$

2.0367 руб.

2.3931 руб.

Р (100)

3.4364 руб.

Ставка рефинансирования

11.00%

Инфляция

1.20%

Базовая величина

23.00 руб.

Бюджет прожиточного минимума

197.81 руб.

Тарифная ставка первого разряда

33.00 руб.

ИТ технологии

Цифровые дивиденды в аналоговой среде

10.10.2017

Цифровизация экономики стала одной из основных тем, обсуждавшихся на Международном форуме евразийского партнерства, прошедшем 6 октября в Ереване, и заявлена в этом же качестве на Высшем Евразийском экономическом совете, запланированном на 11 октября. Ранее Евразийской экономической комиссии было поручено разработать Основные направления цифрового развития ЕАЭС до 2025 года, чтобы определить для каждой из союзных стран конкурент­ные позиции как на евразийском рынке, так и в рамках глобальной экономики.

Термин «цифровая экономика», введенный в середине 1990-х ученым Николасом Негропонте из Массачусетского университета (США), сегодня широко употребляется во всем мире. В прошлом году Всемирный банк выпустил доклад о состоянии цифровой экономики в мире, озаглавленный «Цифровые дивиденды». Правда, давать определение этому понятию авторы доклада не рискнули. Можно лишь предполагать, что если традиционная экономика представляет собой хозяйственную деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления, то цифровая экономика – это та часть экономических отношений, в которой главенствующую роль играет использование компьютеров, Интернета, мобильных телефонов, хранение, передача и обработка информации. При этом значительная часть производства, распределения, обмена, потребления переносится в виртуальную среду. Эти процессы все шире охватывают и финансовую сферу, благо, многие финансовые операции и так в значительной степени носят виртуальный характер. А потому человечество переживает сегодня настоящий бум «оцифровки» денег. Цифровые компьютерные технологии, новые методы генерирования, обработки, хранения, передачи данных играют все большую роль в мировой экономике. Это кардинально меняет существующие рыночные бизнес-модели, схемы формирования добавленной стоимости, методы прогнозирования структуры рынков труда и капитала.

ХОТЯ разговоры о цифровой экономике занимают все больше места в речах и публикациях, на самом деле ее доля в глобальном ВВП пока не так уж велика. В прошлом году она составляла лишь 5,5%, варьируясь от 12% в Великобритании до 4,9% в развивающихся странах, причем если в Китае она была немногим более 6%, то в России – по разным оценкам – от 2,8 до 4%. Однако темпы роста цифровой экономики быстро увеличиваются, а потому прогнозы о том, что информационные технологии и технологии данных в ближайшие 8–10 лет займут 30–50% экономики, выглядят вполне реально. Вопрос лишь в том, кому удастся достичь таких рубежей, какие ресурсы для этого потребуются, где их раздобыть. Одновременно возникают вопросы о последствиях цифровой трансформации для общества. Например, новые технологии приведут к ликвидации ряда профессий  и множества рабочих мест, но могут и создать новые. Правда, нет никаких гарантий, что это замещение произойдет в одних и тех же местах и обойдется без серьезных социальных проблем и конфликтов. Еще более масштабные и сложные перемены возможны в отношениях государства, бизнеса и общества. С одной стороны, цифровые технологии породили множество товарных и финансовых операций, которые не вписываются в рамки существующего законодательства до такой степени, что делают почти ненужным государственное регулирование. В некоторых аспектах регуляторы оказались на грани утраты контроля над движением товаров и услуг, капиталов и доходов. А потому власти разных стран пытаются решить такие проблемы то путем запретов, то пытаясь экстренно создать правовую среду для новых явлений.

С другой стороны, информационно-­коммуникационные технологии открывают перед государством новые возможности контроля над бизнесом, обществом и различными ресурсами. Белорусские предприниматели уже успели познакомиться с некоторыми инструментами прослеживаемости на примере систем контроля кассовых аппаратов, электронных счетов-фактур. Но этим возможности цифрового контроля далеко не исчерпываются. Поэтому с энтузиазмом по поводу всеобщего торжества цифровой экономики стоит быть поосторожнее.

ИНФОРМАТИЗАЦИЯ числится среди приоритетов Программы социально-­экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы, утв. Указом от 15.12.2016 № 466, как ключевая составляющая стратегии инновационного раз­вития страны. Предполагается, что информационно-коммуникационные тех­нологии станут инструментом, обеспечивающим развитие высокотехнологичного сектора экономики, создадут условия для перехода к цифровой экономике, совершенствования институциональной и формирования благоприятной бизнес-­среды. В частности, развитие электронного правительства позволит повысить эффективность государственного управления, упростить взаимодействие государства, бизнеса и граждан, сделать это взаимодействие более удобным и уменьшить издержки на осуществление административных процедур. Реализация потенциала ис­пользования ИКТ в различных сферах экономики и жизнедеятельности обеспечит значительный вклад в экономический рост, повышение конкурентоспособности базовых отраслей и новых секторов экономики, качества жизни населения, а также позволит достичь высоких позиций нашей страны в мировых рейтингах. По-видимому, ожидается, что ИКТ компенсируют институциональные особенности имеющейся социально-экономической модели, в т.ч. в отношениях собственности и структуры власти.

В программе перечислены все аспекты дигитализации: создание современной инфраструктуры телекоммуникаций, полноценного электронного правительства, системы «Умный дом», максимальное внедрение во все отрасли экономики технологий сбора и обработки больших массивов данных, прежде всего в медицине, торговле и сельском хозяйстве, использование новейших технологий передачи и хранения информации в банковской сфере, государственном управлении, нотариате и т.д., создание автоматизированных систем мониторинга и управления состоянием транспортной инфра­структуры, внедрение интеллектуальных комплексов регулирования дорожного движения, систем учета топливных ресурсов, внедрение автономных производственных комплексов в промышленности, систем управления на основе концепции «интернет-вещей», технологий 3D-печати и т.п.

Информационно-коммуникационные технологии, по мнению властей, должны стать основой для  обновления базовых отраслей экономики, создания новых производств V–VI укладов. Промышленная политика должна плавно «перетечь» в цифровое русло, охватывающее не только новые производства, но и традиционные, включая крупнейшие предприятия страны.

МЕЖДУ ТЕМ пока статистика кон­статирует довольно скромный уровень цифровизации отечественной экономики. Например, по данным сборника «Информационное общество в Республике Беларусь», доля расходов отечественных организаций и населения на ИКТ выросла с 2% ВВП в 2011 г. до 3,1% в 2016-м, а доля инвестиций в сектор ИКТ – сократилась с 1 до 0,7%. За это время удельный вес организаций сектора ИКТ в общем количестве коммерческих организаций сократился с 3,6 до 3,4%, а доля их персонала в списочной численности работников коммерческих организаций республики выросла с 3% до всего лишь 3,2%.

Доля валовой добавленной стоимости сектора ИКТ в валовой добавленной стоимости по экономике выросла за 5 лет с 3,2 до 5,2%, а производство промышленных товаров, связанных с ИКТ, – с 139,4 млн. BYN до 495,4 млн., что с учетом инфляции и обесценения рубля не так много. Доля инвестиций в основной капитал в сектор ИКТ в общем объеме капиталовложений выросла с 3 до 3,5%, но удельный вес затрат на научные исследования и разработки в общем объеме затрат организаций сектора ИКТ сократился с 0,6% в 2011 г. до 0,5% в 2016-м, хотя в 2013 г. он достигал 1%. С другой стороны, информационно-коммуникационные технологии занимают все более заметное место в отечественной экономике (см. таблицу). Но это, к сожалению, пока мало отражается на темпах экономического роста страны и уровне благосостояния большей части населения.

Таблица. Использование ИКТ в экономике Беларуси

 

2011

2012

2013

2014

2015

2016

ВВП, % к предыдущему году

105,5

101,7

101,0

102,3

97,4

99,4

Удельный вес в общем количестве, %

 

 

 

 

 

 

организаций, использующих Интернет

94,6

96,8

97,5

97,3

97,2

97,4

организаций, имеющих веб-сайт

50,2

51,2

57,0

62,2

59,7

62,2

организаций, использующих электронную цифровую подпись

87,9

90,0

94,7

96,5

98,0

98,6

организаций, обеспечивающих работников техническими средствами для мобильного доступа в Интернет

26,4

30,0

34,2

34,6

36,5

33,5

организаций, использующих Интернет для размещения заказов на необходимые организации товары (услуги)

39,5

44,3

52,3

56,4

57,5

59,2

организаций, использующих Интернет для получения заказов на производимые товары (услуги)

30,8

34,4

39,9

41,6

40,8

42,9

организаций, использующих системы электронного документооборота

14,7

15,3

17,6

21,1

18,0

25,1

розничного товарооборота через интернет-магазины в розничном товарообороте торговли

1,0

1,3

1,5

1,3

2,0

2,8

организаций, использующих Интернет для получения от госорганов или предоставления госорганам информации

76,5

81,5

88,8

90,6

92,4

93,4

Средневзвешенный удельный вес документов, отправленных (полученных) в электронном виде при взаимодействии с государственными органами и организациями

21,4

25,3

29,0

33,6

38,2

41,6

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ


Менеджмент: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Мы в соцсетях