$

2.5397 руб.

2.8732 руб.

Р (100)

3.4356 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

АПК

ПОД УГРОЗОЙ КОЛХОЗА

11.05.2004
Количество убыточных хозяйств (1400, или 63% от общего числа) неопровержимо доказывает неэффективность государственного субсидирования АПК. Да и самим властям уже надоело "бездумно закапывать деньги в землю". Но сегодняшнее закрепление нерентабельных колхозов за предприятиями не только мало поможет сельскому хозяйству, но может разорить и фирмы, считает один из "пострадавших" предпринимателей - директор ЗАО "Борисовдетспецпродукт" доктор сельскохозяйственных наук Виктор ХИНЕВИЧ.

- Виктор Иванович, два года назад на встрече А.Лукашенко с предпринимателями вы заявляли о готовности взять колхоз, рассчитывая таким образом помочь и ему, и своему предприятию. Почему теперь, когда задуманное вроде бы осуществилось и колхоз предложили, вы не довольны?

- Причин этому много. Самая главная - невозможность финансово выдержать такое закрепление. За два года бизнес мой настолько иссяк, что теперь он не только колхоз, он уже себя не тянет. Когда я был у Президента осенью 2001г., прибыль на предприятии за год составляла 400 млн. ВYR. В позапрошлом году она снизилась до 240 млн. ВYR. А после подведения итогов 2003г. выяснилось, что наша прошлогодняя прибыль - всего 8 млн. Такое падение объясняется тем, что хотя доходы в целом и объемы выпуска продукции в финансовом выражении не сократились, у нас резко увеличились затраты. То же молоко подорожало в три раза со 120 тыс. до 450 тыс. за тонну - понимаете, что это значит для производителя мороженого?

Впрочем, для нашего предприятия покупка колхоза еще может иметь какой-то смысл. Об этом я и сказал 21 апреля на собрании у председателя Минского облисполкома Николая Домашкевича. И предложил не просто хозяйство мне передать. Я предложил государству продать и Борисовский молочный завод. Ведь нужно понять, что колхоз дает предпринимателю только промежуточное звено продукта - мясо, которое мычит, и требующее обработки молоко. Со всем этим нужно идти на государственные молочные заводы и мясокомбинаты. То есть на предприятия, у которых тоже остались колхозы и которые теперь запросто поднимут цену переработки для частника.

Из 27 хозяйств в Борисовском районе государство оставило себе шесть более-менее рентабельных, которые к тому же будут обслуживаться заводами по выгодным расценкам. Как при таких неравных условиях можно продавать продукцию и вообще "поднимать" остальные 21? А вот если у меня, частника, который знает, как хозяйствовать, будет производство и переработка, то я смогу обеспечить молоком и Борисов, и все прилегающее. Вот тогда у предприятия не будет дисбаланса. Тогда есть смысл брать колхозы.

В противном же случае и завод, и колхозы, которые окончательно "лягут" рано или поздно, все равно придется продавать. Причем тогда их купит уже россиянин, а не белорусский предприниматель, разорившийся вместе с колхозами. Кстати, Н. Домашкевич с этими доводами согласился и предложил мне разрабатывать бизнес-планы на покупку как молочного завода, так и СПК "Кищено-слободское".

- Можно ли ваше решение проблемы перенести на ситуацию в целом, т. е. облегчить участь предпринимателей, дав им возможность самим перерабатывать продукцию сельского хозяйства?

- Во-первых, я не уверен, что проблема моя решится даже с приобретением молокозавода - остается еще очень много вопросов.

Во-вторых, для того, чтобы выйти из создавшегося в сельском хозяйстве положения, нужно понять, в чем сейчас главная ошибка. Ведь сама идея преобразований - правильная. Дальше поддерживать хозяйства так, как это делает государство, нельзя. Сегодня деньги "закапываются" в землю "без головы", без хозяина. В колхозах они пропиваются и прогуливаются.

Президент говорит, что причина всех проблем в дисциплине, и считает, что частник "наведет порядок" и все получится - перестанут пить. Но я говорю, что нет, господа! Сельское хозяйство - это не игрушка. Нужно объективно установить и признать причину развала хозяйств. Правильный диагноз - правильное лечение. Развал дисциплины и пьянство - это следствие отсутствия какой бы то ни было экономической политики на селе, мотивации к труду, его достойной оплаты. Так лучше создайте условия тому же хозяйству, а не перекладывайте проблему на предпринимателей! Ведь бурьян будет расти и при частнике, потому что в любом случае нужно вложение денег.

Поэтому если и передавать колхозы, то только тем предприятиям, у которых в течение последних трех лет чистая прибыль ежегодно составляет не менее 300 млн. ВYR. Я настаиваю на этом, поскольку знаю, о чем говорю. У меня огромный опыт "подъема" хозяйств. 10 лет назад на БАМе принял 32 убыточных совхоза на баланс железной дороги и прекрасно знаю всю кухню. Но если сравнить ситуацию десятилетней давности с той, которую мы имеем теперь, то это большая разница. Тогда железной дорогой мне были выделены огромные средства. Покупалась новая техника, тракторы, сеялки... Кроме того, первые два года все основные полевые работы проводились внутренними и железнодорожными войсками, поскольку в хозяйствах часто было два, максимум три механизатора, которых можно посадить на современный трактор. А здесь кто будет работать? Деньги где брать? Один комбайн сегодня стоит 500 тыс. USD. Другое дело, если бы государство дало предпринимателю те средства, те кредиты, которые теперь даются колхозам. В прошлом году в сельское хозяйство был вложен 1 млрд. USD, а получено только 1,2 млрд. (хотя фактически, я думаю, около 800 млн.). При этом на следующий год запланирован рост финансирования до 1,5 млрд. USD. За эти деньги можно было купить в два раза больше продукции, чем мы на них производим.

-- Какие рекомендации по выходу из положения вы могли бы дать предпринимателям и властям?

-- Во-первых, не следует приступать к приему хозяйств без процедуры передачи. Во-вторых, я рекомендовал бы, как уже говорил, продажу убыточных хозяйств производить только тем структурам, у которых последние три года чистая прибыль составляла не менее 300 млн. ВYR в год. В-третьих, продавать надо не только колхозы, как промежуточное звено, а вместе с ними молочные заводы и мясокомбинаты с прилегающей сырьевой базой. В-четвертых, указом Президента нужно закрепить право на беспроцентное субсидирование от конкретных банков с отсрочкой платежа не менее трех лет. Схема "колхоз -- предприятие" -- не жизненная. Здесь обязательно должен присутствовать и банк. В-пятых, указ должен гарантировать невозможность национализации. Очень важно свободное ценообразование, невмешательство вертикали власти в хозяйственную структуру. Необходимо пятилетнее отсутствие судебных исков со стороны кредиторов, т.е. не только отсрочка кредиторской задолженности, но и гарантия того, что хозяйственные суды не будут брать к производству дела. Кроме того, социальная инфраструктура не должна передаваться. Это все остается за государством. В-шестых, нужно законодательно в бюджете предусмотреть расходы на поддержание хозяйств, то есть сохранить тот же миллиард, не экономить его один раз в жизни -- отдать частным предпринимателям, которые вложат его в землю с умом. Все.

-- Сейчас все ждут решения о правовом механизме передачи. Он необходим. Однако из ваших слов следует, что проблема не в том, как отдать колхозы новым хозяевам?

-- В том-то и дело, что когда нас вызвали к Домашкевичу, все решали вопрос, "как" передавать хозяйства, но совсем не думали, "зачем" и будет ли от этого толк. Если у моего предприятия еще есть шанс выйти из положения, потому что оно занимается переработкой молочной продукции, да и я имею большой опыт работы в этой сфере, то остальные вообще не знают, что такое сельское хозяйство. Кроме того, никто не учитывает и профиль деятельности организаций: сегодня предприятие, допустим, электроникой занимается, а ему завтра -- колхоз. Такое впечатление, что власть больше всего интересует, кому побыстрее спихнуть убыточный колхоз. И в этой поспешности никто не замечает, что допускается ошибка. Серьезная ошибка. В результате которой могут быть уничтожены и предприниматели и хозяйства.

Автор публикации: Эвелина ОРШЕР


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное