Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №61(2558) от 16.08.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5883
EUR:
2.6365
RUB:
4.2202
Золото:
148.24
Серебро:
1.69
Платина:
78.47
Палладий:
182.74
Назад
Проблемы и решения
11.10.2002 12 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

АГРОЛИЗИНГ. Хвост безвозмездной передачи

C НАЧАЛА октября заместители директоров крупнейших белорусских предприятий сельхозмашиностроения, не сговариваясь, отправились в Москву. По слухам, в руководстве российского АПК наметились кадрово-концептуальные изменения...
C НАЧАЛА октября заместители директоров крупнейших белорусских предприятий сельхозмашиностроения, не сговариваясь, отправились в Москву. По слухам, в руководстве российского АПК наметились кадрово-концептуальные изменения, которые могут повлиять на исход затянувшихся переговоров о поставках белорусской сельхозтехники в рамках федеральной программы агролизинга. Устойчиво проблемный характер внутреннего рынка превратил российский рынок чуть ли не в единственную надежду на перспективное развитие белорусских предприятий. Однако на принятие решений в отраслевых ведомствах РФ белорусские производители, несмотря на "процесс строительства союзного государства", не имеют ни малейшего влияния. Поэтому им остается лишь гадать об уровне заинтересованности россиян агротехникой по ценам, предложенным белорусской стороной.

Тем временем Минпром и Минсельхозпрод РБ готовят совместную программу реализации агропредприятиям техники отечественного производства -- МТЗ, Гомсельмаша, Лидаагропроммаша, Бобруйскагромаша и др. Судя по заявкам, Гомсельмаш, например, предполагает через два года поставлять селу в сезон 1,5 тысячи одних только КЗС-7, признанных специалистами наиболее оптимальными для экономики наших сельхозпроизводителей. Как ожидается, проект агролизинга будет готов и вынесен на утверждение Совмина до конца октября, а насколько действенным он будет -- покажут ближайшие полгода.

Впрочем, учитывая опыт прошлых лет, уже сейчас мало кто из промышленников ожидает от новой программы особой эффективности и значения, сопоставимого со стратегической для них ролью российского рынка. Ведь фактически все машиностроительные заводы стоят перед острой проблемой срочного техперевооружения в условиях невозможности любых сторонних инвестиций. Вначале увеличение объемов производства и продаж, а уж затем реструктуризация и масштабные инвестиции -- таково решение руководства страны. Поэтому, например, МТЗ, которому приказано почти вдвое увеличить производство (до 50 тысяч тракторов ежегодно), предстоит нарастить соответственно и объем продаж. Но как и за счет чего? Необходимые для этого средства (даже если новая программа бюджетного агролизинга удовлетворит все запросы МТЗ) в самой Беларуси получить невозможно.

Расширение продаж тракторов и другой белорусской сельхозтехники возможно только на соседних рынках, прежде всего на российском, и в том числе за счет лизинга. Рентабельность сельхозпроизводства в удачные годы достигает там 300--400%, что вполне сопоставимо с доходностью торговли оружием или наркотиками. Приход в агроотрасль крупных капиталов востребовал и лизинг как один из цивилизованных прозрачных инструментов продвижения промышленной продукции. Не удивительно, что свое будущее белорусские агролизинговые компании связывают исключительно с Россией.

Белорусский гибрид

По сути, лизинга как такового в Беларуси нет и не было. То, что подразумевается под ним в бесчисленных декларациях и более чем в 20 постановлениях правительства РБ, правильнее было бы именовать товарным кредитом, незаметно переходящим в откровенное дотирование государством заведомо убыточных агропредприятий. Поэтому денег, предусмотренных бюджетом для "лизинга" отечественной техники (и взятых у тех же промпредприятий), с каждым годом становится все меньше при номинальном их росте. Последние три года главный лизингодатель страны Белагроснаб вложил в поставки сельхозтехники белорусскому АПК более 150 млн. USD, что солидно даже по западным меркам. Однако, по общему признанию, принципиально ничего так и не поменялось в уровне техоснащенности и агротехнологий села. Наоборот, во время последней уборочной кампании ситуация в АПК была признана критической.

В то же время, поскольку валовые инвестиции в новое оборудование, по оценке специалистов, никогда не превышали 2,5% (против, например, 14% даже в Польше), то и самим промышленникам лизинг на внутреннем рынке принес спорные дивиденды. Ведь вместо стимулирования развития рыночных структур и технологий продвижения своего товара промпредприятия подпитывали всю пирамиду государственных посредников-распорядителей, переделать которые в лизинговые или маркетинг-центры невозможно по определению. А, учитывая размах помощи белорусскому АПК (только в 2002 г. 766 млрд. бюджетных рублей плюс 300 млрд из фонда поддержки сельхозпроизводителей), надеяться на мирно-добровольное самореформирование системы "кормления" за счет дотаций селу могут только отчаянные оптимисты. По оценке Президента страны (из июньского выступления накануне введения ЧП в АПК), "туча, туча людей в этих "агро", "пром" и прочих". В 170 организациях системы управления АПК работают 10 тысяч чиновников. "Думаете, они там деньги зарабатывают? Нет. Они ложатся на лакомые куски, если лизинг, они деньги забирают, отщипывают для себя приличное количество". И сколько бы "там ни наводили порядок революционными методами", малейший пересмотр бюджетной основы дотаций селу объявляется посягательством на устои государства.

Так что в Беларуси цивилизованный лизинг сельхозтехники в обозримом будущем не приживется. И дело даже не в том, что 67% сельхозпредприятий убыточны и надежд на их выздоровление не питают даже в Минсельхозпроде. В отличие от нашей аренды, финансовый лизинг -- это классически рыночный механизм поиска эффективно работающих хозсубъектов, не имеющих свободных средств, но способных и заработать, и арендованную технику окупить. Перед лизингодателем они отвечают своим имуществом так же, как и лизингодатель перед выдавшим ему кредит банком. Не случайно поэтому в мире лизинг развивается в основном благодаря частным лизинговым компаниям, которые кровно заинтересованы в точности оценки экономической состоятельности и перспективы агросубъекта. Кроме того, в постсоветских условиях лизингодатель должен не только оценить работоспособность клиента, но и обосновать ему выгоду от применения того или иного вида техники или агротехнологии. Именно благодаря персональной работе с экономикой предприятия-клиента МАЗконтрактЛизингу удавалось реализовать минскую автотехнику на гораздо худших (по сравнению с западными) чисто финансовых условиях лизинга, Гомсельмашу -- продавать комбайны и УЭС без всякого кредитного обеспечения аренды. По той же причине все поставленные селу в кредит фирмой "Белтракторолизинг" 700 тракторов -- "Беларус-1221". Ведь не только в России, но и в Беларуси мало кто из аграриев вообще толком знаком с технологическими возможностями нового поколения энергонасыщенных тракторов и комбайнов.

Поскольку в Беларуси сельхозтехника отечественного производства распределяется через систему Белагроснаба по принципу социальной целесообразности, а не рентабельности и имущественной ответственности, постольку даже Белорусская ассоциация лизингодателей признает: лизинг для экономики Беларуси не просто бесполезен, а прямо вреден. Из полусотни государственных и частных лизинговых компаний лишь единицы имеют опыт кредитования поставок сельхозтехники и почти никто -- опыт положительный. Что касается частных компаний, то государство на примере наиболее настырных лизингодателей давно отбило охоту к попыткам заработать на лизинге в АПК. В случае хронических неплатежей забрать технику оказалось невозможно не только у банкрота, но даже у рентабельного сельхозпредприятия. Хрестоматийный среди лизингодателей пример -- ЗАО "Белинтерфинанс", получившее расчет только за 10 немецких комбайнов из 132, поставленных в середине 90-х гг. под гарантии сначала облисполкомов, а затем правительства.

Россия: обещание земли обетованной

В итоге реальные перспективы у лизинга отечественной сельхозтехники остаются только в России. Рынок Украины еще долго будет для белорусских лизингодателей проблемным, а рынки Казахстана и Узбекистана -- виртуальными. Основная проблема здесь -- ценовые параметры и кредитные гарантии. Но и в России белорусов, убежденных в инвестиционной привлекательности для российского капитала гигантов машиностроения, ждет большое разочарование. От желания иметь дело с МТЗ, например, отказался даже топ-менеджмент Красноярского комбайнового завода, который всерьез рассматривал объединение в единый производственно-торговый холдинг всех направлений комбайно- и тракторостроения на внутреннем рынке РФ. Однако после признания российским бизнесом Беларуси в целом, и МТЗ в частности, политико-экономическим "черным ящиком" минский завод исчез из глобальных планов Сибала, Сибмашхолдинга и других ФПГ. А через пару лет в РФ его ожидают те же ограничения и квотирование доли продаж, которые сегодня в отношении МАЗа инициирует Камский автозавод. И тогда все проекты по производству 50 тыс. тракторов в РБ окончательно перейдут в разряд прожектов.

В прошлые годы только МТЗ поставлял в Россию техники минимум на 200 млн. USD в год. Но с весны 2001 г. российское правительство начало переход с дотирования АПК через Росагроснаб (аналог Белагроснаба) на цивилизованные схемы внутренних и межгосударственных расчетов за поставленную своим аграриям технику, создав чисто финансовую лизинговую компанию "Росагролизинг". Отныне, как это и принято в мире, государство дотирует только выплату процентов по кредиту. И если в руководстве МТЗ заверяют, что отказ от прежнего демпингового экспорта тракторов в зачет поставленных в Беларусь российских энергоносителей им на руку, то Гомсельмаш, например, только в этом году недопоставил соседям несколько сотен своих комбайнов. Да и сам МТЗ, избавившись от невыгодного бартера, так и не смог договориться об освоении уже выделенных бюджетом РФ 1,5 млрд. RUВ (из 7,7 млрд. RUВ, выделенных Росагролизингу на лизинговые операции в 2002 г.), предназначенных для импорта тракторов и другой агротехники из РБ. Федеральный закон о лизинге запрещает выделение бюджетных средств РФ на закупку импортной, в т.ч. белорусской, техники. И хотя необходимые для белорусов поправки в закон уже внесены, делегатам производителей сельхозтехники придется приложить немало усилий, чтобы вклиниться в программу федерального лизинга хотя бы в IV квартале.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений