Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №35 (2532) от 17.05.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.51
EUR:
2.6141
RUB:
3.9482
Золото:
145.73
Серебро:
1.71
Платина:
75.7
Палладий:
156.07
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Преступная оккупация

Стали известными новые документы, подтверждающие экономические преступления фашистов на захваченной ими территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны...
Стали известными новые документы, подтверждающие экономические преступления фашистов на захваченной ими территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны

Тема социально-экономических последствий германской оккупации в Беларуси в 1941-1944гг. продолжает оставаться в центре внимания белорусских исследователей. С одним из них - заведующим кафедрой истории и  белорусоведения Минского государственного лингвистического университета, доцентом, кандидатом исторических наук Сергеем НОВИКОВЫМ беседует корреспондент "НЭГ" Федор Заяц.

- Сергей Евгеньевич, известно, что фашистская агрессия на восток была продиктована не только военно-политическими интересами Германии, но и экономическими, прежде всего стремлением завладеть сырьевыми ресурсами европейской части СССР с целью их последующего использования в интересах рейха. Какое место в этих планах отводилось нашей республике?

- Поскольку Беларусь находилась на главном стратегическом направлении, определенном задолго до вторжения германского вермахта в советскую страну, она неизбежно должна была оказаться в центре не только предстоящих военных действий, но и широкомасштабной экономической экспансии нацистской Германии. Еще  в феврале 1941г. - через 8 недель после утверждения плана "Барбаросса" - ее высшее военно-политическое руководство во главе с Гитлером заслушало "памятную записку" начальника группы управления военной экономики сухопутных войск генерал-майора Г.Томаса о "военно-экономических последствиях операции на востоке". Именно с этого дня  Беларусь оказалась в военно-экономических расчетах, проведенных германскими военными стратегами в отношении использования  экономического потенциала европейской части СССР.

- Каков был механизм реализации этих планов?

- Их непосредственным исполнителем Гитлер назначил уполномоченного по четырехлетнему плану "суперминистра" - рейхсмаршала Геринга, в компетенцию которого входила организация экономической эксплуатации подлежащих захвату советских территорий, или т.н. "лебенсраума" (жизненного пространства) третьего рейха на востоке. Для достижения этих целей по инициативе рейхсмаршала до 22 июня 1941г. в структуре вермахта создается отдельная военно-экономическая организация "Ольденбург" со штабом особого назначения "Восток", а также формируются специальные хозяйственные инспекции, команды, отделы, службы.

Основным программным документом, изданным за неделю до начала операции "Барбаросса", закреплялись важнейшие цели и задачи по экономической эксплуатации будущего "лебенсраума". В исторической литературе этот документ известен как "Зеленая папка Геринга", а с 2000г. благодаря российскому историку М.И.Семиряго - как "Зеленая папка" для Советского Союза". Заметим, что за два с половиной года существования организации "Восток" этот документ переиздавался 6 раз и возрос с 26 до 215 страниц. Это говорит об особой роли восточного экономического фактора для военной экономики нацисткой Германии. Следуя документу - "директивам по ведению хозяйства на новозанятых восточных территориях", - оперативному командованию вермахта предписывалось "немедленно и полно" использовать восточные области в интересах рейха, в "первую очередь при получении продовольствия и нефти".

Задачей задач должно было стать продовольственное обеспечение "вооруженных сил Германии за счет России", т.е. СССР. При этом не следует забывать, что кроме "Зеленой папки", которая содержала директивные распоряжения для военной администрации, действовавшей в восточной (от Борисова) части временно оккупированной территории Беларуси, с апреля 1942г. начали выполняться директивы Розенберга по ведению хозяйства на территории гражданской администрации (комиссариатов). К сожалению, полностью эти директивные материалы, которые получили кодовое название "Коричневая папка", на сегодня остаются малоизвестными даже для историков.

Но даже имеющиеся документальные источники позволяют утверждать, что деятельность германских военно-экономических формирований с первых дней оккупации Беларуси носила преступный характер. С самого начала операции "Барбаросса" Беларусь оказалась "заготовительной зоной", за счет которой должны были "жить" воинские части группы армий "Центр", личный состав которых в конце лета 1941г. превышал 1,5 млн. солдат. Следуя документальным расчетам, ежедневные поставки для них составляли не менее: 1200 голов крупного рогатого скота, 7500 центнеров зерна, 24000 центнеров картофеля, 9600 центнеров масла и жиров и другой сельскохозяйственной продукции. Менее чем через год на большей части оккупированной территории республики действовал мобильный военно-хозяйственный аппарат, включавший около четырех десятков различных служб, которые бессистемно эксплуатировали людской потенциал, грабили и разоряли экономические ресурсы белорусской земли.

Никакими цифрами не измерить масштаб человеческой трагедии крестьянства Беларуси, вынесшего на себе в годы германской оккупации всю тяжесть хозяйственных реквизиций, военно-полицейского грабежа, разрушений, насилия и преступлений. При этом следует иметь в виду, что большинство исполнителей заданий по "обязательным поставкам" из белорусского села составляли женщины, дети и старики. Но даже в таких условиях именно крестьянство Беларуси как могло обеспечивало сельскохозяйственной продукцией многотысячную армию белорусских партизан.

Промышленный потенциал на оккупированной территории Беларуси стал объектом внимания со стороны военной и гражданской администраций лишь в конце 1941г., когда в результате московского сражения потерпела крах стратегия "молниеносной войны". С этого времени на востоке "главным становится производство продовольствия и добыча сырья для налаживания работы промышленности".

- Сергей Евгеньевич, все изложенное вами - не что иное, как действительно широкомасштабное, заранее спланированное и благословленное высшим германским руководством экономическое преступление против СССР, в том числе Беларуси. Не поднимался ли в отечественной исторической науке вопрос о возмещении немецким государством нанесенного в результате этой экспансии ущерба?

- До последнего времени белорусским историкам не были известны итоговые материалы, в которых бы именно немецкой стороной, т.е непосредственными исполнителями нацистских преступных злодеяний, подводились военно-экономические итоги германской агрессии против СССР. Масштабы преступлений, нашедшие полное отражение в конкретных цифрах, схемах и подсчетах, не были представлены даже на судебном процессе Международного трибунала в Нюрнберге. Между тем такой документ, но уже под другим кодовым названием - "Голубая папка", имелся в военно-экономическом ведомстве вермахта еще до его разгрома, но позже был вывезен из Германии вместе с другими военными трофеями и оказался, как можно определить из его архивного варианта, в США. Немецкой научной общественности и широкой читательской аудитории в ФРГ "Голубая папка" впервые стала известна только в начале 1990-х. Как утверждает ведущий специалист Центра военно-исторических исследований в Потсдаме Р.-Д.Мюллер, изложенные в нем материалы могли бы стать для СССР основой при вынесении экономических обвинений в адрес третьего рейха и получения соответствующих репараций. Но этого не произошло. От себя добавлю, что оригинал документа под названием "Военная экономика в области оперативных действий на востоке в 1941-1943гг." сегодня хранится в фондах Института современной истории в Мюнхене.