российским и западными рынками у нас аномально низок спрос на управление финансами, производством, стратегический маркетинг и логистику, прежде всего по причине отсутствия достаточного количества экспертов.

Востребованы программы, пройдя которые, можно добиться конкретных позитивных изменений в бизнес-процессах компании, решить реальные проблемы.

Среди долгосрочных программ около 70% приходится на менеджмент и маркетинг. Самыми дорогими программами являются курсы по менеджменту, личной эффективности руководителя и финансам, предназначенные для топ-менеджеров и/или преподаваемые зарубежными тренерами.

– Как обстоят дела с программами MBA?

– Анкетирование студентов Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ показало, что по программам MBA обучаются с целью личностного развития (42%), из-за потребности в знаниях для развития собственного бизнеса (24%), желания повысить доход (15%), расширить деловые и дружеские связи (14%) и др.

Сегодня на рынке программ MBA есть инерционность, предложение не увеличивается, практически нет новых игроков. В силу низкой конкуренции пока в Беларуси нет также рейтинга бизнес-школ.

Структура продаж программ МВA смещается в сегмент физических лиц.

– Заказчики и поставщики услуг постоянно говорят о дефиците дистанционных программ. Здесь что-то меняется?

– При условии совершенствования законодательства в сфере дистанционного образования данная форма обучения может занять свою нишу на рынке бизнес-образования и восполнить спрос на качественные программы в регионах Беларуси. Однако белорусским провайдерам дистанционных курсов придется конкурировать не только с российскими бизнес-школами и университетами, но и с мировыми игроками этого рынка, у которых намного больше как финансовых, так и материально-технических ресурсов.

– Как ведут себя потребители услуг?

– Еще несколько лет назад больше половины белорусских предприятий организовывали дополнительное образование для своих сотрудников. С ухудшением экономической ситуации бюджеты на образование работников сократились на 20–80% в зависимости от отрасли и направления обучения.

Сегодня заказчиками бизнес-образования все чаще выступают граждане. Это отражает общемировую тенденцию, в соответствии с которой основную часть расходов на образование несут те, кто заинтересован в трудоустройстве на более высокооплачиваемую работу.

Вероятно, бизнес-школам придется искать иные подходы к организации процесса обучения, пересматривать способы продвижения продуктов, например, создавать клубы выпускников, активнее предлагать вебинары, демокурсы и др.

Меняется характер конкуренции. Раньше она проявлялась в умении создать условия для обучения (комфортные аудитории и современная техника), «звездном» составе преподавателей, новом содержании учебных программ. Но на данном этапе развития рынка это стало стандартом работы.

– Какие решения могли бы поддержать рынок бизнес-образования?

– Во-первых, необходимо наладить эффективное сотрудничество между государственным и частным сектором бизнес-образования. Во-вторых, одним из перспективных направлений, которое придаст импульс развитию рынка, повысит эффективность бизнес-образования и приведет его к международным стандартам, может стать создание национальной бизнес-школы мирового уровня по примеру Московской школы управления «Сколково», созданной «с нуля» на средства бизнес-сообщества на принципах частно-государственного партнерства.

Материал подготовила Елена ПЕТРОШЕВИЧ