Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №30(2724) от 19.04.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2757
EUR:
3.4954
RUB:
3.4772
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Почему письменные разъяснения госорганов не имеют юридической силы

Валерий ФАДЕЕВ

Палата представителей приняла в первом чтении законопроект «Об изменении Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах». Наряду с другими новациями предлагается корректировка ст. 69 этого Закона, непосредственно влияющая на деятельность многих субъектов хозяйствования.

Бизнес-союзы годами пытались донести до властей, что на практике периодически возникает парадоксальная ситуация, когда организация или индивидуальный предприниматель (ИП), действующие в соответствии с письменным разъяснением того или иного официального органа, в случае привлечения их к ответственности за нарушение не могут использовать указанное разъяснение для своей защиты в суде. Причем речь идет лишь о тех случаях, когда нарушение вызвано корректировкой деятельности субъекта хозяйствования в соответствии с консультацией, подготовленной госорганом.

Три года назад Конституционный Суд в ответ на обращение Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) принял решение от 03.10.2019 № Р-1190/2019 «О правовом регулировании письменных разъяснений применения нормативных правовых актов». В нем высший судебный орган конституционного контроля в стране не только признал наличие проблемы, связанной с неопределенностью в правовом регулировании письменных разъяснений применения нор­мативных правовых актов (НПА), принимаемых уполномоченными гос­органами (организациями), но и необходимость внесения в Закон от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах» (далее – Закон о НПА) изменений, направленных на определение юридической силы и характера таких разъяснений.

И у бизнес-сообщества наконец-то появилась надежда, что правительство предложит оптимальный вариант корректировки действующего Закона о НПА. Специалисты акцентировали внимание на том, каким образом необходимо это сделать.

Напомню, что Верховный Суд на запрос Конституционного Суда еще до принятия им вышеназванного решения сообщил, что разъяснения государственных органов (организаций) по вопросам применения НПА, не являющиеся нормативными правовыми актами и, следовательно, не имеющие обязательного характера, не могут влиять на принимаемое судом решение.

На практике это означает, что если субъект хозяйствования совершил какое-то действие (бездействие) в соответствии с письменным разъяснением госоргана, которое в конечном счете оказалось, мягко говоря, неправильным, т.е. противоречащим законодательству, то суд не будет обращать внимание на суть такого толкования НПА и вынесет решение не в пользу «виновника».

Но ведь даже в уголовном праве, в административных правоотношениях и т.д. имеется понятие вины, влияющее на степень ответственности!

И до принятия Конституционным Судом решения № Р-1190/2019, и позже велись споры также по следующему вопросу: понесут ли соответствующие органы (должностные лица) ответственность, если действовавшему согласно их рекомендациям субъекту хозяйствования или гражданину будет причинен материальный ущерб? Если проанализировать ответ Верховного Суда, то едва ли это получится.

Напомню, что тогда эти проблемы также обсуждались на заседаниях рабочей группы, созданной при Минэкономики. По заданию Совета по развитию предпринимательства она анализировала результаты исследования административной ответственности в сфере предпринимательской деятельности.

И на рабочей группе, и в СМИ я отстаивал следующую позицию: если предприятие или ИП действовали согласно разъяснению уполномоченного органа (которое он подготовил согласно его компетенции) и это привело к нарушениям, то такой субъект хозяйствования к ответственности привлекаться не может.

Конечно же, на практике при этом следует учитывать три обстоятельства: во-первых, входит ли разъяснение по этому вопросу в компетенцию соответствующего органа; во-вторых, на каком уровне было дано разъяснение; и в-третьих, кого или чего оно касалось.

Но, как видим, правительство лишь через три года внесло в Палату представителей соответствующий законопроект. Не будем рассматривать другие нововведения этого объемного документа, остановимся лишь на предлагаемой корректировке ст. 69 Закона о НПА, касающейся официального толкования и письменных разъяснений НПА. Она дополняется следующим положением: «Разъяснения применения нормативных правовых актов носят рекомендательный характер. Правовые последствия несоблюдения законодательства, допущенного вследствие исполнения разъяснений применения нормативных правовых актов, предоставленных государственными органами (организациями), указанными в части первой настоящего пункта, могут устанавливаться законодательными актами».

Да, можно сказать, что в случае вступления предлагаемого положения в силу будет сделан определенный шаг вперед: разъяснениям придадут хотя бы рекомендательный характер. Но при этом проблема, которая требует радикального решения, останется неурегулированной.

Почему?

Сегодня юридические лица и ИП, корректирующие свою деятельность с учетом письменных разъяснений госорганов и допускающие при этом ошибки, признаются в судебном порядке виновными со всеми вытекающими последствиями.

Что изменится после вступления в действие обновленной редакции ст. 69 Закона о НПА?

Если такие «рекомендации» госоргана привели к негативным последствиям, то формально потерпевший субъект сможет попытаться взыскать ущерб с госоргана или его сотрудника, однако на практике сделать это зачастую невозможно. К тому же и госорган, и суд всегда могут сослаться на «рекомендательный» характер разъяснения, т.е. вроде бы виновный должен сам оценить ситуацию и думать, как ему поступить.

Что же касается правовых последствий несоблюдения законодательства, то «они могут устанавливаться законодательными актами». То есть в развитие Закона о НПА могут быть приняты другие законы или поправки в действующие законы.

С учетом действующей правоприменительной практики и роли наших госорганов (как правило, именно они разрабатывают проекты таких законодательных актов) можно сделать вывод, что подобная отсылочная норма проблему не решит. Ведь согласно статье законопроекта новые законы или изменения в действующие законы могут принять, а могут и не принять. А если их все-таки разработают и примут, то попробуйте их еще найти в огромном массиве, который представляет сегодня отечественное законодательство.

Было бы логичным и правильным решить эту проблему в основном законе, посвященном нормотворчеству. И в ст. 69 Закона о НПА все-таки предусмотреть дополнительные гарантии защиты прав субъектов хозяйствования в вышеописанных ситуациях и одновременно повысить ответственность госорганов и их должност­ных лиц за результаты своих действий. 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений