$

2.5960 руб.

3.1140 руб.

Р (100)

3.4055 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Цены

Мы за ценой не постоим: она заморожена для 112 товаров

26.02.2021

В Беларусь вернулось жесткое ценовое регулирование. Согласно постановлению Совмина от 23.02.2021 № 100 «О временных мерах по стабилизации цен на социально значимые товары первой необходимости» (далее – постановление № 100) юридическим лицам всех форм собственности и индивидуальным предпринимателям до конца февраля запрещено повышать цены на целый ряд товарных позиций. Документ вступил в силу сразу после официального опубликования, т.е. с 25 февраля.

Что важно, требование касается участников всей цепочки поставок: производителей и импортеров продукции, а также субъектов хозяйствования, занимающихся их реализацией на внутреннем рынке.

В Совмине постановили «не допускать повышения цен с даты вступления в силу настоящего постановления по 28.02.2021 по сравнению с ценами, действовавшими на 24.02.2021, а в случае отсутствия товаров на эту дату на предыдущую дату (без учета снижения цен в рамках проведения мероприятий, направленных на продвижение товаров и привлечение покупателей)».

При этом с начала марта цены на перечисленные в документе товары запрещено повышать более чем на 0,2% в месяц. Превышение допускается только по согласованию с Комиссией по вопросам государственного регулирования ценообразования при правительстве.

Государственным органам и концернам поручено «обеспечить поставки в торговые объекты и аптеки под потребность внутреннего рынка продукции, производимой подчиненными организациями». Образно говоря, на случай возникновения условного «дефицита» включается система «госснабжения».

Руководителям госорганов необходимо издать локальные правовые акты «об организации работы по стабилизации цен с установлением четкой системы контроля и оценки работы кадров». МАРТ и Минздрав согласно документу должны при необходимости скорректировать ассортиментные перечни товаров и перечни лекарств, обязательных для наличия в аптеках.

Всего в перечень социально значимых товаров первой необходимости включено 62 позиции, в т.ч. 57 – это продукты питания, 3 – средства гигиены и 2 – хозяйственные товары.

Цены также запрещено до марта повышать на 49 наименований востребованных лекарственных средств отечественного производства и 1 индийское лекарство белорусской расфасовки.

 

Когда не все идет по плану

То, что какие-то меры в этом направлении власти готовят, было понятно из публичных заявлений последнего месяца. Нормативное решение можно прямо связать с январским ускорением инфляционных процессов.

По данным Белстата, в январе потребительские цены выросли на 1,1% при официальном годовом прогнозе 5%. Рост цен в годовом измерении (январь 2021 г. к январю 2020 г.) ускорился до 7,7%. Стоит обратить внимание, что лидерами роста стали цены на товары и услуги, многие из которых относятся к разряду регулируемых.

За минувший месяц потребительские цены на продовольственные товары выросли на 1,5%, на непродовольственные – на 1,3%, на услуги – на 0,3%. Среди продовольствия лидерами по удорожанию стали виноград (23,1%), свекла (13%) и бананы (11,6%).

МАРТ и Нацбанк в своих обзорах прямо увязали ускорение инфляции с отменой льгот по НДС на ряд товаров, в т.ч. на лекарственные препараты. Аналогичного мнения придерживаются и аналитики Евразийского банка развития. По их мнению, в ближайшие месяцы годовой рост цен сохранится в диапазоне 7–8%.

Напомним, по итогам 2020 г. индекс потребительских цен в Беларуси составил 107,4% при официальном прогнозе 105%.

Недавно принята антиинфляционная программа на ближайшие 3 года (утверждена постановлением Сов­мина и Нацбанка от 25.11.2020 № 674/22). Как писала «ЭГ» (статья «Дополнительная ответственность для монополистов, внеплановые проверки – для всех» в № 91 за 01.12.2020), она содержит в себе меры, касающиеся прогнозирования, развития инструментов биржевой торговли, работы магазинов-дискаунтеров, ценообразования на медтовары, госзакупок, развития электронной торговли и др.

Но в ней ничего не было сказано о краткосрочных планах правительства или непосредственного регулятора в лице МАРТ об усилении административного регулирования ценообразования. Из этого можно сделать вывод, что нынешнее решение никак не связано со стратегическими документами, оно по своей сути реакционное.

 

Своеобразная поддержка

Обращает внимание, что указанное постановление принято на основании Указа от 24.04.2020 № 143 «О поддержке экономики». В принципе, у правительства и так есть полномочия, касающиеся регулирования цен.

Но данный Указ действительно включает не относящийся к его основному содержанию пункт (при выходе на него обратили мало внимания) о том, что Совмин уполномочивается на принятие «иных мер в области ценообразования, необходимых для стабилизации ценовой ситуации». Вероятно, это они и есть.

Согласно договору о ЕАЭС страны – члены организации могут самостоятельно вводить госрегулирование цен на ограниченный перечень продукции сроком не более 90 дней в году. Если дольше – нужно согласие Евразийской экономической комиссии.

В 2020 г. белорусские власти дважды обращались в ЕЭК с запросом на согласование подобных мер и получали его. Так что нельзя сказать, что новое решение абсолютно неожиданно – с января текущего года госрегулирование цен на 17 позиций социально значимых товаров действовало примерно в том же виде, что и почти весь прошлый год.

Если, конечно, не вспоминать о постановлении Совмина от 30.03.2020 № 184, которое запрещало всем субъектам повышать цены на товары и услуги выше 0,5% в месяц (оно действовало только 16 дней и было отменено после критики со стороны бизнес-сообщества). Во многом новый документ перекликается именно с ним.

 

Предыстория, которая не учит

Что принципиально изменилось для субъектов хозяйствования с 24 февраля? Если до этого для производителей товаров был установлен предельный максимальный норматив рентабельности для оптовой и розничной торговли, а также для импортеров в этой цепочке – предельные максимальные надбавки, то теперь на 4 дня для всех фактически введен запрет на повышение цен.

Это отсылает нас к опыту декабря 2014 г. – апреля 2015 г., когда в стране действовал ценовой мораторий. Отменяли его постепенно, вопросов у бизнеса о том, как вообще работать, было много. Цены придержали (после 2,4% инфляции в январе 2015 г. к марту она снизилась до 0,8%, в сентябре сработал накопленный «навес», и она вновь разогналась), но разнообразия в сегменте товаров повседневного спроса стало меньше, торговые сети переходили на поставки по предоплате, наблюдались перебои с импортом.

Решение принималось на фоне очередной девальвации национальной валюты. Сегодня, видимо, пытаются сработать на опережение. Но, если курс у нас теперь плавающий, его колебания естественны. А ограничение предложения на определенные группы товаров может только усилить давление на валютный рынок и разогнать компенсирующий рост цен на смежные группы.

Изменялся порядок регулирования цен и в период острого валютного кризиса весной 2011 г. Параллели напрашиваются сами собой. Разница в том, что за последнее десятилетие в белорусском госрегулировании экономики накопился, пускай и прерывистый, опыт либерализации, который мог естественным образом стабилизировать ситуацию.

Так, уже с начала 2016 г. в стране фактически было введено свободное ценообразование на потребительском рынке (за исключением плодоовощной продукции и крепкого алкоголя в объектах общепита). В сентябре того же года глава только что преобразованного Министерства антимонопольного регулирования и торговли Владимир Колтович констатировал, что «цены реально отражают потребительский спрос», а отмена регулирования не привела к их всплеску. Не хотелось бы это недавнее прошлое сбрасывать со счетов.

 

Признались: действуют жестко

Важна официальная мотивировка нового решения со стороны регулятора. МАРТ в день принятия постановления № 100 распространил комментарий, в котором принятые меры названы жесткими, но оправдываются они тем, что должны выступить гарантией «справедливых цен на позиции продовольственных товаров и лекарственных средств ежедневного спроса».

Из контекста абсолютно не ясны критерии справедливости (это, вообще-то, не экономическая категория). В массовом сознании потребителя нежелание роста цен естественно, и не только в нашей стране.

Справедливо ли от субъектов торговли на фоне повышения НДС по целому ряду товаров требовать, чтобы розничные цены на них не росли? С экономической и регуляторной точек зрения это абсурдно, поскольку приводит к явному противоречию, с какой-то другой, возможно, и нет. Но тогда нужно пояснить природу этих требований и то, как они могут быть применимы в сложившейся системе координат.

Пока известно только то, что Комитет госконтроля активно проверяет «обоснованность роста цен на лекарства», объявлено о повсеместном их повышении по итогам мониторинга 130 аптек (напомним, цены на медикаменты регулируются отдельным законодательством), также идут проверки крупных торговых операторов в столице и регионах.

Ответственность за инициативу об ужесточении ценового регулирования взяла на себя Федерация профсоюзов Беларуси, которая проводит ценовые мониторинги. В ФПБ уверены, что решение «позволит обеспечить большую доступность для людей продуктов первой необходимости и лекарств» и сделает механизмы формирования цен «более прозрачными и предсказуемыми».

Странно, что о справедливости профсоюзы не вспомнили…

С перечнями социально значимых товаров и лекарственных средств, утвержденными постановлением № 100, можно ознакомиться в статье «Повышение цен на социально значимые товары ограничено»

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Менеджмент: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное