$

2.0500 руб.

2.2619 руб.

Р (100)

3.1842 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Проблемы и решения

Альтернативная энергетика: квоты появились, вопросы остались

13.08.2019
Альтернативная энергетика: квоты появились, вопросы остались
Фото: Bloomberg

Международные эксперты не раз признавали белорусские законодательные нормы «одними из лучших в мире». К сожалению, «подмачивает» репутацию «лучших в мире белорусских законов» их правоприменение. Самым ярким примером последнего, безусловно, является Налоговый кодекс.  Но все непросто и в других сферах, где не работают отраслевые нормативные акты.

Одни из проблемных – Указ Президента от 18.05.2015 № 209 «Об использовании возобновляемых ис­точников энер­гии») и постановление Совмина от 06.08.2015 № 662 «Об установлении и распределении квот на создание установок по использованию возобновляемых источников энергии»), о которых  мы писали («Дон Кихоты белорусской энергетики…» от 25.06.2019 № 46).

К данным нормативным документам чиновники (видимо, «до кучи») добавили также постановление Сов­мина от 26.04.2017 № 305 «О внесении изменений и дополнения в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 6 августа 2015 г. № 662», п. 11 которого прямо определял (вмес­те с примерами форм заявок) порядок установления и распределения квот на создание установок по использованию возобновляемых ис­точников энергии до 1 ноября каж­дого года.

Но в прошлом году квоты распределены не были, из-за чего нынешний год для инвесторов возобновляемой энергетики можно считать потерян­ным, словно его и не было. То есть заявки по всем формам и законам были поданы, а квот как не было, так и нет. На каком основании? Именно таким вопросом задаются сейчас иностранные и отечественные инвесторы, вложившиеся в возобновляемую энергетику Беларуси.

В отраслевом ведомстве ссылаются на мнение одного из высоких белорусских чиновников, который распорядился на Президиуме Совмина «до принятия изменений в Указ Президента № 209 квоты не распределять». Но с каких пор нормативные акты, регулирующие работу целых отраслей, стало можно отменять или приостанавливать устным распоряжением представителя исполнительной власти?

Ведь решение Президиума – обыч­ный рабочий документ, как протокол, который никого ни к чему не обязывает. Это просто обмен мнениями; каждый может сказать то, что считает нужным, и это никак не должно влиять на работу пред­приятий. Как следствие, за год Беларусь потеряла порядка 6 млн USD реальных зарубежных инвестиций в возобновляемую энергетику.

Но сегодня с квотами возникла новая проблема. Начали обнаруживаться контракты, заключенные зарубежными ин­весторами еще до принятия в Беларуси Указа № 209.

К примеру, договор на строительство солнечной электростанции мощ­ностью 109 Мвт, подписанный с ирландцами. Понятно, что у Мин­энерго, в задачи которого входит обеспечить реализацию энергии Белорусской АЭС, этот проект вызывает мало энтузиазма. Но другое ведомство – Министерство ино­странных дел, ответственное за привлечение зарубежных инвестиций (а речь идет о сумме в 200 млн USD), в реализации этой инициативы очень заинтересовано и спустить проект на тормозах не даст.

Впечатляет не только цена стан­ции, но и ее мощность – 109 Мвт! Это действительно очень много. Даже если коэффициент полезного действия панелей будет всего 25%, все равно получится порядка 30 Мвт – этого достаточно, чтобы обеспечить энергией, например, Чериковский район. А он, если кто-то забыл или не знал, – один из регионов, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, которые определены Президентом в качестве приоритетных для развития. Если здесь появится сол­нечная электростанция, не придется тянуть от Островца линии электропередач и терять до 10% энер­гии на транспортировке.

Еще один проект – ветропарк (в него вкладываются турецкие инвесторы) мощностью 25 Мвт, который уже прошел процедуру аукциона через биржу. А значит, неформального желания даже очень важного чиновника недостаточно для его «обнуления».

В итоге Минэнерго может регулировать эту ситуацию прежде всего через квоты. И оно утвердило их сразу на три года – 2020–2022 гг. (причем без 2019 г.).

Инвесторов цифры, мягко говоря, не порадуют: энергия солнца – ноль (все в счет «вчерашних» квот); энергия ветра – 19,8 Мвт (в рамках реализации проекта одной из международных программ) на 2020 г.; энергия биогаза – по 6 Мвт на 2020–2021 гг.; энергия естественного движения водных потоков – 7 Мвт – 2020 г. и 55 – 2022 г. (правда, никто из экспертов не смог нам пояснить, за счет чего планируется такой взрывной рост); энергия древесных отходов – 1,2 Мвт – 2020 г. и 1,5 Мвт – 2021 г.; энергия тепла земли – 34,3 Мвт – 2020 г., 27,5 – 2021 г. и 75 Мвт – 2022 г.

У специалистов новые квоты вы­звали еще больше вопросов, чем раньше, когда ситуация была неопределенной и все ждали решения отраслевого министерства. Пред­ставлены только цифры, но на чем они основаны, профессиональное сообщество альтернативной энергетики и отраслевые инвесторы понять не смогли.

Другой вопрос (крайне важный для инвесторов): квоты имеют явный перекос в сторону «ветра, воды и земли». Квот для солнечной энергетики не выделено. При том, что для инвесторов самый большой интерес сегодня представляют именно такие электростанции, которые в настоящее время дешевы, как никогда. Если оборудование «ветряков» уже не первый год стоит около 1,5 тыс. USD за 1 квт, то цена солнечных батарей не превышает 1 тыс. USD за 1 квт.

Неясно также, кто ответит за нарушение постановления № 305. Ведь игнорирование этого нормативно-­правового ак­та нанесло серьезный экономический и политический ущерб стране.

Есть и другие проблемы, которые, скорее всего, заставят МИД вмешаться в ситуацию и поднять тревогу: у Беларуси есть международные обязательства (Соглашение с ООН по устойчивому развитию и Парижское соглашение по климату), на исполнение которых политика Минэнерго влияет напрямую.

Еще один болезненный вопрос: категорический отказ Минэнерго выдавать производителям электрической энергии из возобновляемых источников сертификаты продукции собственного производства, что поз­волило бы им при наличии в стране рынка электрической энергии продавать энергию не только «Белэнерго» (монополисту, диктующему свои условия), но и непосредственным потребителям, в т.ч. по тарифам ниже белэнерговских.

Что в сухом остатке? Все озвученные проблемы рано или поздно, но придется решать. В связи с чем возникает логичный вопрос: воз­можно, чиновникам стоит просто исполнять нормативные акты, принятые и утвержденные государством?

В данном случае это явно способствовало бы экономическому росту в нашей стране, притоку инвестиций. Вместо этого мы имеем международный скандал и подмоченную в глазах внешних инвесторов репутацию.

Автор публикации: Владимир ОРЕХОВ


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы