$

2.6105 руб.

3.1197 руб.

Р (100)

3.5091 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Программы

Программа мечты или отрицание реальности

22.01.2021

На текущей неделе опубликованы основные тезисы проекта Программы социально-экономического развития Беларуси на 2021-2025 годы. Целевые параметры документа вызывают серьезные сомнения в их выполнимости.

О некоторых положениях проекта, известных на тот момент, мы уже писали (см. статью «Без слова «реформа», но в верном направлении» в № 90 за 27.11.2020 и статью «Госуправлению обещают новый облик, бизнесу – предсказуемые условия» в № 91 за 01.12.2020).

Сейчас, когда проект обнародован полностью, есть основания оценить его в комплексе.

Программа «пятилетки», как ее любят называть власти, предусматривает серьезный (если не сказать заоблачный) рост основных показателей, – учитывая, что в 2021 год страна вошла на низком экономическом и политическом старте. Да, снижение ВВП благодаря отказу от жестких карантинных мер оказалось минимальным, но, как уже неоднократно приходилось писать, структурные проблемы только усугубляются.

Согласно первой оценке валовой внутренний продукт Беларуси в текущих ценах в 2020 г. составил 147 млрд руб., снизившись к уровню 2019 г. на 0,9%.

В 2020 г. объем промышленного производства в текущих ценах составил 116,5 млрд руб., или на 0,7% ниже, чем годом ранее. Прирост отмечен в деревообработке и полиграфической деятельности (на 14,7%), фармацевтике (10,1%), выпуске транспортных средств и оборудования (5%), продуктов питания, напитков и табачных изделий (2,7%).

Производство сельхозпродукции прибавило 4,9%. Инвестиции в основной капитал снизились на 6,8%.

Розничный товарооборот в 2020 г. составил 53,1 млрд руб., он вырос на 1,8% в сопоставимых ценах к уровню предыдущего года. Оптовый товарооборот снизился на 4,2% – до 99 млрд руб. Товарооборот общественного питания сложился на уровне 2,5 млрд руб., в сопоставимых ценах снижение составило 20%.

 

Доходы и занятость

На фоне этого в проект программы закладывается рост ВВП за 5 лет до 21,5%, но не ниже чем в 1,2 раза. Не менее чем на 20% должны вырасти объем инвестиций в основной капитал и реальные располагаемые денежные доходы населения. Рост пенсионного обеспечения запланирован выше уровня инфляции.

Все это власти рассчитывают достигать за счет увеличения емкости внутреннего рынка, запуска нового инвестиционного цикла, улучшения деловой среды, снижения рисков и издержек инвесторов и бизнеса в целом. Экономическая политика, как ожидается, будет направлена на ее восстановление и последующий устойчивый рост через повышение производительности труда и создание новых рабочих мест, стимулирование внутреннего потребления и наращивание экспорта (объем экспорта товаров и услуг должен составить более 50 млрд USD в 2025 г.).

Ключевыми задачами в экономической сфере названы сокращение зависимости роста ВВП от углеводородного сырья и увеличение экспортного потенциала за счет выпуска высокотехнологичных товаров.

Разработчики программы ожидают, что в реальном секторе экономики увеличение зарплат будет обеспечено в первую очередь ростом производительности труда и продаж. В отношении коммерческих организаций производственной сферы с невысокой заработной платой обещан «комплекс мер по снижению разрыва со среднеотраслевым уровнем».

Повышение зарплат в бюджетной сфере согласно проекту должно обеспечиваться за счет оптимизации структуры и численности работников организаций, поэтапного увеличения базовой ставки и развития внебюджетной деятельности.

Соотношение размера базовой ставки, используемого в отношении бюджетников, должно ежегодно расти и составить к 2025 г. не менее 55% МЗП. Преподавателям, врачам и среднему медперсоналу, работникам сферы соцобслуживания и культуры обещают рост зарплат до двух раз. Размер минимальной зарплаты должен достичь не менее 30% от средней.

Отдельно речь идет о многоуровневой пенсионной системе благодаря развитию добровольного накопительного страхования.

Что касается безработицы, реальный ее размер (по методологии МОТ) к концу пятилетия не должен превышать 4,2%. Для этого в т.ч. планируется расширить практику использования гибких форм занятости населения (надомный труд, гибкий график работы).

 

Новая индустриализация

Проект предполагает реализацию более 50 крупных инвестпроектов за 5 лет.

Крупнейшие из них – это завершение второй очереди БелАЭС (со станцией вообще связано много надежд: и прорыв в выпуске и использовании электротранспорта, и переход на электроотопление), строительство Петриковского горно-обогатительного комбината, производство аминокислот Белорусской национальной биотехнологической корпорацией.

То есть речь идет либо о государственных проектах, либо об инвестициях, «благословленных» на высшем уровне и осуществляемых на особых условиях.

При этом подчеркивается, что для запуска нового инвестиционного цикла необходимо усовершенствовать механизмы привлечения инвестиций, расширить источники их финансирования, в т.ч. сформировать инструменты использования «длинных денег» через развитие небанковских сегментов финансового рынка.

Ожидается закрепление особого правового режима специальных инвестиционных договоров с гарантией выкупа государством части продукции в целях стимулирования вложения инвестиций в создание новых производств. Обещано и продолжение работы по снижению рисков и обеспечению дополнительных гарантий защиты прав добросовестного бизнеса и инвесторов, в т.ч. введение «стабилизационной оговорки».

Напомним, законодательство об инвестициях могло и должно было получить подобные нормы еще в 2019 г. – тогда рассмотренный обеими палатами Национального собрания соответствующий проект А. Лукашенко подписывать отказался, и тот был заново принят уже с возражениями.

Согласно проекту, стратегия развития промышленного производства предусматривает его трансформацию в конкурентоспособный комплекс, оперативно реагирующий на мировую конъюнктуру и потребности внутреннего рынка. Целевой ориентир здесь – увеличение производительности труда в 1,3 раза.

«Прорывными точками роста промышленности» названы электроиндустрия, биоиндустрия и фармацевтика, робототехника и приборостроение, а также производство композитных материалов. Министр экономики Александр Червяков, презентуя проект, заявил о пяти «проектах будущего» с совокупным объемом инвестиций в 2 млрд руб. и более 70 инновационных проектах в медицине, фармацевтике, машиностроении, химической промышленности и энергетике.

Обещано расширение производства экологически безопасной упаковки и одноразовой посуды, включая биоразлагаемую, развитие деревообработки с углублением переработки сырья, металлургии.

Допустим, что названая сумма касается инвестиций в крупные проекты в высокой степени проработки. Но на логичный вопрос, где искать средства на остальные, опубликованный проект ответа не дает. Как не до конца ясна и ориентация инвестиционной политики – на внешние или внутренние источники: внутренние ограничены, а над восстановлением привлекательности для иностранных инвесторов после событий 2020 г., да и продолжающихся действий по усилению государственного вмешательства в экономику работать придется долго.

Иначе любой утвержденный перечень направлений для инвестиций, каким бы инновационным и современным он ни был, так и останется списком на бумаге.

 

Догнать и перегнать себя

Однако наиболее красноречиво выглядит приложение к программе, в котором прогнозные параметры приведены рядом с фактическими по итогам 2016–2020 гг.

Так, из 13 показателей за 5 лет удалось достичь только трех: роста промышленного производства на 12% (при задании в диапазоне 10–15%), соотношения сальдо внешней торговли к ВВП и роста реальных располагаемых денежных доходов населения на 14,2% (при задании 9,5–11,6%).

ВВП же за прошедшее пятилетие вырос только на 3,5% при прогнозе 12–15%. Поэтому говорить о выходе на ежегодный 5%-ный рост сегодня можно, на наш взгляд, как о приятной мечте, не более того.

Не удалось к концу прошлого года вложиться в 5%-ную инфляцию, отстает от прогнозированной производительность труда по ВВП. Буквально 0,5% роста не хватило сельхозпроизводству для того, чтобы пересечь заложенный порог роста в 12,9%.

Инвестиции в основной капитал за прошедший период снизились на 8,6% (ожидался рост в пределах 15%), вместо роста существенное снижение зафиксировано в объеме СМР, грузо- и пассажирообороте (вспомним, что транспорт и логистика провозглашались одним из приоритетов).

Экспорт товаров и услуг вырос на 11,7% при задании 21–25%.

Обращает на себя внимание, что в тексте проекта неудачи объясняются прежде всего внешними причинами: «Неблагоприятные внешние факторы не могли не затронуть нашу открытую экономику». Далее идет признание важности отказа от закрытия производств во время пандемии COVID-19, сильной зависимости белорусской экономики от внешних рынков и углеводородного сырья.

Среди внутренних факторов признаны высокая долговая нагрузка, отсутствие оборотных средств у предприятий, значительное отставание в производительности труда от стран Евросоюза, особенно в госсекторе, неразвитость финансовой системы, неполноценность конкурентной среды, «бюрократизм и волокита в принятии решений на местах».

Все это так, но практических инструментов для исправления ситуации проект новой программы не содержит. Отчасти они есть в принятой в конце 2020 г. программе деятельности правительства, но здесь проявляются не самые лучшие особенности отечественного нормотворчества: ко­г­да документ «в развитие» появляется раньше основного, сложно понять, какие нормы к чему отсылают.

Если же сравнить итоговые показатели 2016–2020 гг. с предлагаемыми на ближайшие 5 лет, то картина выходит такая: ВВП должен расти в шесть раз быстрее, производительность труда – почти в три раза, валовая добавленная стоимость должна расти в два раза активнее, экспорт – в 3,5 раза. Инвестиции в основной капитал и объем СМР должны увеличиться к индикаторам на конец 2015 г. на 31% и 34% соответственно.

***

В общем, показателям прикажут расти «стахановскими» темпами.

Дочитав проект программы, так и не понимаешь, за счет чего – пусть разработчики документа простят за субъективизм, если он имеет место.

Программу социально-экономического развития на ближайшие 5 лет должны принять в феврале на шестом «Всебелорусском народном собрании». Сомнений нет в том, что примут. Куда важнее признать, что на самом деле выносится на обозрение 2,7 тысячи тщательно отобранных и одобренных делегатов: прогноз развития экономики и социальной сферы или ритуальный документ с соответствующей атрибутикой. Во втором случае рациональные методы познания могут оказаться бесполезными.

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Макроэкономика: рубрики
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное