$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Интеграция

Осторожно! Кран закрывается

07.09.2018

Последствия российского налогового маневра (см. «ЭГ» № 62 от 21.08.2018 «Как нам жить без «нефтяного гранта»), возможно, далеко не самая серьезная проблема, с которой столкнется новое правительство. Они начнут сказываться лишь в следующем году, между тем прекращение поставок беспошлинных нефтепродуктов из России в Беларусь, похоже, уже состоялось.

Когда в начале августа агентство Reuters сообщило о планах нашей восточной соседки прекратить поставки в Беларусь своих нефте­продуктов, «заморозить» очередной транш кредита ЕФСР, а также отказаться от выплат по так называемому механизму «перетаможки» и от миллиардного кредита в 2019 году, многие этому не поверили. Уж слишком жесткими казались такие меры, даже принимая во внимание наши «шалости» с реэкспортом российских нефте­продуктов: их импорт в Беларусь из России увеличился в первом полугодии на 49,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И это при том, что в 2017 году он уже вырос в два раза по сравнению с предыдущим годом.

Однако в сентябре из Москвы по­шли новости одна другой «круче».

Сначала министр энергетики России Александр Новак заявил, что поставки нефтепродуктов из России в Беларусь «нецелесообразны», поэтому индикативным балансом по ним предусмотрены нулевые цифры. Мол, зачем нам российские нефтепродукты, если мы вполне можем обеспечить себя собственными, произведенными из беспошлинной нефти.

Попытки председателя концерна «Белнефтехим» Андрея Рыбакова апеллировать к основным принципам Договора о создании ЕАЭС и пожаловаться на проблемы, которые возникнут в результате такого решения у белорусских НПЗ, сочувствия у российской стороны не вызвали.

Более того, в дело вступил директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина России Алексей Сазанов, который заявил, что беспошлинные нефтепродукты, по сути, являются скрытой формой субсидирования нашей страны. Поэтому Россия планирует сократить поставки с 2 млн. тонн до 100–300 тыс. тонн в год. Да и этот «остаток» придется обосновывать, а российская сторона оставляет за собой право проверить, куда они пошли – на внутренние нужды или «утекли» за рубеж.

Разъяснение, которое дали рос­сияне, что ограничение на поставки временное и будет действовать только на период осуществления налогового маневра, вряд ли может нас успокоить – ведь тянуться он будет целых 5 лет.

Как дым, развеялись и надежды на получение серьезной компенсации за «налоговое маневрирование». Тот же А. Сазанов в интервью агентству Reuters заверил всех, что скрытого субсидирования белорусской экономики больше не будет: «Пока не до конца урегулирована ситуация с Беларусью, которая просит определенную компенсацию в связи с удорожанием нефти для их заводов (в результате налогового маневра. – Прим. ред.). Будет какая-то компенсация или нет – это вопрос переговоров». Но, если решение о ней будет принято, то она будет иметь исключительно «с­четный характер», чтобы все видели, какая сумма направляется из бюджета России на поддержку Беларуси.

«Когда мы предоставляли под­держку в виде дифференциала в пошлинах, никто этого даже не видел. Больше такого не будет», – пообещал представитель Минфина России.

Ждем очередных новостей и готовимся к росту цен на топливо – Белнефтехим уже сообщил, что постарается «привязать» внутренние цены на нефтепродукты к ценам на нефть.

Автор публикации: Отдел информации «ЭГ»