$

2.0017 руб.

2.3547 руб.

Р (100)

3.3789 руб.

Ставка рефинансирования

11.00%

Инфляция

1.20%

Базовая величина

23.00 руб.

Бюджет прожиточного минимума

197.81 руб.

Тарифная ставка первого разряда

33.00 руб.

АПК

Сельскому хозяйству ищут прибыль и хозяев

14.11.2017

Чтобы добиться финансового оздоровления отстающих сельскохозяйственных организаций, правительство намерено найти для них новых хозяев, в том числе среди их нынешних кредиторов. Но управлять такими предприятиями инвесторы смогут лишь в тех пределах и направлениях, которые устанавливает государство.

На совещании, посвященном реализации норм Указа от 4.07.2016 № 253 «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций» и предлагаемым в него изменениям, Президент потребовал отчета о финансовом состоянии сельхозорганизаций. «Как меня информировали по ходу уборочной, цены сегодня приличные на товары и продукты, которые мы производим, что позволяет нам держать рентабельность продаж от 15 до 80%», – сказал Александр Лукашенко. Также Президент поинтересовался, как на местах выполняется Указ № 253, какой результат от него получен, «а главное – снизилось ли количество неплатежеспособных хозяйств, повысилась ли эффективность сельхозпроизводства».

Ответ на этот вопрос можно найти в оперативных данных Белстата. По итогам 8 месяцев т.г. у 49,1% прибыльных сельхозорганизаций рентабельность продаж не превышала 5%, у 25,2% составляла от 5 до 10%, у 22,1% – от 10 до 20%, у 3,1% – от 20 до 30%. Только у 0,4% таких организаций рентабельность продаж составляла от 30 до 50%, а у 0,1% от общего числа – свыше 50%. Вероятно, среди последних есть и такие, у кого этот показатель доходит до 80%, но вряд ли их много. Даже по всем отраслям рентабельность продаж свыше 50% по итогам 8 месяцев т.г. имеется лишь у 1,6% организаций страны.

ВПРОЧЕМ, по итогам I полугодия 2016 г. столь высокорентабельных организаций в сельском хозяйстве статистика вообще не фиксировала, а у 85,2% из них рентабельность не превышала 10%. К сожалению, общие показатели для АПК довольно условны. Например, если в среднем рентабельность продаж сельхозорганизаций выросла с 3,2% по итогам января–августа 2016 г. до 6,6% за 8 месяцев т.г., то без учета господдержки этот показатель по конечному финансовому результату удалось поднять с -3,6 до 1,1%. В целом количество убыточных сельхозорганизаций снизилось за год на 40%, до 195, а их удельный вес с 23,4 до 14%. Но без учета господдержки их в 4 с лишним раза больше (835), а их долю в общем количестве за год удалось снизить лишь с 69,7 до 60,1%.

ТЕПЕРЬ правительство предлагает внести в Указ № 253 ряд изменений для более эффективной его реализации. Это вызвало у главы государства ряд вопросов. «Что было не учтено и без каких норм этот Указ не может работать в соответствии с вашими пожеланиями и выходом сельхоз­организаций на прибыльную работу, – поинтересовался А. Лукашенко. – Хотелось бы знать, что дадут изменения в этот Указ для сельского хозяйства, достаточно ли вносимых изменений для стабильной работы сельхозорганизаций?». При этом Президент отметил, что «частые изменения никогда не были на пользу тем, кто занимается особенно материальным производством, – реальному сектору экономики», и напомнил об ответственности за разработку подобных документов членов правительства и специалистов.

Эта реплика выглядит многообещающе: бизнес-сообщество давно мечтает, чтобы конкретные чиновники всех рангов несли реальную ответственность за разрабатываемые ими нормативные акты и их последствия для экономики. Но пока санкции грозят за другие вопросы. Так, глава государства припомнил должностным лицам правительства и Минсельхозпрода их заверения о том, что уборочная кампания должна завершиться к 7 но­ября. «Упаси бог, если я вместо информации получу дезинформацию, – предупредил Президент. – Я имею в виду ту информацию, которую мне недавно представил Комитет госконтроля, по которой или министры не владеют обстановкой в сельском хозяйстве, или преднамеренно вместе с губернаторами фальсифицируют ход и итоги уборочной кампании».

Такой сигнал редко звучит только ради профилактики. В прошлом контролеры неоднократно обнаруживали приписки и фальсификации – как количественные, так и финансовые. Эти традиции всегда были неотъемлемой частью административно-командной системы, как бы она ни пыталась их изжить.

КАК доложил заместитель премьер-­министра Михаил Русый, на момент принятия Указа № 253 в республике насчитывалось 425 организаций, оказавшихся в критическом положении. Из них 323 попали под процедуру досудебного оздоровления, 102 – антикризисного управления. По словам вице-премьера, за полгода 32 организации восстановили платежеспособность и «начали работать по нормальному циклу», улучшился коэффициент платежеспособности у 131, у 68 он ухудшился, на прежнем уровне остались 80 организаций.

НАПОМНИМ, что долги 425 сельхозорганизаций перед Белагропромбанком, Беларусбанком и Банком развития почти на 772 млн. BYN были реструктуризованы путем передачи в Агентство по управлению активами (см. «ЭГ» № 52 от 12.07.2016, № 54 от 19.07.2016, № 85 от 4.11.2016). Судя по данным статистики, это дало определенные плоды. Так, если в январе–августе 2016 г. на погашение банковских кредитов сельхозорганизациям приходилось направлять 16,4% своей выручки, то в текущем году – только 14,7%. При этом доля АПК в общей сумме этих платежей составила в январе–августе т.г. всего 3,4%, тогда как в задолженности по кредитам – 8,4%, а в просроченной задолженности по кредитам – 19,2%. Вероятно, такая диспропорция вполне вписывается в концепцию заботы государства о финансовом положении сельского хозяйства. Учитывая, что часть кредитной задолженности организаций АПК принял на себя бюджет, в дальнейшем она будет погашаться за счет средств всех налогоплательщиков страны.

Кроме того, коэффициент обеспеченности собственными оборотными сред­ствами у сельхозорганизаций вырос с 6,2% на начало года до 10,3% на 1 июля т.г., а коэффициент текущей ликвидности – с 106,6 до 111,5% (на 1 июля 2016 г. – 7,2 и 107,7% соответственно). Но если доля сельхозорганизаций, не имеющих собственных оборотных средств, сократилась за полгода с 39,1 до 36,3%, то удельный вес предприятий, имеющих обеспеченность соб­ственными оборотными средствами ниже норматива, вырос с 13,6 до 13,9% (на 1 июля 2016 г. – 37,6% и 13,1% соответственно).

«Поставить на ноги» убыточные сельхозпредприятия или хотя бы заставить их самих «себя содержать» заместитель премьер-министра обещает за 2018– ­2019 годы. Помочь в этом должны меры, которые предусмотрены проектом изменений в Указ № 253.

Предлагается снизить арен­дную плату за предприятие как имущественный комплекс с 5% до 2% от балансовой стоимости имущества, позволить инвес­торам выбирать метод определения оценки стоимости пред­приятия «по чистым активам или по рыночной оценке». Покупателям или получателям капитальных строений будут предоставляться земельные уча­ст­ки, где расположены эти строения, без проведения аук­ционов. Сельхозорганизациям, попадающим или находящимся в процедуре банкротства, позволят использовать такие инструменты антикризисного управления, как дополнительный выпуск акций, который будет распределяться между акционерами и третьими лицами, конвертация требований кредиторов в акции, внесение вкладов участниками и третьими лицами в уставный фонд организаций, замещение их активов. М. Русый надеется, что это позволит снизить дол­говую нагрузку, а также при­влечь инвестиции в развитие таких организаций. «Есть пред­приятие. Мы провели с ним экономическую работу, сделали реструктуризацию, но потянуть от выручки груз кредиторской нагрузки оно не может, – объяснил он журналистам. – Кредиторы согласны долги кон­вертировать в акции нового предприятия. Все правила, какие необходимы для принятия данного решения, мы про­писали в указе».

По-видимому, авторы проекта уверены, что банки и прочие кредиторы – поставщики тех­ники, запчастей, кормов, удо­брений и т.п. – с удовольствием примут в погашение долгов вместо живых денег или хотя бы сельхозпродукции акции вчерашних колхозов, чтобы спасти их от банкротства, в котором они реально находятся.

Обладание неликвидными и бездоходными бумагами (а они еще долго будут именно такими) еще как-то можно оправдать, если инвесторы смогут реально влиять на деятельность предприятий и принимать те решения, которые сочтут целесообразными. Если же контроль останется у государства, то с согласием могут возникнуть проблемы. Пока они имеются с целым рядом других аспектов реализации Указа № 253, о чем говорилось на заседании президиума Совмина 10 октября (см. «ЭГ» № 78 от 17.10.2017). А ключевой проблемой остается воп­рос частной собственности на землю, решать который власти не собираются.

СЕЙЧАС главной целью пра­вительство объявило сохранение коллективов и целевое использование каждого сельхозпредприятия. Оно, по словам М. Русого, одновременно сможет «получить нового хозяина, и будет принято решение, как оно будет работать дальше: самостоятельно, передаваться в аренду или управление». Как такое решение вла­стей будет сочетаться с мнением будущего хозяина, можно лишь догадываться. Пока лишь обещается предусмотреть в проекте указа ряд других мер, реализация которых позволит более эффективно поднимать убыточные сельскохозяйственные организации, благо, их становится все меньше. Но, как требует глава государства, решать, каким образом организации будут проходить процедуру оздоровления, в первую очередь будут мест­ные органы власти. Их руководящая роль и ответственность за каждое предприятие дол­жны гарантировать сохранение производства и коллективов. Правда, и ранее эти самые власти в «ручном режиме» руководили процессом, в ходе которого АПК оказался в том положении, для выхода из которого теперь требуются столь экстраординарные меры. Так что можно не сомневаться в результатах мер, предусмотренных Указом № 253, особенно после внесения в него доработанных поправок.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ