Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №74(2571) от 30.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4803
EUR:
2.3956
RUB:
4.2813
Золото:
130.7
Серебро:
1.49
Платина:
68.52
Палладий:
174
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Трансформация аудита в Беларуси: в какую сторону идти

Елена Филиппович

Мы стоим на пороге очередных изменений Закона от 12.07.2013 № 56-З «Об аудиторской деятельности» (далее – Закон), которые готовятся на фоне глобальных вызовов, предполагающих масштабную подстройку к ним функционирования и государства, и бизнеса. Ориентиры развития аудита обозначены для нас как мировым опытом, так и выбором наших партнеров – государств – членов ЕАЭС. Однако достижение прогнозируемых эффектов во многом зависит от соответствия среды, в которой эти «эталонные» решения будут применяться. Потому для Беларуси представляется важным правильно оценить наши сильные и слабые стороны, обозначить области локализации имеющихся резервов.

Специфичность аудита заключается, прежде всего, в том, что деятельность аудиторов проводится в интересах преимущественно государства и внешних пользователей финансовой информации (потенциальных инвесторов), а платит за удовлетворение этих интересов именно бизнес. Другой отличительной особенностью аудита является предмет, в отношении которого оказываются услуги, – бухгалтерская или финансовая отчетность, создаваемая по установленному регламенту, – результат совместных усилий менеджеров и бухгалтеров, т.е. нерешенные или проблемные вопросы в бухучете или формировании отчетности определенно добавляют неразберихи в выборе тренда дальнейшего совершенствования аудита.

Специфика национального аудита

Стратегия формирования бухгалтерского учета в нашей стране отражает стремление приблизить национальные стандарты к международным. МСФО имеет ряд преимуществ, которые проявляются в более реальной (рыночной) оценке имущества и более точных результатах деятельности организаций. Однако положения национального законодательства, в наибольшей мере отвечающие международным принципам, такие как, например, отражение в учете обесценения активов, используются субъектами хозяйствования Беларуси крайне редко.

Причиной этого, как мне представляется, является не столько трудоемкость практической реализации названных положений, сколько принятие нормативно-правовых актов, предоставляющих право субъектам хозяйствования не начислять амортизацию основных средств, не переоценивать имущество, откладывать негативный результат от финансовых операций до лучших времен. Эта противоречивость указывает на отсутствие четких правил практической реализации выработанной стратегии развития бухучета, что, безу­словно, подрывает доверие к ней.

К сожалению, нужно констатировать, что субъекты хозяйствования легко трансформируют (а иногда и фальсифицируют) бухгалтерскую отчетность в зависимости от их предпринимательских нужд (например, под получение кредита) и зачастую принимают управленческие решения, вне зависимости от показателей отчетности. Вместе с тем бухучет является основой для формирования данных статистики, используемых в государственных финансах, а также налогового учета и отчетности, обеспечивающих наполнение бюджета государства налоговыми доходами.

Как показывает практика, субъекты хозяйствования, не подлежащие обязательному аудиту, имеют проблемы с ведением бухучета и формированием отчетности. Зачастую собственники и руководители организаций вскрывают эти проблемы не своевременно, и в ряде случаев при их обнаружении ставится вопрос о продолжении деятельности уже налаженного бизнеса. В дополнение к обозначенному положению дел вызовы и угрозы настоящего времени, которые повлияли на финансовое состояние практически любого бизнеса в стране, не оставляют надежд на повышение достоверности бухгалтерской отчетности посредством проведения инициативного аудит.

Чтобы переломить наметившуюся негативную тенденцию, на мой взгляд, целесообразно увеличивать охват бухгалтерской отчетности организаций аудиторскими проверками, но так, чтобы это не было обременительно для бизнеса.

Трансформация видов обязательного аудита

В соответствии со ст. 21 Соглашения об осуществлении аудиторской деятельности в рамках Евразийского экономического союза, заключенного 10.12.2021 на заседании Высшего Евразийского экономического совета (далее – Соглашение), ратификация которого уже начата в РБ, обязательному аудиту подлежат:

– годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность кредитной организации (банка), страховой организации, общества взаимного страхования, негосударственного пенсионного фонда, организации, ценные бумаги которой допущены к организованным торгам;

– годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность, включаемая в проспект ценных бумаг.

При этом п. 3 ст. 21 Соглашения предусмотрено, что государства-члены вправе в своем законодательстве устанавливать случаи, при которых бухгалтерская (финансовая) отчетность экономического субъекта подлежит обязательному аудиту, а также привлечения к нему аудиторов – индивидуальных предпринимателей.

Несмотря на то, что в настоящее время законодательством РБ обстоятельства и субъекты обязательного аудита определены уже значительно шире, чем указано в Соглашении, считаю, что в нашей стране существует объективная необходимость для того, чтобы воспользоваться правом установления более широкого перечня, чем тот, что определен Соглашением, и тот, что существует в нынешней редакции Закона.

Стоит отметить, что аудит достоверности бухгалтерской отчетности, проведение которого жестко регламентировано национальными стандартами аудиторской деятельности, требует от аудитора (группы проверяющих) строгого соблюдения всех предусмотренных процедур, документирования полученных результатов и сформированных выводов, подготовки рабочей документации и прочего. Этот вид проверки отличается максимальной трудоемкостью и при привлечении высококвалифицированных специалистов, которыми являются аудиторы, он априори не может быть дешевым. Вместе с тем результаты его проведения, предназначенные для внешних пользователей информации, не приносят сопоставимого с затрачиваемыми ресурсами эффекта для деятельности большинства аудируемых субъектов хозяйствования.

Сложившееся положение дел ведет к стремлению субъектов хозяйствования провести аудит достоверности бухгалтерской отчетности формально, с меньшими материальными и трудовыми издержками. И, к сожалению, такой запрос бизнеса находит своего «исполнителя», порождая сложно преодолимые проблемы аудита – демпинг и низкое качество, на преодоление которых уже сейчас тратятся значительные ресурсы. Таким образом, повысить заинтересованность субъектов хозяйствования в результатах аудита при обеспечении достоверности отчетности возможно диверсификацией видов обязательного аудита.

Например, в текущей редакции Закона определена обязанность «иных юридических лиц» проводить аудит достоверности бухгалтерской отчетности, если объем их выручки за предыдущий отчетный год превышает 500 000 базовых величин.

Представляется целесообразным упразднить предел объема выручки для проведения обязательного аудита для «иных юрлиц», установив при этом их право выбора предмета обязательной аудиторской проверки, т.е. альтернативных вариантов
аудиторских проверок (гораздо менее трудоемких и вполне обоснованно более дешевых) вместо проведения аудита бухгалтерской отчетности.

Такой альтернативой могут стать проверки по специальному заданию или обзорные проверки. При этом обязательным вопросом их программы должна быть оценка использования типовых корреспонденций Типового плана счетов бухгалтерского учета и соблюдения порядка формирования бухгалтерской отчетности, которая позволит упразднить риски фальсификации отчетности и ее несоответствие бухгалтерскому учету. Предположительно такой аудит для малого предприятия не должен стоить более 500 BYN. Остальные вопросы программы могут определяться сторонами по договоренности. Уточнение предмета обязательной аудиторской проверки обеспечит возможность значительно сократить трудоемкость (и цену) ее проведения, что сделает ее доступной и полезной для субъектов хозяйствования.

Трансформация аудита по описанной модели возможна при вовлечении в этот процесс большого количества высококвалифицированных профессионалов. Напомню, что в действующей редакции Закона право на проведение аудиторской деятельности, в т.ч. обязательного аудита, в равной мере предоставлено аудиторским организациям и аудиторам – ИП.

Целесообразность сохранения института индивидуального предпринимательства

В последнее время в нашей стране развивается дискуссия о нецелесообразности сохранения «института индивидуального предпринимательства». Считаю возникновение мнения об упразднении статуса ИП губительным для развития предпринимательских инициатив, ценность и значимость которых возрастает в периоды экономического спада.

Конечно, ИП не создают значимой доли ВВП и не обеспечивают весомой части налоговых доходов. Но не получая дотаций их бюджета, они самостоятельно формируют необходимые для их жизнедеятельности ресурсы и, кроме того, способны обеспечить работой еще до трех человек (по белорусскому законодательству).

Индивидуальное предпринимательство – это специфическая форма организации предпринимательской деятельности, которая предполагает сочетание профессионального потенциала, персональной ответственности и риска ведения бизнеса. По этой причине мировой опыт указывает на рациональность создания достаточно либеральных условий для функционирования ИП.

Также считаю необоснованными доводы о «сверхдоходности» ИП: для них существуют объективные сложности разделения личных и предпринимательских расходов, и если задаться целью доскональных подсчетов, то можно утверждать, что рентабельность их деятельности, как правило, не отличается от средней в определенной отрасли. Потому в мировой практике для налого­обложения ИП зачастую используют в качества налоговой базы наиболее прозрачный показатель – выручку (доход).

Несостоятельными, по моему мнению, являются предложения о ликвидации альтернатив налогообложения ИП в нашей стране, т.к. это прежде всего противоречит идее налоговой гармонизации в ЕАЭС. Так, в РФ действующее законодательство предоставляет ИП 3 системы налогообложения и в дополнение к существующим еще один режим апробируется с этого года в качестве эксперимента в нескольких регионах.

Что касается ИП в аудиторской деятельности – это полноправные, востребованные и конкурентоспособные субъекты аудиторского рынка. Значительная часть их взращена крупными компаниями консалтинговой сферы (аудиторскими, юридическими и бухгалтерскими). Доминирующее их число перманентно повышает свою квалификацию и выполняет установленные национальные правила осуществления аудиторской деятельности. Кроме того, аудиторы-ИП вовлечены в процесс повышения качества аудиторских услуг посредством системы внутреннего мониторинга и внешних проверок качества.

Обнадеживающей для перспективы функционирования аудиторов-ИП в нашей стране является позиция МНС, изложенная в ответе от 15.03.2022 № 3-1-10/Ау–00404 на запрос Аудиторской палаты о налогообложении с 2023 г., в котором обозначено сохранение права применения подоходного налога ими в будущем. Потому считаю необходимым сохранить право проведения аудиторами-ИП полного комплекса аудиторских услуг, в т.ч. обязательного аудита.

***

Реализация описанной модели трансформации аудита позволит ощутить эффект всем участникам. Польза от ее внедрения будет проявляться в обеспечении государственного менеджмента максимально достоверной фактологической базой посредством повышения качества бухгалтерской, налоговой и статистической отчетности, а также в экономии средств, направляемых на преодоление проблемных явлений в аудите (фальсификация, демпинг и проч.).

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.bу
 

 Читать еще:

Тридцать лет на рынке аудиторских услуг

Читайте нас в Telegram

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений