$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

СО ЩИТОМ ПРАВ,©

31.05.2013

или На щите разъяснений

Среди мер по обеспечению развития малого и среднего предпринимательства в Республике Беларусь, утв. постановлением Совмина от 30.03.2013 № 241, особенно интересен пункт 21, призванный обеспечить защиту прав и законных интересов субъектов хозяйствования при выполнении требований законодательства о налогах и сборах.

Решить эту проблему предполагается путем подготовки разъяснений об исключении вины лица в совершении правонарушения в случае, если такое лицо руководствовалось разъяснениями по применению законодательства о налогах и сборах, данными финансовым, налоговым или иным уполномоченным органом государственного управления (уполномоченным должностным лицом). Проект такого разъяснения уже подготовлен Минфином, Минэкономики и МНС.

Напомним, п. 9 Директивы Президента от 31.12.2010 № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» предписано обеспечить однозначное правовое регулирование и стабильность законодательства, повысить качество подготовки нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, в первую очередь установив, что в случае неясности или нечеткости предписаний актов законодательства суды, другие государственные органы и иные государственные организации, должностные лица принимают решения в пользу плательщиков.

Собственно, это следовало записать в Налоговом кодексе (далее — НК РБ). Однако законодатели почему-то ограничились нормой п. 3 ст. 21, где говорится, что плательщикам гарантируется административная и судебная защита их прав и законных интересов в порядке, определяемом настоящим Кодексом и иными актами законодательства. Положение части первой настоящего пункта распространяется также на плательщиков при исчислении и уплате налогов, сборов (пошлин) на основании письменных разъяснений по вопросам применения актов налогового законодательства, полученных ими от МНС. Именно эта формулировка, введенная ровно через год после принятия Директивы № 4, и потребовала теперь разъяснения.

ВОЗМОЖНО, объективная реальность свидетельствует о наличии неясностей и неоднозначности в понимании нормативных предписаний, что вынуждает плательщиков обращаться за соответствующими разъяснениями в уполномоченные органы. При этом необходимо обеспечить защиту прав и законных интересов плательщиков и исключить их вину в совершении правонарушения, если они руководствовались этими разъяснениями. Вот только необходимость обращаться с запросами существует не в последнюю очередь из-за расплывчатости формулировок, примером чему служит п. 3. ст. 21 НК. Но вместо того чтобы изменить его, власти почему-то полагают, что достаточно разъяснения с отсылкой к другим законодательным актам. В частности, к ст. 4.2 КоАП, где определено, что административная ответственность наступает только при наличии вины нарушителя, и ст. 9.6 ПИКоАП, согласно которой при наличии такого обстоятельства, как недоказанность виновности лица, в отношении которого ведется административный процесс, в совершении административного правонарушения, судом, органом, ведущим административный процесс, выносится постановление о прекращении дела. Но из этого отнюдь не вытекает напрямую, что плательщик не виноват, если руководствовался разъяснениями чиновников — особенно, если их содержание окажется противоречащим законодательству или новому мнению уполномоченного органа.

Потому и появился в НК РБ п. 7 ст. 3, согласно которому «в случае неясности или нечеткости предписаний актов налогового законодательства государственными органами и должностными лицами решения должны приниматься в пользу плательщиков». Однако эта гуманная норма работает неидеально: ведь порой то, что плательщикам кажется неясным и нечетким, проверяющие считают вполне конкретным и однозначным. Так что эти качества предписаний иногда тоже нуждаются в правовой оценке. Кстати, в случае обнаружения неясностей и различий в содержании нормативного правового акта, а также противоречий в практике его применения в соответствии со ст. 70 Закона от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» нормотворческий орган (должностное лицо), принявший (издавший) этот акт, или, если иное не предусмотрено Конституцией РБ, уполномоченный им орган осуществляют официальное толкование этих норм путем принятия (издания) соответствующего нормативного правового акта (которым, заметим, разъяснение не считается).

С другой стороны, неясности порой порождаются самими правилами отечественного нормортворчества — требование «при изложении правовых норм нормативного правового акта следует избегать как чрезмерно обобщенных, так и чрезмерно детализированных формулировок, а также дублирования нормативных предписаний и их множественности по одному и тому же вопросу» оборачивается недосказанностью и пробелами, которые субъекты хозяйствования пытаются восполнить в других источниках, причем не всегда корректно (например, состав налогового законодательства строго ограничен, а применение его актов по аналогии не допускается). Не так уж сложно подробно изложить все вопросы, особенно связанные с налогами, в одном месте, без отсылочных и бланкетных норм. Вряд ли объем такого нормотворчества будет сильно больше, чем нынешний со всеми индвидуальными и общими разъяснениями, зато его правовой статус окажется существенно выше.

В РЕСПУБЛИКЕ много инстанций, наделенных правами и обязанностями разъяснять законодательство. Так, согласно п. 1 ст. 82 НК налоговые органы обязаны давать письменные разъяснения плательщикам (иным обязанным лицам) по вопросам применения актов налогового законодательства. Исполкомы в соответствии со ст. 41 Закона «О местном управлении и самоуправлении» в пределах своей компетенции разъясняют вопросы применения законодательства, в т.ч. касающиеся местных налогов и сборов, Минфин и его местные финансовые органы — порядок исчисления в бюджет части прибыли госпредприятий, другие вопросы — иные уполномоченные органы, т.е. госорганы, наделенные законодательными актами или актами правительства правом разъяснять применение норм законодательства либо осуществлять методологическое регулирование в соответствующей сфере государственного управления.

Надо ли разъяснять, что «меры административной ответственности не должны применяться, если правонарушение явилось следствием выполнения плательщиком разъяснений уполномоченного государственного органа, т.к. в данном случае будет отсутствовать вина плательщика, действовавшего в соответствии с полученным разъяснением уполномоченного государственного органа»? Эти золотые слова следует включить в НК, КоАП или ПИКоАП, а лучше во все три кодекса вместе — для верности (хотя юристам такое дублирование не понравится). Например, в российском НК есть любопытная статья 111, в которой перечисляются обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения. Одним из них (подп. 3) названо выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа).

У нас же планируется разъяснить, что письменное разъяснение по применению законодательства о налогах и сборах должно быть адресовано уполномоченным государственным органом непосредственно плательщику, по запросу которого оно подготовлено. Выполнение только такого разъяснения не повлечет применение мер административной ответственности, причем лишь в том случае, когда такие разъяснения основаны на полной и достоверной информации, представленной плательщиком в запросе. Оценку полноты и достоверности должен давать орган, ведущий административный процесс. Этот принцип тоже следовало бы закрепить в законодательстве, но имеется еще одно затруднение. Чтобы представить в запросе полную и достоверную информацию, плательщик должен ей располагать, что порой требует довольно высокой квалификации. Не зря говорят: чтобы правильно задать вопрос, надо знать половину ответа.

ИДЕЯ ограничить освобождение от ответственности только следованием разъяснению, полученному непосредственно этим лицом на основании письменного запроса, выглядит не слишком удачно. Конечно, зачастую руководители и бухгалтеры берут на вооружение ответы, иногда неприменимые в их конкретной ситуации — благо, их тиражируют все кому не лень. Но порой достаточно создать прецедент, чтобы ему «контрабандой» следовали тысячи плательщиков (как в свое время произошло с вопросом о правомерности включения в затраты расходов на бутилированную питьевую воду). С другой стороны, ограничение здесь грозит утратой единообразия в применении налоговых правил. Не секрет, что порой субъекты хозяйствования получают на практически одинаковые запросы разные ответы. В результате может нарушаться один из основных принципов налогообложения — всеобщности и равенства, декларируемый ст. 2 НК. Вряд ли бизнес-сообщество оценит такую «индивидуализацию» разъяснений, которая будет скорее мешать, в т.ч. самим госорганам, в выявлении пробелов и противоречий законодательства. Решить проблему может создание электронного ресурса разъяснений уполномоченных органов. Возможны варианты: сделать его единым или по отдельности на официальных сайтах министерств и ведомств — это уже дело вкуса, лишь бы база была полной, своевременно обновляемой и общедоступной. Индивидуальность имеет смысл при введении в республике института налогового рескрипта — распространенной в ряде стран процедуре согласования плательщиком с налоговым органом налоговых последствий и других аспектов сделок и разных операций до их фактического совершения.

Итак, хорошо бы очередным письмом разъяснить бизнесу, что он может жить спокойно, обложившись письмами компетентных органов. Но на все случаи жизни ими не запасешься. Поэтому лучше однозначно и недвусмысленно закрепить обстоятельства, исключающие вину плательщиков, в нормативных правовых актах соответствующего ранга, а заодно обеспечить такое качество кодексов, законов и инструкций, чтобы свести к минимуму количество пробелов, неясностей и поводов для разных толкований...

Леонид ФРИДКИН