$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Интеграция

Своя валюта ближе к Союзу

21.07.2017

Развитие расчетов в национальных валютах и перспективы интеграции валютных рынков стран ЕАЭС неизменно остаются одним из приоритетов евразийских регулирующих органов. Впрочем, учитывая разные финансовые возможности стран – участниц Союза, за такой интеграцией стоит доминирование российского рубля.

Так, в рамках XXVI Международного финансового конгресса «Финансы для развития», прошедшего 13–14 июля в Санкт-Петербурге, были пред­ставлены предварительные ито­ги проведенного Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) опроса предприятий и банков по использованию национальных валют стран ЕАЭС в трансграничных операциях на своей территории. Авторы ис­следования пытались выяс­нить, как широко используются национальные валюты во взаимных расчетах, какие факторы определяют их применение или мешают ему.

По данным опроса компаний и банков, проведенного в рамках исследования, 75,6% платежей за экспорт при взаимной торговле товарами в ЕАЭС осуществляются в национальных валютах, сообщила на конгрессе директор Департамента макроэкономической по­литики ЕЭК Тоты Калиаскарова. В опросе участвовали пред­ставители центральных и ком­мерческих банков, ЕЭК, международных финансовых организаций, экспертного сообщества. При этом большинство респондентов отметили отсутствие значимых административных и регулятивных барьеров при осуществлении рас­четов в национальных валютах. А основными мотивами их использования были названы значимость и привлекательность общего рын­ка товаров и услуг, сложившиеся структура торговых отношений и практика ценообразования.

Расширение использования национальных валют, по мнению Т. Калиаскаровой, зависит от динамики интеграционных процессов, прежде всего раз­вития взаимной торговли. Кроме того, были отмечены необходимость дальнейшей либерализации взаимного доступа на местные валютные рынки, усиления взаимодействия меж­ду национальными регуляторами, более широкого использования инструментов страхования валютных рисков, обеспечения взаимных котировок национальных валют. Участники конгресса полагают, что фор­мирование общего финансового рынка в рамках ЕАЭС откроет возможности для дальнейшей интернационализации национальных валют стран – ­участ­ниц Союза.

РОСТ использования национальных валют зависит от целого ряда факторов, в т.ч. как регуляторных, так и экономических. Напомним, соглашение о сотрудничестве в области ор­ганизации интегрированного валютного рынка было подписано главами государств – членов ЕврАзЭС еще в 2006 г. В нем было сформулировано оп­ределение интегрированного валютного рынка (ИВР) как совокупности внутренних валютных рынков стран, объединенных общими принципами функ­ционирования и государственного регулирования. Аналогичные принципы закреплены в протоколе о мерах, направленных на проведение согласованной валютной политики (приложение № 15 к Договору о ЕАЭС). В этих документах предусматривались взаимный до­ступ участников на валютные рынки стран ЕАЭС, создание условий для обеспечения прямых котировок, проведение расчетов участников внешне­экономической деятельности в национальных валютах.

В феврале 2013 г. Московская биржа открыла доступ к биржевому валютному рынку банкам-резидентам из стран ЕврАзЭС/ЕАЭС. Эти банки получили возможность выйти на ин­тегрированный биржевой ры­нок, имея только лицензию своего национального регулятора. В 2013–2016 гг. в рамках создания ИВР ЕАЭС прямой доступ к валютным торгам на Московской бирже получили 11 банков из Беларуси, Таджикистана (в т.ч. нацбанки), Казахстана, Кыр­гызстана и Армении. Но их доля в операциях на валютном рынке РФ, по данным российских аналитиков, дер­жится на уровне 8–10%, в частности, по операциям спот USD/RUB в сентябре 2016 г. она составляла 6,6%, по свопам USD/RUB – 7,8%. При этом прямые котировки национальных валют так и не появились – они котируются в основном через доллар США. Это объясняется историческими пред­почтениями и привычкой ис­пользовать высоколиквидные резервные валюты. Исключение составляет БВФБ, где функционирует ликвидный сегмент операций белорусский рубль/ российский рубль, по котировкам которого устанавливается официальный курс Нацбанка BYN/RUB. В других странах ЕАЭС ликвидности сегментов прямых котировок национальных валют не хватает для формирования официальных курсов. Например, на Казахстанской и Московской биржах доля операций казахстанский тенге/рубль (KZT/RUB) составляет менее 1% биржевых валютных рынков.

НЕКОТОРЫЕ аналитики видят перспективы дальнейшего развития интегрированного валютного рынка ЕАЭС в допуске на него не только банков, но и других участников, в т.ч. из стран, не входящих в союз (например, Вьетнам, Тур­ция, Иран и др.), формирования прямых взаимных котировок национальных валют без пересчета через доллар США и евро. Технически это возможно, но остаются проблемы несопоставимости объемов торгов СКВ и национальными валютами, а также концентрации лик­видности по парам национальных валют стран ЕАЭС. Кроме того, возможности национальных валютных рынков ограничивают значительные риски, обу­словленные нестабильно­с­тью экономик стран-­участниц, зависимостью их валют от мировых цен на сырье, узким набором финансовых ин­струментов, в т.ч. для хеджирования упомянутых рисков. Сказываются так­же требования по репатриации экспортной выручки и обязательной продаже валюты.

Все это существенно сдер­живает возможности роста доли национальных валют в расчетах компаний стран ЕАЭС между собой. Впрочем, в этой доле с абсолютным перевесом доминирует российский рубль. Власти РФ с 2009 г. работают над приданием ему статуса резервной валюты и усилением роли в международных расчетах. При этом отрабатывается сразу несколько направлений по продвижению российского руб­ля на внешние рынки, в т.ч. увеличение доли расчетов в них со странами СНГ, ЕАЭС и БРИКС. Но если в некоторых случаях дальше протоколов о намерениях дело не движется, то ближайшим союзникам руб­левые расчеты иногда можно навязать.

ПО ДАННЫМ Центробанка РФ, в рамках ЕАЭС Россия занимает 60–80% по таким показателям, как ВВП, экспорт/­им­порт, иностранные инвестиции. Это создает ему заметные преимущества для использования в расчетах. Но в целом, по оценке Центробанка РФ, доля расчетов в российских рублях в мире не превышает 1%, что в целом соответствует доле Рос­сии в глобальной экономике.

В то же время, по данным Российского института стратегических исследований (РИСИ), на мировом рынке с российскими рублями осуществляется 0,26% сделок, что соответствует 20 месту из 150 валют по доле в международных расчетах. Это не так уж мало, считают аналитики РИСИ. В общем объеме платежей внешней торговли РФ на долю российского рубля приходится, по последним данным, 23%, а юаня – 22%. Доля же доллара США в общем объеме международных платежей, по данным компании SWIFT, в январе т.г. составляла 40,7%, а евро – 32,9%, хотя доля самих США в мировой торговле не превышает 12%, а стран еврозоны – около 24%; британского фунта – 7,5%, юаня – 1,7%, при доле Великобритании и Китая в мировой торговле 3,8% и 13% соответственно. По 1,7% в меж­дународных платежах приходится на канадский доллар и швейцарский франк.

Таким образом, планы наращивания доли национальных валют стран ЕАЭС во взаимной торговле пока туманны. Чтобы их реализовать, прежде всего, нужна устойчивость этих валют, которая,  в свою очередь, зависит от стабильности экономик стран-участниц. А пока они зависят от цен на сырье, особенно – на энергоносители, валюты стран ЕАЭС останутся высоковолатильными, что создает повышенные риск при ис­пользовании во внешнеторговых расчетах. Поэтому если такие валюты и служат средством платежа, то контрактные цены чаще всего формируются в дол­ларах или евро с разнообразными мультивалютными ого­ворками.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ