$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

Прогнозы проходят, шоки остаются

07.06.2016

В ближайшие несколько лет нам не приходится рассчитывать на серьезный рост экономики, считают участники семинара «Макроэкономический прогноз в ожидании структурных реформ», прошедшего 2 июня в Минске. В стране нет ресурсов, способных быстро переломить эту тенденцию, и непохоже, чтобы власти стремились на деле провести реформы, способные компенсировать отсутствие источников роста.

Экономика республики в ближайшее время обречена на низкие темпы роста, считает экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук. По его мнению, сейчас проходит завершающий этап долгосрочного снижения темпа роста потенциального ВВП, отрицательный сдвиг его уровня и продолжительный циклический спад. Такая комбинация шоков обусловливает низкие фактические темпы роста, причем главным «тормозом» является иссякнувший экономический потенциал. В середине «нулевых» он составлял около 10% годовых, а потому циклических факторов, подобных нынешним, можно было не замечать. Но в период спада данный фактор становится принципиальным.

Заметим, что правительство, вероятно, об этом знает. Не случайно там заявляют, что на 2016–2020 гг. планируются темпы роста на уровне «среднемировых». Но в реальности это означает, что они не обеспечат «догоняющего развития», необходимого для поддержания конкурентоспособности отечественной экономики.

Базовые модели роста, построенные BEROC (как, впрочем, и данные статистики), свидетельствуют о наличии «шока производительности». Он приводит к избыточности запаса капитала, который, как минимум, перестает расти вместе с выпуском, снижению естественной процентной ставки (т.е. отдачи на вложенный капитал), нормы сбережений и росту доли потребления в доходах. Стране и населению приходится привыкать к существенному снижению уровня жизни.

В 2016–2017 гг. отечественная экономика вступает в завершающую стадию адаптации к изменившемуся потенциалу, считает Д.Крук. Она характеризуется депрессией инвестиций, снижением (а затем и стагнацией) потребления и улучшением состояния чистого экспорта (с 5,3% в 2015 г. до 5,6% в 2016-м) с последующей стабилизацией до 1,8% в 2017 г. При этом рецессия, начавшаяся в прошлом году снижением ВВП на 3,9%, продолжится в 2016-м спадом еще на 2% и перейдет в 2017 г. к стагнации: рост составит не более 0,6%. Валовое накопление основного капитала останется отрицательным: от –5,9% в 2015 г. до –3% в 2016-м и –2% в 2017-м.

В таких условиях экономическая политика будет сохранять «вынужденную жесткость», поскольку она не в состоянии противодействовать шоку производительности. В то же время возможности ее влияния на циклическую динамику ограничены инфляционными ожиданиями, угрозами финансовой стабильности и возрастающей долговой нагрузкой. В BEROC считают вполне реальным достижение прогнозных параметров инфляции и девальвации на уровне около 10–12% в год. При этом серьезной угрозой является ухудшение качества государственного долга и задолженности частного сектора, что влечет усиление банковских рисков. Комбинация этих проблем особенно опасна, считает Д.Крук, поскольку госдолг влияет на балансы банков и априори считается «хорошим».

Если общий государственный долг страны составляет 48% от ВВП, то 1/3 такого долга идет на кредиты домохозяйствам, отмечают аналитики ЕБРР. При этом доля внешнего долга Беларуси к ВВП значительно ниже, чем у многих других стран, что не мешает положительной оценке их макроэкономических трендов. Опасен не размер долга, а неэффективность использования заемных средств, растрачивание их на потребление. Именно в этом вопросе ситуация в Беларуси, по мнению ЕБРР, выглядит неблагополучно.

Ослабление курса рубля в 2015 г. – начале 2016 г. повлекло резкое снижение долларового ВВП – почти на 40%. Это существенно увеличивает долговую нагрузку на бюджет и ослабляет позиции страны в международных сравнениях, отметил экономист BEROC. Он подчеркнул, что, даже если Минфин захочет активизировать экономику с помощью фискальных стимулов, это, по сути, невозможно из-за больших платежей по обслуживанию долга. Не принесет пользы и резкое смягчение монетарной политики, на котором настаивают некоторые ученые и бизнесмены. Д.Крук предупредил, что бесполезно пытаться «закидать всех деньгами с вертолета», поскольку существуют базовые ограничения, среди которых одно из ключевых – инфляционные ожидания. К тому же бороться инструментами монетарной политики со структурными адаптациями в принципе невозможно.

НАДО полагать, в правительстве примут во внимание эти обстоятельства, когда в следующий раз соберутся объяснять некорректность оценок в долларовом эквиваленте или снова подвергнутся атакам сторонников эмиссионного стимулирования «по-глазьевски». Однако без серьезных реформ не приходится рассчитывать и на приток капитала. По прогнозам Исследовательского центра ИПМ и Немецкой экономической группы, в текущем году прямые иностранные инвестиции могут составить не более 1450 млн. USD, в следующем – 1337 млн., а портфельных инвестиций не предвидится. А вот сальдо текущего счета останется отрицательным: –1575 млн.USD в 2016 г. и –1883 млн. в 2017-м, сообщила научный директор ИЦ ИПМ Ирина Точицкая.

Состояние экономики и ее будущие перспективы определяются не лозунгами и декларациями, а реальными действиями и количественной оценкой их результатов, отметили участники семинара. При этом сравнение последних с параметрами Азербайджана, Армении, Грузии, Молдовы и Украины, представленное экономистом ЕБРР Константином Кинцурашвили, свидетельтсвует, что признаки нынешней стагнации были видны еще 5–6 лет назад. Санкции, торможение экономического роста из-за отсутствия структурных реформ, изменение конъюнктуры мировых рынков сложились в комплекс проблем, решать которые власти оказались не готовы. При этом стабильность нашего особого пути развития, о котором так любят говорить с высоких трибун, выглядит в глазах внешних партнеров устойчивой лишь в своем наклонном пути падения. Разумеется, никто не отрицает влияние внешних факторов, но, по мнению иностранных спикеров, они не могут служить оправданием. Ведь эффективность работы правительства во многом заключается в готовности гибко и своевременно реагировать на вызовы и требования как внешней среды, так и внутренних факторов и потребностей.

Автор публикации: Галина КАШЕВСКАЯ