$

2.0457 руб.

2.2646 руб.

Р (100)

3.2080 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

События

В поисках решений для Беларуси: о чем говорили спикеры на Кастрычницком экономическом форуме

01.11.2019
В поисках решений для Беларуси: о чем говорили спикеры на Кастрычницком экономическом форуме
Фото: KEF/Андрэй Давыдчык

31 октября – 1 ноября в Минске прошел Кастрычніцкі эканамічны форум (KEF). Это мероприятие является площадкой открытого профессионального диалога об устойчивом развитии Беларуси в контексте развития глобальной экономики. Традиционно, в нем участвуют представители международных институтов, эксперты ведущих исследовательских учреждений, представители органов власти. Работа форума организована в виде различных тематических панелей, каждая из которых призвана раскрыть одну из заявленных тем – тенденции мировой экономики, развитие региональных экономик, кредитно-денежная политика, социальная политика государства, поиск путей развития для Беларуси.

Мы собрали наиболее интересные выступления спикеров форума, чтобы наши читатели смогли получить представление о тех вопросах, которые обсуждались на KEF в 2019 г.

 

Торговые войны вредят экономическому росту, а новые технологии перераспределяют рабочие места в пользу сектора услуг

Роберт Купман, главный экономист ВТО, говорил о влиянии торговых войн на замедление темпов роста мирового ВВП, проявлениях торгового национализма и наиболее значимых тенденциях мировой экономики. Как заметил Р. Купман, в последние годы в мировой экономике наблюдается тенденция увеличения доли услуг и сокращения доли промышленного производства и сельского хозяйства. Этот процесс заметно влияет на изменение рынка труда: если внедрение новых технологий ведет к увеличению количества рабочих мест в сфере услуг, то повышение эффективности промышленности и сельского хозяйства наоборот ведет к  тому, что рабочих мест в этих сферах становится меньше.

В таких условиях социальная политика государства должна быть направлена на переобучение людей, чьи рабочие места оказались под угрозой сокращения, для их успешной интеграции в экономику нового типа. При этом если государство препятствует изменениям, которые происходят в экономике, оно препятствует экономическому росту.

 

Социальные программы – дорогое удовольствие, а значит нужно понять, кто будет их финансировать

Айан Бегг, профессор Европейского института Лондонской школы экономики и политических наук, обратил внимание на проблемы, с которыми сталкиваются социально-ориентированные государства в условиях новых социальных и экономических вызовов. По мнению А. Берга все социально-ориентированные государства вне зависимости от того, рыночные ли это страны или страны с доминирующей ролью государства, приходят к одной и той же дилемме: социально-ориентированная политика является важной функцией государства в условиях растущих социальных рисков, но эта функция имеет высокую стоимость.

Европа тратит на социальную помощь до 25% ВВП, США только на одну систему медицинского страхования (Health Care) расходует 18% ВВП. Возникает вопрос: кто должен финансировать эти расходы? В США такая нагрузка ложится на компании и предпринимателей, но эта нагрузка оправдана тем, что в условиях рыночной экономики предприниматели являются основными получателями благ экономического роста. Мы можем продолжить мысль профессора Бегга и спросить себя, является ли белорусский бизнес основным бенифициаром действий правительства, чтобы на него можно было возложить функцию финансирования социальных программ?

 

Политическая система определяет уровень экономического развития. Или нет?

Марек Домбровски, д.э.н., профессор, старший научный сотрудник CASE (Центр социально-экономических исследований) попытался связать политические свободы и формирование рыночной экономики. В качестве основного аргумента профессор М. Домбровски приводит прямую корреляцию (взаимосвязь) рейтинга политических свобод от Freedom House и индекса экономических свобод Heritage Foundation. Вместе с тем, М. Домбровски был вынужден признать, что существуют отдельные страны, которые не вписываются в преподносимую им картину мира – в частности, Сингапур, Гонконг, ОАЭ. То же касается и отдельных стран СНГ: в Грузии, Армении, Казахстане уровень экономических свобод превосходит степень политических свобод, в Украине наоборот – политические свободы превышают экономические.

В силу этих исключений выступление М. Домбровского показалось нам излишне политизированным и тенденциозным. Чтобы развеять наши сомнения или подтвердить их, мы задали вопрос профессору и остальным иностранным экспертам: низкий суверенный рейтинг Беларуси объясняется экономическими причинами или связан с политическими вопросами? Ведь, как известно, еще в сентябре 2015 г. Украина имела дефолтный рейтинг SD от Standard & Poor’s, а уже в 2019 г. получила рейтинг B, прогноз «стабильный» – такой же, как у Беларуси, которая ни разу не допускала нарушения сроков выплат по своим обязательствам. По рейтингу экономических свобод (https://www.heritage.org/index/ranking) Беларусь находится на 104 месте, Украина – 147. На вопрос ответил М. Добровский: по мнению профессора, суверенный рейтинг Беларуси определяется прежде всего набором экономических показателей, упомянув, что политическая ситуация может оказывать лишь косвенное влияние на суверенный рейтинг как фактор, повышающий неопределенность. Впрочем, это исключение не имеет отношения к Беларуси – дипломатично ответил эксперт.

 

Нужно ли Беларуси вступать в ВТО и может ли рост мировой экономики замедлиться до нуля?

Среди наиболее интересных вопросов из зала были вопросы о вступлении Беларуси в ВТО и вероятности сокращения мирового роста экономики до нуля. Все эксперты сошлись во мнении, что Беларуси нужно однозначно вступать в ВТО, тем более она остается одной из немногих стран постсоветского пространства, которые до сих пор этого не сделали (кроме Беларуси, членами ВТО не являются также Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан). Что касается перспектив сокращения темпов роста мировой экономики до нуля, эксперты считают такой вариант развития событий маловероятным, поскольку в структуре ВВП растет доля наиболее маржинального сегмента экономики – услуг, а внедрение новых технологий повышает эффективность производства.

 

Вторая панель экономического форума была посвящена теме пространственных изменений, устойчивого развития регионов и той роли, которую должно играть в этих процессах государство.

 

Агломерации – это хорошо для экономики. Но что делать с остальными регионами?

Александр Кремер, постоянный представитель Всемирного банка в Беларуси, выступил на тему формирования агломераций как наиболее плодотворной формы пространственного развития региональной экономики. По мнению А. Кремера, Беларусь – это страна с низкой плотностью агломерации. Если смотреть карту Беларуси, может показаться, что агломерации сосредоточены вокруг областных городов, однако если сравнить Беларусь с Европой, то окажется, что наша страна – это территория одного агломерата. Это отчетливо демонстрирует статистика по соотношению внутреннего регионального продукта к объему инвестиций. Самым продуктивным по отдаче на инвестиции оказался Минск, далее следуют, постепенно снижаясь, Минская, Гродненская и Брестская области. Низкая отдача на инвестиции – меньше ставки по суверенному долгу – сложилась у Могилевской и Гомельской области. Отрицательную отдачу на инвестиции показала Витебская область. При этом диспропорции в уровне доходов наблюдаются только у Минска по отношению к остальным регионам, все остальные регионы находятся на одном уровне. Это необычная ситуация – замечает А. Кремер. Обычно снижение уровня дохода между центром агломерации, областью, где расположена агломерация, и остальными регионами более плавное и не так сильно сосредоточено в центре. Следует заметить, что А. Кремер в своем выступлении использует несколько устаревшие данные – за период с 2010 по 2016 гг.

Далее эксперт переходит к интересным выводам. По мнению эксперта, не стоит тянуть инвестиции туда, куда они идти не хотят. Инвестиции в регионы с низкой отдачей на вложенный капитал не эффективны с точки зрения экономики. А. Кремер считает, что не следует ограничивать рост больших городов. Государство должно сосредоточиться на социальных инвестициях, направленных на усиление человеческого капитала в отстающих областях, развитии транспортной инфраструктуры (помогайте людям двигаться), создании равных возможностей для различных социальных групп. Поддержка агломерации позволила бы создать больше рабочих мест, а развитие транспортной инфраструктуры позволило бы различным регионам получить доступ к более оплачиваемой работе.

В качестве примера программы по поддержке отстающих регионов, А. Кремер называет программу государственной адресной социальной помощи, в которую эксперт предлагает включить систему поддержки и переобучения безработных, создание школ-хабов, консолидацию больничной сети с перенаправлением ресурсов на первичную медицину, усиление социально-медицинской помощи пожилым. Стоимость такой программы, по мнению эксперта, не превысила бы 0,1% ВВП и была бы наиболее эффективным вариантом использования бюджетных средств.

 

Реформирование системы местного самоуправления: опыт Украины

Георг Мильбрадт, посол Правительства Германии по особым поручениям по вопросам децентрализации, деятельности органов госуправления и реформ в Украине, представил опыт Украины по реформированию системы местного самоуправления. Такая реформа реализуется в Украине с 2014 г. с официальными целями  стимулирования регионального развития, повышения качества услуг, борьбы с коррупцией, развития местной демократии. Реформа предусматривает создание параллельно с существующей административно-территориальной системой исполнительной власти  органов местного самоуправления с постепенной передачей им отдельных полномочий исполнительных органов власти. Реформа предусматривает также изменение системы финансирования, перераспределяя в пользу органов местного самоуправления большую часть налогов, взимаемых на местном уровне. В финансовом плане органы самоуправления подотчетны напрямую центральному бюджету.

Несмотря на то, что охват органами местного самоуправления в лучших случаях достигает 80-90% территории отдельных областей Украины, Г. Мильбрадт считает реформу успешной и считает, что Украине надо и дальше сворачивать прежнюю административно-территориальную систему, чтобы сократить количество районов на 100 единиц из 490. Главный риск такой реформы, по мнению Г. Мильбрадта, усиление сепаратизма и ослабление государственной власти. Впрочем, время покажет, удалось ли Украине создать устойчивую систему местного управления – в октябре 2020 г. здесь пройдут местные выборы.

 

Без экономического развития регионов не обойтись

Уильям Томпсон, представляющий ОЭСР, продолжил тему регионального развития. Согласившись с основными  аргументами  А. Кремера о пользе агломераций для развития экономики, У. Томпсон выразил сомнение, что государственная политика по поддержке отстающих регионов должна быть исключительно социальной. Данные ОЭСР показывают, что вклад отстающих регионов в национальный ВВП может достигать до 2/3 общего значения по стране, а инвестиции, хоть и являются низкоэффективными, могут иметь более длинный, отложенный во времени эффект. Развитие человеческого капитала в регионах при одновременном улучшении транспортной инфраструктуры, по мнению У. Томпсона, приведет к трудовой миграции и деградации отдельных регионов. Поэтому государственная политика по развитию отстающих регионов все же должна содержать экономический компонент, который должен заключаться в развитии деловой среды на региональном уровне, в первую очередь за счет развития МСБ.

Относительно развития экономических кластеров, экономист выразил сомнения в эффективности процесса их создания со стороны государства. В заключение У. Томпсон добавил, что агломерация – это не просто высокая плотность населения, а качество городского планирования и развития. С учетом скорости процессов урбанизации, тех решений, которые будут нужны для функционирования городов к 2050 году, сегодня еще не существует.

 

Как поддержать отстающие регионы – опыт Могилевского исполкома

Руслан Страхар, заместитель председателя Могилевского исполнительного комитета, поделился опытом комплексного развития отстающих районов Могилевской области. В частности, Р. Стахар рассказал об итогах программы по развитию 7 регионов Могилевской области (Указ Президента от 8 июня 2015 года №235 «О социально-экономическом развитии юго-восточного региона Могилевской области»). Реализация программы позволила увеличить количество предприятий малого и среднего бизнеса, улучшить социальную инфраструктуру, сократить отток населения. На декабрь 2018 г. в регионе действовало 459 юридических лиц, более 2000 ИП, по сравнению с 2015 г. их количество увеличилось на 6%. В рамках развития социальной инфраструктуры были построены 2 физкультурно-оздоровительных центра, 1 новая школа, модернизировали ряд учреждений здравоохранения и образования.

Чтобы проверить утверждения чиновника, мы специально сравнили перечень районов, участвующих в программе Указа №235 с отстающими районами Могилевской области согласно Постановлению Совета Министров от 9 октября 2019 г. № 689, о котором мы писали в статье «Помощь отстающим районам. Официальный план правительства» («ЭГ» от 15.10.2019 г. №77). Действительно, из 7 районов –бенефициаров Указа №235 – в перечне отстающих осталось только 4 – Краснопольский, Славгородский, Чериковский и Хотимский. Таким образом, льготное налогообложение, стимулирование МСБ, инвестиции в социальную инфраструктуру, создание рабочих мест в регионах позволило поднять уровень социально-экономического развития как минимум в 3 районах Могилевской области.

По теме: «Быть или не быть структурным реформам в Беларуси: ключевая дискуссия Кастрычницкого экономического форума».

Использование материала в полном объеме запрещено без получения предварительного письменного разрешения в электронном виде редакции neg.by. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК, финансовый эксперт «ЭГ»


События: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы