$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

ВШЭ предупреждает: есть причины для тревоги

17.06.2016

В опубликованном недавно обзоре Национального исследовательского университета Высшей школы экономики РФ дается весьма тревожная оценка ситуации в белорусской экономике, в т.ч. в банковском секторе и бюджетной сфере.

Если верить данным статистики, дно текущего кризиса пройдено, говорится в обзоре. Но надолго ли задержится положительный тренд? Хотя за январь–апрель ВВП снизился на 3% против 3,6% за I квартал, МВФ и ЕБРР ухудшили прогнозы по снижению ВВП в 2016 г. В промышленности динамика улучшилась с –4,3% до –2,5%, а в розничной торговле, наоборот, несколько ухудшилась – с –0,1% до –1,1%. Главной же причиной отставания является спад инвестиций в основной капитал.

Однако дисбалансы накапливаются, т.к. государство продолжает поддерживать госпредприятия, отмечается в обзоре. Просроченная задолженность растет быстрыми темпами, и около трети предприятий терпят убытки. Пока официальные лица не комментируют вопрос рекапитализации банков, но предложенное сокращение расходов бюджета на 7% может быть направлено как раз на высвобождение средств для этой цели.

Для выхода из кризиса Беларуси не стоит рассчитывать на население, предупреждает ВШЭ. Реальные доходы упали в I квартале почти в 4 раза больше официального прогноза. С начала 2015 г. население постоянно являлось чистым продавцом иностранной валюты, что свидетельствует о снижении сбережений. Потребительский спрос остается слабым после девальвации, и сейчас на нем сказывается сокращение госрасходов. Это подтверждает также статистика по продажам автомобилей, которые снизились на 7% в I квартале, хотя в 2015-м наблюдался рост на 6%. Причем растет спрос на менее дорогие марки, но недостаточно, чтобы компенсировать снижение в других сегментах.

ТАКОЕ состояние экономики заставляет белорусские власти вновь искать помощи у МВФ. На протяжении многих лет основными требованиями кредиторов были ужесточение монетарной политики и приведение роста зарплат в соответствие с ростом производительности. Недавно рейтинговое агентство Fitch отметило, что ВВП на душу населения в Беларуси на 40% выше, чем в сопоставимой (по рейтингу и доходности еврооблигаций) группе стран. Это можно трактовать не только как сравнительную привлекательность страны для инвестора, но и наоборот – как то, что инвесторы не верят в устойчивость подобного благополучия.

По мнению авторов обзора, улучшение социальных стандартов в Беларуси в последние десятилетия происходило за счет поддержки России: кредитами, пошлинами и скидками на нефть. После снижения цен на нефть модель экономики оказалась под угрозой. Следовательно, вопрос роста зарплат и производительности сегодня стоит особенно остро – наряду с инфляцией, которая растет быстрее, чем планируется. При этом МВФ ожидает не только заморозки зарплат, но и реструктуризации.

Снижение мировых цен на ресурсы негативно отражается и на платежном балансе страны. Беларусь импортирует нефть из России, а переработанный бензин – поставляет в Европу. Снижение цен на нефть (год к году) привело к снижению экспорта нефтепродуктов на 35% в долларовом выражении при сохранении прошлогодних физических объемов. На платежном балансе также сказалась динамика экспорта в Китай. Без учета калийных удобрений экспорт в Китай снизился на 22% год к году. Но в то же время Китай может выделить до 8 млрд. юаней кредитных ресурсов Беларуси, и на данный момент правительство работает над упрощением допуска к кредитам – раньше процедура одобрения занимала до года.

Беларуси на протяжении многих лет удавалось кредитовать госпредприятия и помогать банкам терпеть связанные с этим убытки. На этот раз кризис тоже разворачивается по известному сценарию, но удастся ли найти деньги, чтобы залатать дыры в капитале банков или в платежном балансе в случае монетарного стимулирования экономики?

По состоянию на 1 апреля доля проблемных активов в банковском секторе достигла 11,5%. Ряд реструктуризаций задолженности предприятий не остановил роста просроченной задолженности. В июле будет проведена независимая оценка качества активов 9 крупнейших банков Беларуси, которая покажет их реальное положение.

ДИНАМИКА банковского сектора – крайне тревожная, считают в ВШЭ. На фоне снижения общей задолженности предприятий происходит рост просроченных долгов, особенно у госпредприятий. То есть качественные должники выплачивают, но не рефинансируют кредиты, а проблемные – остаются на балансе, и их доля растет. Заметим, что отечественные регуляторы и сами знают о существовании данных проблем. Так, начальник Главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Д. Мурин в докладе на расширенном заседании правления отметил, что стресс-тесты, проведенные специалистами МВФ и Нацбанка, показали, что в случае негативного сценария ухудшение финансового положения кредитополучателей и соответствующее сокращение потока процентных платежей приведет к существенному снижению устойчивости многих банков.

В связи с пересмотром бюджета планы по директивному кредитованию экономики были снижены с 44 до 28 трлн. Br. Одновременно разрабатываются меры, призванные распределить нагрузку, связанную со снижением господдержки, между пред­приятиями и банками. Это должно сэкономить бюджету 400 млрд. Br, но усилит давление на монетарную политику. Высокая ставка рефинансирования снижает спрос на кредиты, а также дороже обходится бюджету, т.к. к ней привязано возмещение процентных платежей. Поэтому ВШЭ ожидает, как и в предыдущие годы, преждевременного смягчения денежно-кредитной политики. Правда, Нацбанк предлагает использовать для оздоровления экономики и другие меры, вроде отделения жизнеспособных функций предприятий от неэффективных и пересмотра кредитных соглашений. Но регулятор ожидает охлаждение потребления и замедления инфляции, а также сохранение чистого предложения валюты и замедления инфляции импорта, чтобы снизить ставку. Но это вряд ли окажет существенный эффект, поскольку около 40% кредитов банков предоставляется по льготным ставкам.

Закредитованность предприятий оценивается на уровне 386% выручки и будет расти в этом году, т.к. половина предприятий ожидает снижение выручки и лишь 1/10 прогнозируют рост.

АВТОРЫ обзора считают знаковым заявление премьер-министра Андрея Кобякова о том, что инфляция впишется в 12%, «если не преподнесут сюрпризы внешние факторы – не будет катаклизмов со стоимостью нефти, курсом российского рубля, с вынужденной девальвацией белорусского рубля, чтобы обеспечить конкурентоспособность наших товаров, прежде всего, на российском рынке». По мнению аналитиков ВШЭ, ориентация на экспорт может заставить правительство пойти на девальвацию как инструмент достижения роста.

Бюджетные трудности уже заставили власти РБ поднять пенсионный возраст, сократить жилищное строительство с господдержкой на 46% год к году. Планируется пересмотреть параметры бюджета, в т.ч. сократить расходы на 7–8% (15 трлн. Br). Но это не исключает намерений исполнить в полном объеме все социальные обязательства.

Зачисление пошлин от экспорта нефтепродуктов в белорусский бюджет не компенсирует ему потерь из-за низких цен на нефть и падения калийного экспорта. Поступления уходят на погашение внешних обязательств, а не на финансирование текущих расходов. Не удается договориться с Москвой ни о создании единого рынка нефти и нефтепродуктов, ни о снижении цены на газ с 142 до 80 USD/м3. Тем временем задолженность перед Газпромом достигла 125 млн. USD.

В поисках способов финансирования дефицита правительство вспомнило о приватизации. В частности, идет поиск покупателей миноритарного пакета акций Беларусбанка, но этот процесс, вероятно, затянется до ноября 2017 г. По мнению экспертов ВШЭ, Беларусбанк – сравнительно непривлекательный для традиционных инвесторов актив, т.к. имеет рейтинг B- от Standard & Poor’s (на уровне Греции и Украины). А учитывая особенности модели белорусской экономики и роль Беларусбанка в льготном и директивном кредитовании, рассчитывать на сильную заинтересованность внешних инвесторов не приходится.

Другой вариант – размещение еврооблигаций. Но тут возникает «фактор МВФ». Способность привлечь займы на внешних рынках зачастую является негативным фактором для проведения программы МВФ, особенно если требованиями международных кредиторов становятся непопулярные меры, предупреждает ВШЭ. В случае Беларуси – это снижение бюджетно-монетарного стимулирования, а также реструктуризация и снижение роста зарплат на госпредприятиях.