$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

Рыночное мышление белорусов

22.12.2006

В настоящее время семьдесят процентов наших соотечественников в той или иной степени поддерживают проводимую в стране экономическую политику — таков итог изучения этого вопроса, проведенного Исследовательским центром ИПМ.

Правда, в сознании белорусов присутствует некоторая раздвоенность, которая, по мнению экспертов, может быть вызвана непониманием причинно-следственных связей и особенностями белорусского сознания: «меня это не касается, пока меня это не касается». Так, предприниматели недовольны высокими налогами, но считают, что государство должно поддерживать убыточные предприятия. Потребители все чаще предпочитают импортное (российское или украинское) продовольствие, но против отмены колхозов и продажи земли. Студенты выступают против распределения, но поддерживают широкомасштабное вмешательство государства в другие области экономической активности. Люди понимают необходимость иностранных инвестиций для нашей страны, но выступают против продажи предприятий иностранцам.1

Отрицательно к проводимой в Беларуси экономической политике относятся только 24% населения. В то же время около 40% наших соотечественников — за реформы, поскольку согласны именно с рыночными ценностями. Только 10-13% людей не имеют определенного мнения и не смогли определить свое отношение к исследуемым параметрам экономической политики.

Приватизация

Приватизация является дамокловым мечом любых экономических реформ. В постсоветском обществе существовали завышенные ожидания и надежды, что приватизация принесет огромные доходы в бюджет, улучшит экономику предприятий, создаст новые рабочие места и при этом будет справедливой и социальной. В странах СНГ они не оправдались. Более того, в силу коррумпированности процесса зачастую имели прямо противоположные ожидаемым результаты. В итоге отношение населения к приватизации, особенно крупных предприятий, резко негативное. Примечательно, что в Беларуси приватизации нет и не было, однако население страны «впитало» как губка всю боль и разочарование украинского, российского или казахского населения и относится к ней резко негативно.

В ходе опроса респонденты могли согласиться или нет с одним из полярных утверждений или не согласиться ни с одним из утверждений: купля-продажа малых предприятий должна осуществляться с разрешения государства (1) и малые предприятия должны находиться в частной собственности и свободно покупаться и продаваться (2).

Только 47% населения согласны с тем, чтобы малые предприятия были в частной собственности и легко покупались-продавались. При этом прослеживается четкая связь между отношением к малой приватизации и местом проживания. Так, против малой приватизации 51% сельского и 39% городского населения. Более того, имеется связь между размером населенного пункта и отношением к форме собственности малых предприятий. Не менее важен и возраст респондента: как правило, чем старше люди, чем меньше их рыночная «продвинутость».

Существует и зависимость между уровнем образования (и размером дохода) и отношением к приватизации: чем выше уровень образования (дохода), тем позитивнее отношение к малой приватизации.

Таким образом, отношение населения к частной собственности, даже на малых предприятиях, достаточно своеобразно. Притом что к развитию предпринимательства положительно относится более 80% населения. Люди, по-видимому, полагают, что предпринимательство в Беларуси должно ограничится индивидуальными предпринимателями и новыми частными фирмами.

Крупные предприятия

Приватизация крупных предприятий (с числом работников свыше 200 чел.) в Беларуси является тем камнем, о который спотыкается вся, даже прорыночная публика. Часть населения может положительно относиться к отмене госрегулирования цен или либерализации импорта, но в отношении «большой» приватизации и город, и деревня, и рабочий, и интеллигент, и студент, и пенсионер едины в своих взглядах — ни пяди родной страны или, вернее, ни одного завода.

Это объясняется тем, что большинство населения считает, что государственная форма собственности эффективнее частной.

Банки и отрасли инфраструктуры

Примерно так же обстоят дела и с отношением к форме собственности крупнейших банков — 57% населения считают, что «крупнейшие банки должны находиться в государственной собственности и выполнять госпрограммы». В то же время только 27% населения полагают, что регулирование деятельности банков должно опираться на международные нормы.

«Энергетика, телекоммуникации, жилищно-коммунальное и дорожное хозяйство должны находиться в собственности государства» по мнению 65% респондентов; в то время как 25% полагают, что «должен быть разрешен доступ для частных компаний в энергетику, телекоммуникации, жилищно-коммунальное и дорожное хозяйство. Обратим внимание, в утверждениях даже не ставился вопрос о переходе данных отраслей в частную собственности; речь шла только о доступе, но и тут население выступает против «частников». К слову, если для роста эффективности этих отраслей или притока денег в казну правительство вдруг решится на акционирование и приватизацию и продажу крупного пакета акций иностранным инвесторам, ему придется это как-то объяснять и мотивировать.

В то же время население совсем не против частной собственности на телевидении, радио, в системе образования и в производстве продуктов питания.

Интересно, что отношение к финансированию убыточных предприятий не настолько однозначное, как в случае с приватизацией. При этом опять же люди плохо понимают, кто и за чей счет финансирует неэффективных производителей. Так, только 40% населения считают, что «убыточные и неконкурентоспособные предприятия должны субсидироваться государством». 44% согласны с другим утверждением, то есть что «жизнеспособность предприятий должна определяться способностью производить конкурентоспособную продукцию». В то же время уже 57% полагают, что «государство должно создавать особые условия для отдельных предприятий и отраслей и поддерживать отечественных производителей», и только 30% считают, что «для всех предприятий должны существовать единые прозрачные «правила игры». То есть часть респондентов противоречит сама себе.

Цены и ценообразование

Половина белорусов являются сторонниками жесткого административного регулирования цен. Так, 49,7% респондентов согласны с утверждением, что «большинство цен должно устанавливаться и контролироваться государством»; только 36,5% — с утверждением, что «большинство цен должно устанавливаться на основе спроса и предложения без государственного вмешательства».

Таким образом, очевидно, что, несмотря на признаваемый факт наличия умеренного (44%) или высокого роста цен в стране (48%), большинство населения не знает об отсутствии свободного ценообразования. Как показало предыдущее исследование, люди в целом верно понимают реальную природу инфляции — государственные предприятия устанавливают высокие цена на товары и услуги (48%); государство устанавливает слишком высокие налоги (25%), отсутствует конкуренция (13%), государство печатает все новые и новые деньги, не обеспеченные товарами (12%). Только 36% отметили, что государство не контролирует их должным образом, а 12% — что предприниматели взвинчивают цены с целью получения большей прибыли.

Налицо непонимание того, что первично, а что вторично в вопросе роста цен, а также состава, результативности и последствий прямых административных (контроль, регулирование, прямое установление цен) и косвенных (снижение налогов, стимулирование конкуренции, жесткая денежная политика) методов регулирования цен.

Естественно, существует разница в понимании необходимости свободного ценообразования для поступательного экономического развития страны между городским и сельским населением. Однако она не настолько высока, чтобы говорить о том, что город является более рыночно ориентированным, чем деревня. Сторонниками госрегулирования цен являются 58% сельского и 46% городского населения.

Опять же существует четкая зависимость между возрастом респондентов и отношением к рыночным ценностям, при этом 40% молодых людей придерживаются отнюдь не либеральных ценностей (табл. 5). Наличие высшего образования не является определяющим: 47% респондентов с высшим (незаконченным высшим) образованием согласны с тем, что цены необходимо регулировать, а 42% — что нет.

Как и следовало ожидать, доход респондентов в этом смысле играет важную роль: чем более обеспеченной является семья, тем ближе к рыночным ее взгляды. Количество сторонников свободного ценообразования увеличивается с 21% при доходе в 75 USD на человека до 67% в случае дохода свыше 500 USD.

Занятость и зарплата

В вопросах занятости и регулирования зарплаты распределение ответов респондентов является наиболее прорыночным. Видимо, именно эти вопросы респонденты могли должным образом «приложить» к себе и, следовательно, понять, в чем их личный интерес.

Так, с утверждением, что «занятость и зарплата должны жестко регулироваться государством даже на частных предприятиях», согласны 34% респондентов, в то время как с тем, что «вопросы занятости и зарплаты должны быть предметом трудового договора между работником, нанимателем и профсоюзом» согласились 51% респондентов.

При этом в Минске за дерегуляцию политики занятости и зарплаты (т. е. трудовых отношений) — 61%, в сельской местности — 40%, в городах — 55%. Что интересно — в этом случае почти отсутствует разбежка в ответах респондентов в зависимости от возраста или доходов.

Елена РАКОВА, кандидат экономических наук, Исследовательский центр ИПМ