$

2.1220 руб.

2.4042 руб.

Р (100)

3.1935 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Сочинская встреча: как прошла «сверка часов»

25.09.2018

После того как на первой встрече президентов Беларуси и России в Сочи 22 августа т.г. ни один из наболевших вопросов двусторонних отношений не был решен, они договорились еще раз собраться вместе, но уже в «широком формате» – с участием членов правительств двух стран. Такая встреча произошла 21 сентября, и состав ее участников был достаточно представительным.

Так, с российской стороны, кроме премьер-министра, присутствовали вице-премьеры, отвечающие за сельское хозяйство и ТЭК, министр финансов и новый посол России в Беларуси Михаил Бабич, который «по совместительству» назначен еще и спецпредставителем президента по развитию торгово-экономических связей с нашей страной.

Как видно по составу участников, ни о какой недооценке с российской стороны важности переговоров с белорусскими властями говорить не приходится. И это легко объяснить – слишком серьезные вопросы обсуждаются, что признал и Александр Лукашенко: «Они не такие сложные, хотя с финансовой точки зрения – тяжелые, поскольку увязаны большие финансовые потоки. Тем не менее их надо решать».

А нерешенных вопросов действительно немало. И высказанное перед началом встречи намерение президента России «сверить часы по остающимся спор­ным вопросам в области сельского хозяйства и энергетики» это под­тверждает.

Проблем – воз и маленькая тележка

В интервью «Беларусь 1», которое Президент Беларуси дал 25 августа по итогам первой встречи, он так высказался о существующих разногласиях между нашими странами: «Новых вопросов у нас, к счастью, проблемных не появилось...». Как бы не так!

Нефтегазовый «воз». Уже 3 сентября в белорусской прессе взорвалась настоящая «бомба» – российский министр энергетики Александр Новак заявил о нецелесообразности поставок российских нефтепродуктов в Беларусь (подробнее см. «ЭГ» № 67 от 07.09.2018 «Осторожно! Кран за­крывается»). Мол, зачем нам они, если мы вполне можем обеспечить себя собственными. Между тем статистика снижение поставок уже зафиксировала: за июль т.г. ввоз нефтепродуктов из России составил 240 тыс. т, что почти на треть меньше по сравнению со среднемесячным их импортом за I полугодие (352 тыс.т).

Далее к «бомбардировке» под­ключился российский Минфин, заявив, что беспошлинные нефте­продукты являются скрытой фор­мой субсидирования нашей страны, а его больше не будет, особенно когда российский бюджет и так страдает от усиления американских санкций.

Под серьезной угрозой оказались и поступления от «перетаможки» (см. «ЭГ» № 68 от 11.09.2018 «Нефтяные» потери белорусского бюджета»), которые составляют несколько сот млн. USD в год. А поскольку сама эта схема была придумана с целью компенсировать нашей стране потери от завышенных (по срав­нению с российскими) цен на газ, о которых мы после ее введения молчали, к нефтяным проблемам неминуемо добавляются газовые.

Финансовые вопросы.  Здесь все просто – есть два «зависших» транша от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР)  по 200 млн. USD каждый, первый из которых нам 7 сентября пообещали перевести в течение месяца. А между тем эти 400 млн. USD не только должны были перевести нам еще в 2017 году, они даже были заложены в бюджет на текущий год.

Кроме того, постоянно ведутся разговоры о новом кредите (уже от правительства России) размером 1 млрд. USD – на рефинансирование старых долгов. Не дать его нашей восточной соседке будет, что называется, «себе дороже»: Беларусь просто не сможет рассчитываться по своим долгам, основная часть которых падает именно на Россию и ЕФСР.

Забегая вперед, скажем о козыре, который А. Лукашенко, вполне возможно, «достал» именно во время переговоров 21 сентября. Это срыв сроков строительства БелАЭС, виновником которого оказалась российская сторона. Здесь, как неожиданно выяснилось, речь идет не только о переносе сроков выплат по кредиту в 10 млрд. USD (правда, пока из него «выбрано» лишь 3 млрд.), которые мы получили на свою атомную станцию, но и о снижении ставок по нему.

Поставки сельхозпродукции. Когда вспоминают о проблемах в этой сфере, в формулировках дипломатично говорится о «свободе доступа белорусских товаров на российский рынок». При этом вопросы качества, наличия достоверных документов и т.п. старательно оставляют «за скобками». Справедливости ради отметим, что, например, с Казахстаном, где проблем с сельхозпродукцией ничуть не меньше, Россельхознадзор обходится более мягко, регулярно посылая очередное «последнее предупреждение».

«Маленькая тележка».  На ней можно найти много различных проблем, начиная с разрешений от России для грузоперевозчиков, число которых для Беларуси почему-то снизилось, и заканчивая чис­то техническим вопросом взимания утилизационного сбора. С од­ной стороны, «не царское это дело» –  опускаться до такого уровня на встрече глав государств, с другой – что делать, если переговоры зашли в тупик, и без президентов вопросы не решаются.

Чем сердце успокоится

Остановимся на «сухом остатке» от переговоров 21 сентября, который был изложен на сайте Президента Беларуси по итогам совещания «один на один».

Нефтегазовые расчеты. Чуть позже на том же сайте разместили сообщение о телефонном разговоре с В. Путиным, в ходе которого был окончательно решен вопрос об исполнении договоренностей по поступлению в бюджет Беларуси средств от таможенных пошлин за сырую нефть и о расчетах Беларуси с Газпромом за поставляемый газ. Иначе говоря, расчеты по схеме «перетаможки» должны возобновиться.

Что касается поставки темных нефтепродуктов, которые перерабатываются на белорусских НПЗ с последующей реализацией продукции, в т.ч. за рубеж, то А. Лукашенко сообщил о двух уже согласованных вариантах решения этого вопроса, один из которых будет выбран совместно с В. Путиным 28 сентября на саммите СНГ в Душанбе. Ждать осталось недолго.

Поставки нефти будут производиться в полном объеме, необходимом для загрузки НПЗ. Более того, уже после совещания вице-премьер Игорь Ляшенко заявил о договоренностях с Россией по увеличению фактического импорта нефти на 10%. При этом о проблеме компенсации Беларуси, которая уже в следующем году начнет нести потери из-за российского налогового маневра (по оценкам Минфина – это около 300 млн. USD), Президент не упомянул. Наверное, поднимать и этот «нефтяной» вопрос было бы явным перебором.

Финансовые вопросы. Шестой транш кредита ЕФСР мы получим в ближайшее время. «Я не вижу никаких проблем с выделением шес­того транша, и, как было заявлено, мож­но решить вопрос и по седьмому траншу», сообщил Президент Беларуси. Таким образом, 200 млн. USD нам переведут точно, а еще 200 млн. – с определенной вероятностью.

«Козырь», о котором упоминалось выше, – продление срока возврата кредита на строительство БелАЭС и снижение процентной ставки, похоже, сработал: «Мы договорились о том, что срок возврата кредита надо продлить. И процентная ставка должна быть не хуже, чем для других государств (примерно до 3%). Отторжения никакого».

По кредиту на рефинансирование старых долгов ситуация гораздо более туманная: «Мы обсуждали вопрос о рефинансировании долга в 1 млрд. USD. И здесь тоже отторжения не было никакого». Правда, между отсутствием отторжения и получением денег дистанция может быть очень длинной.

Поставки сельхозпродукции. Наши страны договорились в течение недели согласовать индикативный баланс взаимных поставок сельхозпродукции. А позже вице-премьер Михаил Русый пообещал, что подписание этого баланса состоится 12 октября в Могилеве на V Форуме регионов Беларуси и России. Подождем.

Машиностроение.  В части кооперации в машиностроении с президентом России достигнуто «пол­ное взаимопонимание». А продвижения в этой сфере нет, потому что правительство недостаточно работает. При этом А. Лукашенко заявил, что не видит необходимости создавать в России дублирующие производства, в частности, аналог БелАЗа. Утилизационный сбор был упомянут в контексте создания равных условий хозяйствования. На эту тему президенты «поговорили», т.е. никаких конкретных решений нет.

Иные вопросы. Нет конкретики и по иным внесенным в повестку дня вопросам, можно сказать лишь, что президенты их обсудили. Так, В. Путин «был удивлен ситуацией с квотами для белорусских перевозчиков». Поможет ли он ее «раз­рулить», осталось неясным. Что-то похожее прозвучало и по проблеме пересечения гражданами третьих стран совместной границы – «понимание с Россией» по этому вопросу есть, а что дальше, непонятно.

В общем, вопросы с деньгами и нефтью президенты решили, а остальным пусть занимаются правительства, что, возможно, и верно.

Автор публикации: Александр ГАНАГО