Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №91(2587) от 02.12.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4336
EUR:
2.5142
RUB:
3.9841
Золото:
139.24
Серебро:
1.73
Платина:
80.98
Палладий:
148.11
Назад
Кадры
09.09.2022 11 мин на чтение мин
«ЭГ» выпуск №68(2565) от 09.09.2022
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Сберечь персонал и провести оптимизацию бизнес-процессов: HR-эксперт посоветовал, что делать во время кризиса

Александр МУДРИК

Белорусская экономика переживает непростые времена: санкции и необходимость переориентации на другие рынки затронули практически все отрасли, и рынок труда здесь – не исключение. Какие тенденции ярче всего проявляют себя на этом рынке сейчас, к чему готовиться – эти и другие вопросы «ЭГ» задала независимому эксперту по стратегическому менеджменту и управлению человеческими ресурсами, соучредителю исследовательского агентства «Информационный капитал» ICRA, кандидату технических наук, доценту Александру Мудрику.

– Как вы оцениваете сегодняшнее состояние белорусского рынка труда? Какие тенденции проявляются наиболее ярко?

– Рынок труда-2022 напоминает мне качели. В начале года, как следует из данных сервисов по поиску работы, он имел признаки рынка соискателя, когда работодателям нужен был персонал, а претендентов на рабочие места было мало, причем не только в количественном измерении, но и в качественном. К концу марта он приобрел все черты рынка работодателя, когда вакансий стало мало, а желающих найти работу много. Эта тенденция сохраняется и сейчас, но пик ее был пройден в апреле, и острота конкуренции у соискателей постепенно снижается.

Конечно же, кризисные явления в экономике, вызванные внешнеполитической обстановкой, экономическими санкциями и необходимостью перестройки многих когда-то хорошо работавших бизнес-процессов, оказали и оказывают сильное влияние на бизнес в целом и на рынок труда в частности.

Естественно, оптимизация бизнес-процессов и сокращение бизнес-направлений в компаниях ведет к сокращению персонала или переводу работников на неполную ставку, остановке всех программ повышения заработных плат и частичному снижению уровня дохода работников. Сейчас основная задача бизнеса – перестроиться на новые условия жизни в режиме санкционного давления и переориентации на новые рынки, реструктуризации маркетинговых и логистических функций. Все это требует дополнительного времени и денег при условии сохранения существующих позиций. Задача – выжить, сохранив работающий бизнес. Большинство компаний сейчас сфокусированы на реструктуризации, что позволяет оптимизировать издержки, сохранить персонал и заложить основу нового этапа развития.

Нынешний кризис не похож на предыдущие, поэтому одни игроки рынка рассматривают его как серьезную угрозу своему бизнесу, а другие – как открывающиеся новые перспективы. Что касается функционала управления персоналом, большая часть компаний пока придерживается выжидательно-наблюдательной стратегии. Хотя осенний сезон традиционно дает всплеск активности работодателей. Сейчас очень важно и работодателям, и соискателям понимать, что все должны быть готовы к марафону. Этот кризис не пройдет за год-два, он будет длительным, и его последствия мы будем ощущать еще очень долго.

2023 будет не легче

– В одном из своих выступлений вы сказали, что 2022 год мы все будем считать более удачным по сравнению с 2023-м, потому что кризис только набирает обороты. Вы до сих пор придерживаетесь этой точки зрения? Какие проблемы ждут рынок труда в следующем году?

– Да, я считаю, что дна мы еще не достигли, а достигнув, не сможем сразу оттолкнуться. Дело в том, что любая региональная экономика, впрочем, как и мировая, являются инерционными системами, которые не могут мгновенно отрабатывать кризисные явления. У большинства компаний имеются «подушки безопас­ности»: запасы сырья и готовой продукции, финансовые резервы и т.д. Весь фокус в том, что, к большому сожалению, невозможно мгновенно перестроить как бизнес-процессы внутри, так и разрушенные в результате санкций цепочки поставок и сбыта, логистику сырьевых и товарных потоков, схемы новых финансовых потоков. И не будем забывать, что сейчас мы входим в осенне-зимний период, когда увеличатся затраты предприятий на энергоресурсы. То же относится и к рынку труда. Думаю, что напряжение будет возрастать, и в новый год мы войдем с дополнительными проблемами.

Сейчас сложно строить долгосрочные прогнозы ввиду абсолютной неопределенности ситуации, многовариантности и непредсказуемости событий. Но то, что ситуация на рынке труда в обозримой перспективе не улучшится, можно сказать с определенной долей уверенности.

Важно отметить, что изменения на данном рынке происходят не только у нас в стране. Это общемировая тенденция, связанная, прежде всего, с последствиями пандемии COVID-19. И хотя количество рабочих часов уже восстановилось, а безработица за последние два года выросла не очень сильно, структурная трансформация мирового рынка труда продолжается.

Среди новых тенденций – увеличение популярности удаленной работы и фриланса, ускорение автоматизации и изменения в структуре спроса и предложения труда. Впереди новый вызов – меры ужесточения денежно-кредитной политики для борьбы с инфляцией, вводимые как в развитых, так и в развивающихся странах. Они вводятся на фоне роста цен на энергоресурсы, вызванного санкциями в отношении России. Подобная комбинация факторов будет негативно сказываться на динамике промышленного производства, экономической активности и уровне занятости населения. Но все это нам еще только предстоит оценить.

Программисты по-прежнему будут востребованы

– Есть ли у вас данные по отраслям, в которых сейчас наблюдается самый большой отток кадров?

– Я бы не стал использовать выражение «отток кадров». Мы сейчас говорим о сокращении персонала или его релокации из страны? Если говорить о релокации, то массовый характер она приобрела в ИТ-отрасли. И связано это с тем, что в результате санкций западные компании не могут работать с резидентами на территории Беларуси, поэтому многие софтверные компании перемещают своих сотрудников в другие страны. Об аналогичных примерах из других отраслей я не знаю.

Если же мы говорим о сокращении персонала / резком уменьшении количества вакансий на рынке труда, то здесь в лидерах маркетинг, реклама, PR, банковская сфера, инвестиционный бизнес, туризм, HoReCa, административный персонал, бизнес-обучение и консалтинг. Думаю, что определенное сжатие произошло в производственной сфере и строительстве.

Компании, которые специализируются в этих направлениях или имеют в своем составе такие бизнес-единицы или подразделения, приняли решения, что в этих условиях они не будут развивать данные направления. И принятые решения выражаются в уменьшении бюджетов на них и, как чаще всего происходит, сокращении количества персонала в данных бизнес-функционалах. Естественно, это увеличивает число активных резюме, что делает еще большим разрыв между количеством свободных вакансий и числом претендентов на эти вакансии.

– Портал dev.by недавно опуб­ликовал информацию, что за полгода чистый отток кадров в ИТ в Беларуси составил 8 тыс. человек. На данный момент ИТ – лидер по увольнениям?

– Все верно, ситуация действительно такова, но драмы я здесь не вижу. Чтобы релоцировать свой персонал в другую страну, сначала сотрудников надо уволить, а потом снова принять, но в компанию, зарегистрированную в другом государстве, которая не находится под санкциями. За ИТ-специалистов можно не волноваться: они продолжают успешно работать, но только уже не в Беларуси. Даже если кто-то из них не смог релоцироваться, они всегда находят работу в другой ИТ-компании, которая территориально находится здесь. Дефицит программистов был, есть и будет. Так что ни о каком оттоке кадров из ИТ-сферы говорить не приходится.

Единственное – жаль, что ИТ-компании покидают нашу страну. Это не только утрата мозгов, высокого уровня знаний и компетенций молодых людей, нашего будущего, но и серьезная потеря налоговых платежей в бюджет, рабочих мест для других отраслей, продуктами которых активно пользовались высокооплачиваемые айтишники. Речь идет, к примеру, о строительстве, сфере услуг и досуга, работе туристических компаний, частных медицинских клиник и т.д. По логике, если есть большой отток клиентов, значит, будет большой отток и у тех, чьи клиенты уехали. Повторюсь, с ИТ-сферой все будет хорошо, жаль только, что наша страна начинает терять свои позиции в мире в этой сфере.

Надо искать новые рынки

– Какие у белорусского бизнеса есть варианты, чтобы успешно пройти этот сложный период? Что бы вы лично посоветовали руководителям компаний?

– Вы задали глобальный вопрос, ответ на который вряд ли можно тезисно изложить. Тем не менее постараюсь кратко представить мой собственный алгоритм.

Первое: понять всем – и работодателям, и работникам – что надо приготовиться к супермарафонской дистанции проживания этого кризиса. А это значит четко планировать свои силы и ресурсы, чтобы пройти ее с минимальными потерями и не упасть от их недостатка, когда этот кризис закончится.

Второе: сберечь самый ценный ресурс любой компании – персонал, так как именно он определяет истинную конкурентоспособность компании. При возможности стоит вкладывать имеющиеся ресурсы в его обучение и развитие.

Третье: провести оптимизацию всех бизнес-процессов в компании, убрать все лишнее, что мешает бежать супермарафон.

Четвертое: искать новые рынки, новые схемы, новую логистику.

Пятое: объединяться с другими компаниями. Вместе, поддерживая друг друга, бежать марафон легче.

Ну и в заключение для собственников и ТОПов компаний: излучайте оптимизм и уверенность в успехе, больше коммуницируйте с персоналом, больше вовлекайте своих сотрудников в процесс принятия бизнес-решений, больше делегируйте полномочий и давайте обратную связь. Тем самым вы повысите вовлеченность своих сотрудников, снимете уровень стресса и повысите их мотивацию на результат. Это главное в марафоне.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений