$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Голос коллектива в совете директоров

18.08.2017

Роль представителей наемных работников в уп­равлении предприятием в нашей стране зачастую является чисто декларативной. Однако она может измениться, если соответствующие нормы бу­дут закреплены в законодательстве.

Согласно ч. 3 ст. 51 Закона от 9.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон № 2020-XII) уставом об­щества может быть предусмотрена обязанность включения в состав его совета директоров (наблюдательного совета) пред­ставителя работников и (или) профсоюза. При этом не уточняется, когда такая обязанность может быть предусмотрена. В проекте закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам хозяйственных обществ» предлагается уточ­нить только процедурный во­прос: основанием для включения в состав совета директоров представителя работников или профсоюза станет решение общего собрания (конференции) коллектива?

Между тем право работников на участие в управлении организацией относится к основным правам, гарантированным белорусским трудовым правом (п. 4 ст. 11 ТК). Насколько известно автору, данная норма заимствована из немецкого права. В законодательстве Германии закреплено право работников или профсоюзов на участие в управлении предприятием (Unter­nehmen­smitbestimmung) исходя из принципа «взаимодействия труда и капитала». Это своеобразная дань социал-демократическим традициям и признание роли профсоюзов. При этом полномочия наблюдательных советов в Германии гораздо весомее, чем аналогичных органов в Беларуси.

Согласно ст.ст. 84 и 111 Закона ФРГ от 6.09.1965 «Об акционерных обществах» (Aktiengesetz) на наблюдательный совет АО воз­лагаются две основные задачи: назначение и отзыв членов прав­ления, являющихся его исполнительным органом и руководящих оперативной деятельностью компании, а также контроль за деятельностью правления. Наблюдательный совет может проверять бухгалтерскую отчетность и иную документацию общества, нанимать экспертов для выполнения определенных задач, дает поручение аудитору на подготовку годового отчета АО или концерна. В случае необходимости наблюдательный совет может созывать общее собрание АО.

Таким образом, практически все важные решения правления немецкого АО де-факто подлежат одобрению наблюдательного совета. Например, решение руководства концерна Volkswagen о выплате уволенной недавно Кристине Хоф­фман-Деннхардт, являвшейся членом совета директоров по профессиональной этике и юридическим делам, выходного пособия в размере 12,5 млн. EUR не получило одобрения наблюдательного совета концерна во многом из-за позиции представителей трудового кол­лектива и профсоюзов.

В настоящее время в Германии право работников на уча­стие в управлении предприятия закреплено в следующих федеральных законах:

Законе о праве работников на участие в управлении пред­приятием (Gesetz ь ber Mit­bestimmung der Arbeitnehmer) от 4.05.1976 г. (для крупных пред­приятий с численностью работников более 2000);

Законе о праве работников на включение в состав наблюдательных советов и правлений предприятий горнодобывающей промышленности, пред­приятий черной металлургии и металлургической промышленности (Montan­Mit­bestG) от 21.05.1951 г. (для пред­приятий данных отраслей с численностью от 1000 работников, с изменениями от 7.08.1956 г.). Этот закон действует в отношении управляющих предприятий (холдинговых компаний) горнодобывающей и металлургической отрасли, если более 50% общего оборота концерна приходится на пред­приятия, подпадающие под действие закона;

Законе об одной трети участия работников (Drittel­beteiligungsgesetz) от 18.05.2004 г. (для предприятий, где работают от 500 до 2000 человек).

Как и по смыслу белорусского Закона № 2020-XII, представители работников или профсоюзов в наблюдательном совете либо правлении немецкого предприятия являются полноправными его членами и обладают теми же правами и обязанностями, что и представители акционеров (уча­ст­ников). При этом представители работников и профсоюзов должны выполнять свои обязанности самостоятельно и не быть связанными какими-либо указаниями либо поручениями.

В немецком законодательстве четко регламентировано чис­ленное соотношение количества пред­ставителей работников (проф­союзов) и акционеров (участников) в наблюдательных советах. Основная целевая груп­па здесь – акционерные общества, поскольку крупные компании обычно имеют в Германии именно такую форму. Так, на­блюдательные советы обществ, на которые распространяется действие закона о праве работников на участие в управлении пред­приятием, фор­мируются в следующем порядке:

– с численностью работников не более 10 000 – по 6 представителей акционеров и работников, причем 2 из последних – от профсоюза;

– с численностью работников от 10 000 до 20 000 – по 8 пред­ставителей акционеров и работников, 2 из последних – от проф­союза;

– с численностью работников более 20 000 – по 10 представителей акционеров и работников, в т.ч. 3 – от профсоюза.

В состав наблюдательного совета предприятий горнодобывающей и металлургической промышленности должно входить по 5 представителей акционеров и работников, причем в каждой группе должно быть по одному нейтральному представителю, относящемуся к категории «иные лица».

В наблюдательных советах обществ, на которые распространяется действие «закона об одной трети», как минимум 1/3 составляют представители работников.

Помимо численного состава наблюдательных советов, указанные законы регламентируют порядок выбора и отзыва представителей работников и профсоюзов, их права и обязанности.

Таким образом, в Германии действует довольно сложное регулирование реализации прав работников на участие в управлении компанией. В свою очередь, у нас этот вопрос носит несколько декоративный характер. Сама по себе возможность включения в состав совета директоров (наблюдательного совета) представителя работников и (или) профсоюза выглядит очень привлекательно, но механизм ее реализации до конца не урегулирован. Не предусмотрено и селективное действие дан­ной нормы. Например, в Германии она применяется лишь в отношении крупных компаний. У нас никаких ограничений нет, но на малых предприятиях пред­ставительство трудового кол­лектива в совете директоров может быть нецелесообразно.

* * *

В заключение отмечу, что ст. 51 Закона № 2020-XII допускает включение в состав совета директоров лишь одного пред­ставителя работников и (или) профсоюза, тогда как члены коллегиального исполнительного органа могут составлять до 1/4, а независимые директора в ОАО с числом акционеров более тысячи согласно проекту – не менее 30%. Но в совете решения обычно принимаются простым большинством голосов. Так что если в Германии половина мест в совете принадлежит представителям работников, то у нас они вряд ли смогут оказать какое-­нибудь значимое влияние на принимаемые решения, особенно в ОАО, принадлежащих одному акционеру (которым чаще всего является государство). Получается, что данная норма в ее действующем и «поправленном» виде напоминает сталинскую конституцию 1936 г.: права дек­ларируются, но воспользоваться ими в реальности невозможно.

Автор публикации: Павел ПАНКРАТОВ, LL.M. oec.int, директор ООО «Бранд и Партнёры»