$

2.1120 руб.

2.4170 руб.

Р (100)

3.2096 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мифы и реальность

Тайны пропавшего сообщения

01.12.2017

Минфин РБ опубликовал 27 ноября сообщение, в котором предостерег граждан и субъектов хозяйствования от инвестиций в ICO и криптовалюты, поскольку это несет высокие риски. Но на следующий день эта информация по таинственным причинам исчезла с сайта министерства, а следом – и из ленты новостей БЕЛТА.

Такая конспирация выглядит весьма странно. Ведь белорусский Минфин не сообщил ничего такого, о чем бы не твердили давно его коллеги во многих странах мира. Во-первых, в безвременно покинувшем официальный сайт регулятора релизе сообщалось, что ни одно государство мира не участвует в выпуске и гарантировании стоимости криптовалют. Их эмиссия и администрирование обращения – только бизнес-проекты отдельных коммерческих IT-компаний. Поскольку эмиссия, обращение, операции (платежи) с криптовалютами дематериализованы, децентрализованы и осуществляются в распределенных компьютерных сетях, созданных такими компаниями, они несут в себе значительные инфраструктурные и технологические риски для владельцев (инвесторов), говорилось в сообщении. Рынки криптовалют, локализованные в мировых IT-сетях, обладают на сегодня всеми чертами «финансового пузыря». Процедуры и условия формирования стоимости криптовалют носят исключительно спекулятивный характер: их покупают как финансовый актив без какого-либо обеспечения – в расчете на дальнейшее увеличение его стоимости.

Во-вторых, сообщалось, что ни одна из существующих криптобирж не имеет официальной биржевой регистрации и лицензии ни в одной из стран, включая Беларусь. Сделки на них не попадают под действие биржевого законодательства. Большинство криптобирж работают вне юрисдикции западных стран, избегая надзора со стороны финансовых и правоохранительных органов. Некоторые кри­п­тобиржи являются дочерними ком­паниями фирм – разработчиков криптовалют. Поэтому Минфин попытался предупредить граждан избегать операций на криптобиржах, которые несут существенные правовые, технологические и рыночные риски.

В-третьих, Минфин предупреждал, что ICO (Initial Coin Offering, или первичное предложение монет) «по своей природе является нерегулируемым и незаконным способом краудфандинговой деятельности, которая осуществляется посредством криптовалют». Токены, участвующие в ICO, не выпускаются каким-либо легальным финансовым институтом. Поэтому они не обязательны к исполнению и не имеют законной силы, а потребители и инвесторы лишены какой-либо защиты. Нет гарантий, что токен действительно дает владельцу какие-либо заявленные права. Эмитент токенов не обязан и не привлекает к оценке проекта или токена какую-либо независимую сторону. Тут не проводится аудит, экспертиза, нет рыночной оценки. К тому же не существует гарантированного вторичного рынка токенов, нет требований к обязательному раскрытию информации при эмиссии токенов и проведении ICO. Формы и способы формирования стоимости токенов показывают, что такие финансовые инструменты сегодня имеют исключительно спекулятивную природу, направленную на формирование «финансовых пузырей» и пирамид, говорилось в сообщении.

Видимо, даже эта краткая информация оказалась достаточной, чтобы кому-то понадобилось «поправить» министерст­во, являющееся сегодня регулятором рынка ценных бумаг в Беларуси. Между тем в исчезнувшем сообщении лишь повторялось то, что постоянно твердят регуляторы во многих странах мира.

Например, в обзоре по финансовой стабильности за II–III кварталы, опубликованном Центробанком РФ, отмечалось, что использование криптовалют несет высокие риски, а образование «пузыря» на рынке криптовалют может привести к значительным потерям потребителей. Возможны также риски использования криптовалют в целях отмывания денег и финансирования терроризма. Поэтому Центробанк РФ считает задачей национальных и наднациональных регуляторов минимизировать эти риски посредством разработки согласованного подхода к регулированию рынка криптовалют и ограничения возможностей для высокорисковых вложений и операций. При этом сложности в регулировании рынка криптовалют во многом возникают из-за отсутствия определенного статуса у данного инструмента. Поэтому в России по поручению президента РФ разрабатывают изменения в закон, позволяющий определить статус цифровых технологий исходя из того, что рубль – единственное законное платежное средство в стране.

ВМЕСТЕ с популярностью инвестиций с помощью ICO растет обеспокоенность регуляторов во всем мире. Иногда меры предпринимаются весьма кардинальные (см. «ЭГ» № 57 от 4.08.2017, № 67 от 8.09.2017). Так, Народный банк Китая и Комиссия по регулированию рынка ценных бумаг 4 сентября т.г. запретили привлечение средств посредством ICO, использование токенов в качестве валюты, обмен криптовалют на юани и другие валюты. НБК предписал эмитентам токенов вернуть более чем 100 тыс. физических лиц около 2,62 млрд. юаней (примерно 400 млн. USD), привлеченных в текущем году в ходе 65 ICO. Ранее Китайская ассоциация интернет-финансов заявила, что резко возросшая популярность ICO «подорвала социальный и экономический порядок и создала относительно боль­шие скрытые риски», а продажа циф­ровых токенов может представлять собой мошенническую схему нелегального сбора средств.

На следующий день после запрета ICO в Китае Комиссия Гонконга по ценным бумагам и фьючерсам (SFC) опубликовала официальное заявление (http://­www.­sfc.­hk/­web/ EN/news-and-announcements/policy-statements- and-announcements/statement-on-initial-coin-offerings.html), в котором указала, что в определенных обстоятельствах ICO, вторичная продажа цифровых токенов и обмен криптовалют могут попадать под соответствующее регулирование. SFC также предупредила о значительных рисках легализации незаконных денежных средств и финансирования терроризма, которые несет ICO, а также о возможных мошенничест­вах при ICO и вторичной продаже токенов: лица, желающие вложить в них свои деньги, должны заранее полностью понимать особенности предлагаемых им продуктов или проектов, а также тщательно взвешивать все риски.

Аналогичные заявления в последние полгода делали регуляторы США, Канады, Южной Кореи, Сингапура, Малайзии. Затем они принимали и более конкретные шаги по ограничению чрезмерно рисковых операций, оценке их правовых и налоговых последствий и т.п.

ПРОПАВШИЙ пресс-релиз Минфина РБ лишь пытался предупредить об опа­сностях, грозящих финансово мало­грамотным гражданам, стремящимся быс­тро разбогатеть с помощью чудодейст­венных инструментов. О рисках таких операций наглядно свидетельствует не только достаточно обширная криминальная хроника, но и динамика рынка криптовалют. Например, курс биткойна увеличился с начала года более чем в 10 раз – с 711 до 7151 USD. На этой неделе он превысил 10 тыс. USD, а утром 29 ноября достиг 11 377 USD. Но к вечеру того же дня биткоин подешевел до 9290 USD, подтвердив не только потенциал роста, но и масштаб своей волатильности и рисков.

Тем не менее нет недостатка в желающих как попытать счастья с криптовалютами, так и использовать ICO для привлечения капитала. При этом за потоком сложнотехнических терминов и призывами к прогрессу зачастую скрывается желание собрать побольше отнюдь не виртуальных рублей и долларов, не утруждая себя ни дорогостоящими формальностями, ни какими бы то ни было обязательствами и ответственностью перед вкладчиками. Главное – правильно сформулировать содержание White Paper, чтобы не было нужды соблюдать требования нормативных актов в сфере ценных бумаг и валютного регулирования, а цель сбора средств была максимально неконкретной. Ведь обещание высокодоходных проектов, которые эмитент обычно не собирается осуществлять, вполне можно квалифицировать как завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Или, проще говоря, – мошенничест­во, красочно описанное в ст. 209 УК. Впрочем, пока речь не о явном нарушении закона, а о его несовершенстве. Далее встает вопрос о цели регулирования: обеспечивать защиту граждан от потенциальных угроз или создать все условия для спекулятивных операций и игр, в которых, как правило, «выигрывает только казино». В первом случае не обойтись без жестких ограничений. Во втором – рано или поздно придется разбираться с потерявшими деньги людьми, используя любимый аргумент наперсточников 90-х: «вас никто не заставлял играть».

ОЧЕВИДНО, что скептическое отношение властей и отдельных специалистов не удержит малограмотную публику от вложения денег в цифровые токены. Тем более что пропаганда этих инструментов и обещание быстрого и легкого спекулятивного дохода гораздо мас­штабнее и эффективнее, чем занудные объяснения сложных правовых и финансовых аспектов инвестиционных процессов. Интересно, что иные чиновники ведутся на это столь же легко. Достаточно лишь пообещать им, что если раздать побольше льгот и преференций отдельному анклаву, можно получить быстрый рост экономики, занять высокие места в каких-нибудь рейтингах и стать то ли второй Швейцарией или Ирландией, то ли «Гонконгом № 2» (хотя «первые» номера регулируют подобные вопросы совершенно иначе). Главное – «пойти своим путем», не обращая внимания, что на нем заработают только отдельные компании и конкретные лица. Для экономики страны и общества в целом результаты могут оказаться совсем иными.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН