$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Развитие экономики в вопросах без ответов

25.08.2017

На очередном совещании по актуальным вопросам развития белорусской экономики 22 августа Президент страны задал руководству экономического блока правительства ряд вопросов. Ответы на них в основном очевидны – хотя бы по открытым статистическим данным. Но расставленные акценты демонстрируют, какие приоритеты выбраны властями страны в текущий момент.

Ежеквартальные совещания главы государства с политическим, экономическим и силовым блоками страны призваны носить «почти оперативный характер», а рассматриваются на них тактические вопросы. Однако бизнес от каждого подобного мероприятия ждет хотя бы намека на стратегические решения, которые могут сыграть определяющую роль в экономике.

По мнению Президента, развитие экономики предопределяет состояние социально-политической обстановки и материальное благополучие людей. Поэтому первый вопрос – о развитии экономики в целом.

О том, что 1-процентный рост ВВП по итогам 6 месяцев имеется, сообщалось еще месяц назад. Поскольку это в 5 раз опережает плановый уровень I полугодия, определенный постановлением Совмина от 8.12.2016 № 1008, правительство может с чистой совестью рапортовать, что все реальные возможности выполнения годовых прогнозов имеются. Вполне можно надеяться, что этот рост будет стабилен. Отдельные отрасли экономики тоже сработали в рамках плановых заданий, иные их даже перевыполнили, благо, внешняя конъюнктура позволяла. Правда, если промышленность обеспечила в I полугодии 1,6% роста экономики, транс­порт – 0,3%, то торговля «отминусовала» 0,5%, а остальное «опустили» АПК и строительство. О том, достаточно ли имеющейся динамики для восстановления экономики после провала прошлой пятилетки для того, чтобы догнать мировую экономику, и особенно страны emerging market, а также чтобы вернуть темпы роста благосостояния населения, на совещании не спросили.

Гораздо больше власти интересует вопрос о ценообразовании. Вроде бы здесь дела обстоят относительно благополучно: инфляция находится в рамках существенно ниже прогнозных. Но по отдельным позициям цены продолжают расти. А потому у чиновников всегда найдется повод изобразить контроль за ценами «по просьбам трудящихся», хотя даже действующее законодательство оставляет минимум возможностей для административного вмешательства. Например, можно строго спросить за рост цен на отдельные хлебобулочные изделия или лекарства. Но люди бы оценили, если власти выяснят, почему за полгода более чем вдвое «откровенно пляшут» цены на картошку, морковь, капусту и свеклу.

НЕ МЕНЕЕ интересен вопрос о ситуации на рынке труда. Оказывается, решение о том, что на каждое сокращенное рабочее место должно быть создано новое высокопроизводительное, не слишком строго выполняется. Предприятия по-прежнему продолжают больше увольнять, чем принимать на работу. Остается загадкой, куда уходят люди с закрывающихся предприятий. Тут, по мнению премьер-министра Андрея Кобякова, виновата местная вертикаль, которая проводит недостаточную работу по созданию новых рабочих мест.

Прогнозные параметры на полугодие выполнили только две области, а из заданных 33 тыс. новых рабочих мест создано около 31 тыс. при годовом плане 70 тыс. Глава правительства попенял исполкомовским «вертикальщикам», которые в начале года «очень легко отчитывались о том, что все хорошо, очень все легко и просто получается». Правда, не должны стоять в сторонке и руководители отраслевых органов управления, отметил премьер-министр. Но в целом, по его мнению, ситуация в сфере занятости в стране заметно улучшилась: вакансий больше, чем кандидатов, которые официально зарегистрировались в качестве безработных. Еще год назад ситуация была противоположной.

Однако остается загадкой, куда исчезли 51,5 тыс. человек, выбывших за год из численности занятого населения, если число безработных неуклонно снижается? То ли они пополнили ряды участников теневой экономики, то ли отправились на заработки за рубеж – на совещании, кажется, так и не выяснили.

Тема занятости тесно перекликается со следующим вопросом – о заработной плате. Конечно, к запланированному уровню мы движемся, но если по отдельным отраслям достаточно успешно, то по регионам куда хуже. В областях средняя номинальная зарплата существенно отстает от среднереспубликанского уровня и еще больше – от столичного. А потому расслоение общества по доходам потихоньку усугубляется, хотя в целом коэффициент Джини остается на достаточно низком уровне по сравнению с соседями. Исправить это положение можно лишь вместе с существенным улучшением общего состояния экономики. А потому правительство, наверное, и радо было бы обратить особое внимание на категории работников, получающих зарплату по нижней границе, особенно в сельском хозяйстве, образовании, здравоохранении и культуре. Но оторвать на зарплату бюджетникам от бюджета можно лишь столько, сколько позволяет его доходная часть. Правда, А. Кобяков пообещал повысить в ближайшее время ставку первого разряда – с учетом оптимизации в органах госуправления и силовом блоке и работы по снижению затрат в бюджетной сфере. Что касается всех остальных, то никто не отменял общее требование соответствия темпов роста зарплат и производительности труда.

ПО-ПРЕЖНЕМУ Президент считает важнейшим вопрос о продовольственной безопасности. Мир и порядок в стране должны быть, если «люди будут накормлены, когда каждый будет иметь, по-народному говоря, кусок хлеба на столе каждый день». Так что рапорты Минсельхозпрода об уборочной, осеннем севе и заготовке кормов всегда востребованы. Но на сей раз журналистов попросили умерить пыл и не слишком распространяться «о некоем героизме на уборке урожая». Заодно на совещании были подняты смежные вопросы о возделывании и переработке льна, строительстве молочно-товарных комплексов. Впрочем, разговоры об их необходимости следовало бы как-то сочетать с финансовыми возможностями. Ведь масштабы кредитования АПК, списания и реструктуризации его долгов кажутся несопоставимыми с результатами работы сельского хозяйства.

Заодно власти мечтают о суперкомбайнах. Большие надежды возлагаются на обновленную модель комбайна «Полесье», которая должна быть востребована на рынке. А еще одним направлением для «Гомсельмаша» должен стать  суперкомбайн, который будет превосходить импортные аналоги. Остается надеяться, что этот проект позволит вывести отечественное сельскохозяйственное машино­строение из кризиса, в котором оно находится в последние годы. Так, производство зерноуборочных комбайнов в республике сократилось с 1900 в 2011 г. до 227 в 2016-м. Вернуть утраченные позиции будет непросто: российские конкуренты благодаря программам господдержки шагнули далеко вперед и готовы не только обеспечивать местных аграриев техникой, но и начать экспансию на рынки стран СНГ.

Следующий вопрос – о развитии строительной сферы. Локомотивом экономики ее уже считать не приходится, но беспокоиться о том, как возводится жилье и другие объекты, что делается для снижения их себестоимости, власти не перестали. Президент предупредил, что «если кто-то хочет в Правительстве свернуть строительство жилья, я им советую немедленно перейти в однокомнатные, двухкомнатные квартиры вместе со своими семьями или пойти снять квартиру по найму и жить с хозяевами».

Впрочем, объемы жилищного строительства остаются существенно ниже, чем в 2010–2012 гг. Нужны деньги, а находить их для строительства все труднее. Правда, А. Кобяков заверил, что государственные банки Беларуси готовы выделить 250 млн. BYN на строительство жилья с господдержкой для нуждающихся. Некоторые граждане смогут рассчитывать на государственные адресные субсидии в рамках Указа от 4.07.2017 № 240 «О государственной поддержке граждан при строительстве (реконструкции) жилых помещений». Планируется, что в Беларуси в текущем году с господдержкой будет построено не менее 500 тыс. м2 жилья, а всего – не менее 3,5 млн. м2. К тому же, по мнению премьер-министра, доступность кредитов, выдаваемых на строительство жилья на общих основаниях, заметно улучшается. Заметим, что если ставки по этим кредитам действительно снижаются, возможности обслуживать такие заимствования у большинства населения ограничены размерами их заработков.

ПРАВИТЕЛЬСТВО может докладывать об определенных успехах и в решении вопроса о финансовой стабильности, экспорте товаров и услуг. Национальная валюта продолжает пока держаться, несмотря на прогнозы скептиков, международные резервы растут (правда, во многом благодаря росту внешнего долга), увеличивается экспорт товаров и услуг. Власти понимают, что последнему достижению страна в основном обязана благоприятной конъюнктуре на российском рынке. К сожалению, серьезных подвижек в диверсификации, освоении новых рынков сбыта товаров и услуг пока нет.

Например, из общего объема экспорта республики доля стран ЕАЭС в январе– мае 2017 г. составила 47,4% против 44,4% годом ранее, причем доля Российской Федерации выросла с 42,9 до 45,2%, а стран ЕС – сократилась с 29,9 до 26,6%. Хотя мы торговали со 186 странами мира, в т.ч. поставляли продукцию на рынки 156 государств, географическая концентрация экспорта заметно выросла: с 2123 в январе–мае 2016 г. до 2330 в текущем году. Такой рост обусловлен увеличением удельного веса Российской Федерации в общем объеме экспорта отечественных товаров. Так что в споре интеграции с диверсификацией первая явно побеждает.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ