Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №53(2747) от 19.07.2024 Смотреть архивы


USD:
3.1769
EUR:
3.4724
RUB:
3.6009
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
ВЭД
08.12.2023 11 мин на чтение мин
«ЭГ» выпуск №93(2689) от 08.12.2023
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Восток – дело тонкое: Беларусь пытается интенсифицировать сотрудничество с Китаем

Вторая половина ноября – начало декабря 2023 г. стали периодом активизации международных контактов Беларуси со странами, представляющими стратегический интерес. Главные темы дипломатических контактов остаются неизменными – увеличение экспорта, привлечение инвестиций, углубление экономического сотрудничества. Наиболее интересной в данном контексте является поездка главы государства в Китай – похоже, что наше сотрудничество с данной страной продвигается не так быстро, как хотелось бы.

Пока Совмин принимал участие в заседании правительств Союзного государства Беларуси и России, а премьер-министр Роман Головченко направился в Узбекистан, Александр Лукашенко «взял на себя» страны дальней дуги – Китай, ОАЭ, Латинскую Америку и Африку. За короткий период он успел принять с официальным визитом вице-премьера Венесуэлы, поучаствовал в климатическом саммите в ОАЭ, который был использован в качестве площадки для критики западных стран и установления деловых контактов с африканскими странами, и в завершение дипломатического вояжа направился в Пекин.

Направления намечены, скорость движения вызывает вопросы

В Китае глава государства обсудил вопросы белорусско-китайского сотрудничества, подтвердив неизменность государственного курса по всем ранее обозначенным направлениям. И хотя большинство опубликованных заявлений имеют больше декларативный и протокольный характер, некоторые детали официального визита Александра Лукашенко заслуживают особого внимания. Так, он отметил, что белорусско-китайское сотрудничество движется по всем намеченным ранее направлениям. Единственный вопрос, который А. Лукашенко обозначил в качестве предмета обсуждения во время своего визита, – это скорость, имея в виду, верятно, скорость реализации достигнутых договоренностей.

Напомним, что ранее, в феврале 2023 г., глава государства уже посещал Китай. Тогда только за время пребывания в Китае белорусской делегации без учета дальнейшей совместной работы правительств двух стран было подписано 27 межправительственных, межведомственных и межрегиональных соглашений, а также порядка 8 коммерческих контрактов в промышленной и сельскохозяйственной деятельности. А начиная с 1 марта текущего года состоялось более 120 взаимных визитов делегаций китайских и белорусских экспертов.

За это время были приняты программные стратегические и прикладные документы, такие как предметный план развития сотрудничества на 2023–2024 гг., комплексная стратегия совместного промышленного сотрудничества, детализированный план совместного технологического развития. Однако оказалось, что китайцы не готовы идти к реализации достигнутых договоренностей с той скоростью, которая нужна белорусской стороне, поэтому Александр Лукашенко в такой дипломатичной форме хотел поторопить китайских коллег. Данное предположение подтверждает еще одно заявление: 4 декабря во время посещения Пекинского университета А. Лукашенко высказался о необходимости «приземлить» все намерения сторон, т.е. перевести договоренности в конкретные проекты. Таким образом, можно сделать вывод, что многое из того, что белорусская делегация привезла из Пекина в феврале 2023 г., так и осталось заявлениями и обещаниями на бумаге. Создается впечатление, что Беларусь испытала на себе знаменитую двойственность китайской дипломатии, когда на словах заявляется о готовности действовать, а на деле с осуществлением обещанного не спешат.

Беларусь спешит, Китай не торопится

Поспешность белорусской стороны имеет вполне логическое объяснение – в настоящее время правительство работает над наполнением инвестиционной программы на 2024–2026 гг. и отчетливо понимает, что без интенсификации сотрудничества с более развитыми в экономическом отношении странами обеспечить заданные темпы роста вряд ли получится. Об этом прямо свидетельствуют отдельные заявления членов правительства и высокопоставленных чиновников, например, высказывание посла Беларуси в России Дмитрия Крутого на полях Белорусского инвестиционного форума в Москве.

Что касается Китая, то в отличие от России он не спешит интенсифицировать экономическое сотрудничество с нашей страной, оставаясь партнером, который предпочитает краткосрочные выгоды далекой перспективе. Первоочередной интерес Китая в Беларуси заключается в получении выгодных цен на поставку белорусских товаров, прежде всего – калийных удобрений. Второй важной позицией остаются поставки продовольствия. Все это, безусловно, выгодно для Беларуси, которая после введения санкций столкнулась с необходимостью замещения объемов экспорта, поставляемых на утраченные рынки недружественных стран.

Однако следует иметь в виду, что это лишь одна сторона медали. Ситуация такова, что китайский импорт в РБ тоже существенно вырос, при этом поставки товаров из Китая в Беларусь в разы превышают объемы белорусского экспорта в КНР. Официальной статистики нет, поэтому нам остается руководствоваться заявлениями официальных лиц. Так, в сентябре 2023 г. посол КНР в Беларуси Се Сяоюн оценил объем белорусского экспорта в Китай за январь-август 2023 г. в 1,99 млрд USD (рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого месяца на 65%), а объем поставок китайских товаров в Беларусь за аналогичный период – 3,85 млрд USD (рост на 119%).

Полученная информация позволяет нам сделать несколько важных выводов. Во-первых, импорт товаров из Китая растет быстрее экспорта белорусских товаров. Во-вторых, ключевой позицией белорусского экспорта остаются калийные удобрения, на долю которых приходится около 60% стоимости поставок, т.к., по данным китайского таможенного комитета, объем поставок белорусских калийных удобрений за 9 месяцев 2023 г. составил 1,25 млрд USD. В-третьих, согласно представленным данным, сальдо внешней торговли Беларуси с Китаем остается отрицательным со значением -1,86 млрд USD.

С учетом названных фактов получается, что Беларусь остается для Китая страной, поставляющей на выгодных условиях продовольствие и сырьевые товары, и одновременно является площадкой для сбыта промышленных товаров с положительным (для КНР) потоком валюты в страну. В контексте данной ситуации задача по увеличению экспорта и привлечению китайского капитала становится критически важной для белорусской дипломатии.

Запасной аэродром китайской экономической экспансии

Не менее важной задачей является и привлечение финансирования, причем в виде не столько кредитов, сколько прямых иностранных инвестиций. В феврале 2023 г. накопленные инвестиции Китая в белорусскую экономику, по оценке ЕАБР, сложились на уровне 900 млн USD, что составляет всего 1,3% от общего объема инвестиций КНР, вложенных в постсоветские страны (67,5 млрд USD). По данным китайского посольства, за 30 лет дипломатических отношений Беларуси с Китаем общий объем китайских инвестиций составил более 2,6 млрд USD, в т.ч. порядка 1,1 млрд USD прямых.

Как показывает исследование ЕАЭС, посвященное взаимным инвестициям в регионе СНГ, основной инвестиционный интерес КНР ориентирован на страны, позволяющие вкладывать в отрасли, связанные с добычей сырьевых ресурсов. Основные направления китайской инвестиционной экспансии – нефтегазовый и трубопроводный сектора Казахстана, добыча золота и нефтепереработка в Кыргызстане, добыча золота и цементный бизнес в Таджикистане. В этих трех странах Китай приближается к лидирующим позициям среди иностранных инвесторов.

Существует мнение, что инвестиционный интерес Китая к Беларуси обусловлен перспективами расширения участия в производстве калийных удобрений и возможностями по организации сборочного производства под поставки товаров в европейскую часть России и ЕС. В 2019 г. был запущен совместный белорусско-китайский проект по производству удобрений нитрата калия «Белkалий-Мигао», однако его производственные мощности составляют скромные 160 тыс. т в год и перспективы их увеличения пока не просматриваются. А ценность Беларуси как сборочно-транспортного хаба снизилась после того, как в отношении грузоперевозок в Европу были введены санкционные ограничения.

***

Таким образом, Беларусь хоть и остается для Китая важным торговым партнером, однако вряд ли действительно представляет для него стратегический интерес, выступая скорее запасным аэродромом для экспансии на европейские рынки. Следует учитывать, что из всех постсоветских стран Беларусь – наиболее удаленная от КНР, поэтому, будучи отрезанной от европейских рынков, она выглядит скорее как периферия, чем трамплин к интересующим Китай регионам, как это представлялось до введения санкций.

Поэтому мы склоняемся к мнению, что китайская политика по отношению к Беларуси скорее будет носить поддерживающий характер, достаточный для того, чтобы сохранить РБ как арену для будущих действий, однако не такой интенсивный, чтобы Китай смог серьезно изменить текущую структуру ПИИ, в которой сегодня преобладают Россия и Кипр.

Все это говорит о том, что выравнивание внешнеторговых операций и увеличение ПИИ со стороны Китая будет не самой простой задачей, которую предстоит решить белорусскому правительству.


Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений