Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №36 (2533) от 20.05.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5043
EUR:
2.6212
RUB:
3.9928
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Проект новой Конституции и право собственности

В Беларуси идет обсуждение проекта изменений и дополнений Конституции, который предполагается принять на референдуме. Наш постоянный автор, заслуженный юрист Беларуси Валерий ФАДЕЕВ в начале января отправил в Национальный центр правовой информации свои замечания и предложения по вынесенному на обсуждение проекту.

Так как направленность моих предложений зачастую резко расходится с официальной линией, то большинство из почти 40 подготовленных мной пунктов вряд ли будут учтены. Но я исхожу из своего опыта работы в Конституционном Суде и в составе рабочей группы по подготовке Конституции 1994 г.

В данном случае хочу остановиться на вопросе, касающемся права собственности. Напомню, что ему в Конституции 1994 г. были посвящены ст.ст. 13 и 44. При этом ст. 13 гарантировала предоставление всем равных прав для осуществления хозяйственной и иной деятельности, равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности (ч. 1). Еще в ней содержалась норма о том, что законом могут быть определены объекты, которые находятся только в собственности государства, а также закреплено исключительное право государства на осуществление отдельных видов деятельности (ч. 2).

Полагаю, что если тщательно проанализировать эту статью, то можно сделать вывод о наличии определенных противоречий: с одной стороны – равные права и равные условия; с другой – исключительные права.

Статья 44 гарантировала каждому право собственности и закрепляла гарантии ее неприкосновенности.

Статьи 13 и 44 Конституции 1996 г. в основном повторили нормы редакции 1994 г., но не полностью. В частности, в ст. 13 было определено, что недра, воды и леса составляют исключительную собственность государства, а земли сельскохозяйственного назначения находятся в собственности государства.

Вероятно, нелегко пояснить разницу между исключительной собственностью и просто собственностью государства, но частично на этот вопрос отвечает Закон от 15.07.2010 № 169-З «Об объектах, находящихся только в собственности государства, и видах деятельности, на осуществление которых распространяется исключительное право государства». Причем согласно ст. 8 этого Закона объекты, находящиеся только в собственности государства, не подлежат приватизации, если иное не установлено законами или актами Президента.

Статьи 13 и 44 нового проекта изменений и дополнений Конституции, вынесенного сейчас на всенародное обсуждение, практически дословно повторяют написанное в действующей Конституции.

Убежден в том, что эти нормы не следует включать в Основной закон страны, иначе в перспективе придется столкнуться с серьезными проблемами.

Допустим, правительство решит более активно развивать фермерство, но кандидатам, которые захотят заняться таким делом, землю можно будет дать только в аренду. Понятно, что при большом желании всегда можно обойти такие нормы, например, перевести земли из одной категории в другую и тем самым решить проблему. Однако такие ситуации неизбежно будут периодически возникать и тормозить работу правительства при решении задач социально-экономического развития страны, отдельных регионов или отраслей.

Специально посмотрел Конституции некоторых других стран. Так, ничего подобного нет в Основном законе США.

Если же обратиться к правовой базе наших соседей, то в ст. 9 Конституции России записано: «Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности».

В Конституции Латвии лишь указаны гарантии права собственности.

Статья 5 Конституции Эстонии гласит: «Полезные ископаемые и природные ресурсы Эстонии являются национальным богатством, пользоваться которым надлежит рачительно».

Кроме того, хочу обратить внимание на еще одну норму в ст. 13 действующей белорусской Конституции, которая также без помех перекочевала в редакцию обсуждаемого проекта: «Государство способствует развитию кооперации». Возникают как минимум три вопроса. Например, почему выделили именно кооперацию? И какую кооперацию имели в виду – потребительскую, сельскохозяйственную или другую? Какую нагрузку несет эта норма и для чего она нужна в Основном законе?

Если следовать такой логике, то, может быть, стоит включить сюда создание и развитие кластеров, свободных экономических зон и т.д.?

В проекте имеется норма о прямом действии обновленной Конституции (ст. 7), и это прекрасно. Будем надеяться, что она не останется декларацией, на которую можно не обращать внимания, а будет действительно работать. Поэтому тем более нельзя в Конституцию включать подобные положения.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by