$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

АПК

Если будут здоровы должники

17.10.2017

Финансовое оздоровление предприятий агропромышленного комплекса – одна из главных забот белорусских властей. Но в успехе мероприятий, проводимых в этой сфере, чрезвычайно заинтересованы не только правительство и сами аграрии, но и их многочисленные поставщики, которые месяцами, а то и годами дожидаются расчетов за поставленные товары и услуги.

Пока главной заботой властей остаются долги АПК перед бюджетом и банками. Например, были приняты решения по реструктуризации части обязательств мясо-, молоко- и зерноперерабатывающих организаций перед банками в размере более 3 млрд. BYN, напомнил премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков на заседании президиума Совмина 10 октября. Это должно было позволить в 2016–2017 гг. высвободить около 4 млрд. BYN оборотных средств. Данным организациям остается только выполнить доведенные задания, годовые показатели эффективности и иные обязательные условия оказания господдержки. При этом руководители организаций, губернаторы, председатели райисполкомов несут персональную ответственность за выполнение данных решений. Поэтому, как считает премьер-­министр, на каждом предприятии должна реализовываться четко выстроенная финансовая политика по аккумулированию средств для предстоящего погашения долгов, что обеспечит выполнение решений главы государства в полном объеме. Например, 6 мясомолочных организаций Минской области уже в январе 2018 г. должны будут уплатить за счет погашения основного долга около 6 млн. BYN.

БОЛЬШИЕ надежды правительство возлагает на новые инструменты анти­кризисного управления сельхозорганизациями. Некоторые из них – конвертация долгов кредиторов в акции, замещение активов, привлечение третьих лиц. В частности, Указом от 4.07.2016 № 253 предусмотрен ряд льгот и преференций по реструктуризации долгов неплатеже­способных организаций, а также набор мотивационных и стимулирующих механизмов для привлечения инвесторов и эффективных собственников, чтобы досудебно оздоровить эти организации.

Однако до сих пор механизмы, предусмотренные Указом № 253, не получили активного применения. Теперь премьер-министр поручил обеспечить реализацию пилотного проекта на базе находящегося в санации районного унитарного сельхозпредприятия «Мостовчанка». На этом предприятии власти намерены пошагово отработать новые инструменты антикризисного управления и довести до заинтересованных соответствующие рекомендации.

У инвесторов свое мнение о возможностях, предоставляемых Указом № 253. Некоторые из них отмечают слишком субъективную роль чиновников в оценке целесообразности проведения досудебного оздоровления организаций АПК и перспектив их банкротства. Кое-кому кажутся недостаточно выгодными условия рассрочки по уплате штрафов и пеней, возврату бюджетных займов, процентов, задолженности по налогам и за топливно-энергетические ресурсы. Мало кто находит целесообразной покупку сельхозорганизаций как имущественных комплексов ни за 100%, ни даже за 20% стоимости их чистых активов. Слишком много сил и средств придется вкладывать в такие предприятия, чтобы сделать их эффективными, погасить долги и обеспечить в обозримые сроки приемлемую доходность.

Так что найти инвесторов для организаций АПК при их нынешнем финансовом состоянии – сложная задача, даже если на ее решение бросить все силы административного ресурса местных властей. Впрочем, они не станут торопиться, даже если инвесторы найдутся. Так, глава правительства попенял Брестскому облисполкому за затянувшуюся почти на год подготовку соответствующего решения о финансовом оздоровлении сельскохозяйственного КУП «Межлесское» путем привлечения инвестиций фермерского хозяйства «Новицких».

НЕСКОЛЬКО проще решается воп­рос с финансовым оздоровлением не­платежеспособных организаций АПК путем передачи их проблемной задолженности от Белагропромбанка, Беларусбанка и Банка развития в Агентство по управлению активами. Так удалось реструктуризовать долги 425 сельхоз­организаций на общую сумму около 772 млн. BYN.

В процедуре досудебного оздоровления сейчас находятся 323 предприятия. Правда, объем предоставленной государственной поддержки в виде реструктуризации задолженности ограничивается наличием просроченных обязательств по текущим платежам. Поскольку рядом организаций текущие платежи не обеспечиваются, а значит, право на господдержку утрачено, в целом задолженность за потребленные энергоресурсы реструктуризирована только на половину заявленной суммы, перед бюджетом – на 44%. Премьер-министр признал, что руководителями предприятий и местных исполкомов работа с кредиторами проводится «не на должном уровне». В Гродненской области реструктурировано лишь 3% заявленной задолженности, в Витебской – 4%, Брестской и Минской – по 7%, Гомельской – 22%, в Могилевской – 27%.

«Хромает» и платежная дисциплина организаций на досудебном оздоровлении при расчетах с Агентством по управлению активами. За 9 месяцев т.г. оплачено лишь 75% суммы начисленных процентов. Глава правительства предупредил, что председатели райисполкомов, на которых Президентом в соответствии с Указом от 23.02.2016 № 78 «О мерах по повышению эффективности социально-экономического ком­плекса Республики Беларусь» возложена персональная ответственность за обеспечение эффективной работы убыточных сельхозорганизаций, должны понимать риск того, что «процедура досудебного оздоровления может закончиться не оздоровлением, а банкротством». Поэтому «должны быть приняты все меры, продуманы перспективы гибкого сотрудничества с кредиторами и инвесторами», – потребовал премьер-министр.

На заседании правительства было отмечено, что в результате мероприятий по финансовому оздоровлению за I полугодие т.г. восстановили платеже­способность 32 сельхозорганизации, или 10% от общего количества, еще 131 (42%) улучшило коэффициенты платежеспособности, у 80 они не изменились, а у 68 ухудшились. Хуже всего ситуация по досудебному оздоровлению складывается в Толочинском и Кореличском районах, отметил премьер-министр. Организации, чьи бизнес-планы показали невозможность досудебного выхода на эффективную работу, комиссиями по согласованию с председателями райисполкомов определены в антикризисное управление. По 100 сельхозорганизациям по решению суда открыто конкурс­ное производство.

ЕСТЬ ли заметные результаты от этих мер? По данным статистики, за прошлый год кредиторская задолженность организаций сельского хозяйства выросла в целом на 14,5%, а их просроченная кредиторская задолженность – на 34,8%, в т.ч. по налогам и сборам – на 44,6%, за ТЭР – на 63,8%, просроченная задолженность по кредитам и займам – на 70,8%. За 7 месяцев т.г. просроченная кредиторская задолженность увеличилась «всего» на 3,2%, а ее доля в общем объеме кредиторской задолженности сократилась с 34,9 до 33,6%. Просроченная задолженность по кредитам и займам за 7 месяцев выросла лишь на 1,9%, а ее доля в общей сумме такой задолженности осталась на уровне 10,6%, несмотря на все усилия по реструктуризации этих долгов.

Отметим, что на долю сельхозорганизаций на 1 января т.г. приходилось 16,9% общей кредиторской задолженности и 33,4% просроченной кредиторской задолженности, а на 1 августа – 16,9% и 33,1% соответственно, при том что доля АПК в общей выручке составляет всего 5,4%. На 1 августа т.г. просроченная кредиторская задолженность сельхозорганизаций достигла 2366,5 млн. BYN. Из этой суммы 43,5 млн. – задолженность по налогам и сборам, 308,4 млн. – за топливно-энергетические ресурсы. Оставшиеся более 2 млрд. BYN – долги АПК перед обычными поставщиками кормов, семян, удо­брений, техники и запчастей, строителями и транспортниками и т.п. Порой такие долги не погашаются месяцами и даже годами. Но взыскать их кредиторы не могут ни в судебном, ни в каком-либо ином порядке – если не договорятся даже не с руководителями сельхозпредприятий-должников, а с чиновниками исполкомов, курирующими АПК.

Это создает огромные коррупционные риски: зачастую без «откатов» шансов вернуть свои деньги у поставщиков почти нет. Иные бизнесмены подумывают о полном прекращении дальнейших поставок, но опасаются, что тогда придется уйти с рынка, а вернуть долги вообще не удастся. Другие сетуют, что ст. 242 УК слишком мягко и неконкретно сформулирована, чтобы эффективно карать должностных лиц за уклонение от погашения кредиторской задолженности. А третьи удивляются, почему главу государства, правительство и Генпрокуратуру так беспокоит внешняя просроченная дебиторская задолженность. Ведь она почти в 2 раза меньше просроченной кредиторской задолженности сельхозорганизаций перед белорусскими поставщиками, взыскать которую зачастую никакими законными способами не удается.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ