$

2.5000 руб.

2.9206 руб.

Р (100)

3.4446 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Цены

Парадоксы регулирования: НДС повысить, но цены не увеличивать

05.02.2021
Парадоксы регулирования: НДС повысить, но цены не увеличивать
Фото: freepik

С 1 февраля в соответствии с изменениями в Налоговый кодекс отменена льгота по НДС на лекарственные средства и медизделия – для данных ранее освобожденных от налога позиций введена ставка 10% как при ввозе, так и при реализации внутри страны. Это происходит в период продолжающейся пандемии COVID-19. Игроки рынка были уведомлены об изменениях заранее и, как правило, проиндексировали розничные цены на соответствующую величину. Но теперь регуляторы ждут от них снижения надбавок и скидочных акций.

Лекарства и медицинские изделия – не единственная категория товаров повседневного спроса, для которых отменена льгота по НДС. Подобная мера коснулась и некоторых продуктов питания: в частности, до 20% повышена ставка налога в отношении части консервированной продукции, соков, орехов, круп.

Однако именно ожидаемое подорожание лекарств обсуждалось активнее всего. Во многом это объясняется тем, что у ритейлеров и продуктовых поставщиков больше резервов для сглаживания эффекта от повышения налога.

 

Рекомендации к исполнению

До 1 февраля аптеки должны были пересмотреть цены с учетом нововведений. Во многих из них до сих пор размещена информация для покупателей о том, что они уже изменены и пока могут не соответствовать ценникам.

29 января МАРТ и Минздрав выпустили совместное разъяснение, в котором напоминают, что цены на лекарственные средства, изделия медицинского назначения и медицинскую технику формируются в соответствии с Указом от 11.08.2005 № 366 (далее – Указ № 366).

Расчетная отпускная цена формируется юрлицами и ИП посредством сложения контрактной цены, пересчитанной в белорусские рубли по официальному курсу Нацбанка, установленному на дату выпуска товара для внутреннего потребления (если он подлежит таможенному декларированию) или на дату поступления товара на склад покупателя, указанную в накладной, таможенных платежей, НДС, а также транспортных расходов по доставке.

Указ № 366 ограничивает применение надбавок по регрессивной шкале: чем выше отпускная цена изготовителя, тем ниже допустимые оптовые и торговые надбавки.

Но при этом упомянутое разъяснение содержит рекомендацию для субъектов хозяйствования по ограничению цен для того, чтобы вписаться в прогнозные параметры по инфляции.

Ее стоит процитировать полностью:

«Полагаем, что с учетом выполнения индекса потребительских цен на социально значимые товары в размере 4,9% в год, установленного Указом от 22.12.2020 № 480 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2021 год», а также ограничения инфляции в размере 5% в год, установленного Указом от 22.12.2020 № 481 «Об утверждении Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2021 год», рост цен на лекарственные средства (с учетом количества, форм и дозировок) и медицинские изделия не должен превышать соответствующие установленные показатели».

В связи с этим МАРТ и Минздрав «полагают целесообразным обеспечить предоставление скидок, а также произвести снижение оптовых и торговых надбавок».

В ином случае, отмечается в документе, госорганы могут ужесточить ценовое регулирование этих товаров через установление предельных (максимальных) розничных цен.

 

Лекарство от прогресса

Что значат такие формулировки и почему это плохо? Фактически субъектам хозяйствования доводятся рекомендации, обязательные к исполнению сверх действующих нормативных требований, – на это указывает предостережение о возможном ужесточении норм.

В белорусской практике регулирования предпринимательской деятельности такое происходит далеко не впервые. Однако эти формулировки отбрасывают нас минимум лет на пять назад и, на наш взгляд, могут негативно повлиять на имидж МАРТ как прогрессивного министерства, превращая его обратно в условный «Минторг».

Кстати, как обстоят дела с подготовленной ведомством программой развития конкуренции, которую обещали принять в прошлом году, никто не знает. Это к вопросу о функционале и намерениях. Желание вписаться в прогнозные показатели объяснимо, но, во-первых, они не являются директивными, во-вторых, касаются общей инфляции, и доведение этой цифры до реализаторов только некоторых товарных позиций само по себе выглядит странным.

 

Не прямо, так косвенно

Теперь непосредственно о налогах и наполняемости бюджета. По данным Минфина, в 2020 г. сложился рекордный дефицит республиканского бюджета в 1,9 млрд руб. На текущий год запланирован еще больший его дефицит – свыше 4 млрд руб. Ожидается снижение как налоговых, так и неналоговых доходов. Поэтому поиски дополнительных резервов понятны.

Но вместо реструктуризации бюджета в кризисных условиях или хотя бы ее попытки по факту происходит целенаправленный уход от оставшихся налоговых стимулов. А ставка на повышение НДС выглядит как самый простой вариант хотя бы частичного решения проблемы (см. статью «Много фискального и ничего социального» в «ЭГ» № 6 за 26.01.2021).

Далее возникает полноценное противоречие в регулировании: при поднятии косвенного налога, который традиционно (везде и всюду) компенсируется за счет конечного потребителя, игроков рынка настойчиво просят (пока просят) снижать маржинальность собственного бизнеса ради того, чтобы вложиться в официальный прогноз по инфляции и при этом кошелек покупателя не пострадал. То есть розничную цену на лекарства предложено оставить прежней, но за счет уменьшения прибыли продавца.

 

Рост – выше среднего

Согласно данным Белстата, в 2020 г. цены на медикаменты, включая лекарства и медтовары, выросли на 9,8% при общем росте цен на непродовольственную группу товаров на 8,1%. Большинство непродовольственных позиций подорожали не так сильно, но есть и те, где рост гораздо больший, например, электротовары (13,3%) или легковые автомобили (15,2%).

Одномоментное повышение цен на широкую группу товаров в начале года, естественно, создаст инфляционный навес. Но важно отметить и то, что постепенная либерализация ценового регулирования в сфере торговли лекарствами и медицинскими товарами привела к заметному росту конкуренции на розничном рынке за последние годы.

Если отталкиваться от личных наблюдений, разница в цене идентичного лекарственного препарата одного и того же производителя в разных аптечных сетях сейчас может достигать и 60% по сравнению с минимальной предлагаемой. С одной стороны, такие ценовые разбежки способны повышать ощущаемую населением инфляцию, с другой – у потребителя есть выбор: идти в ближайшую аптеку или отправиться подальше, но туда, где дешевле.

В Минфине повышение НДС на медтовары ранее объясняли выравниванием условий с Россией. Одновременно подчеркивалось, что, несмотря на более низкие ставки налога в Беларуси, цены на многие лекарственные средства у нас продолжают быть выше, чем у соседей.

Цены на чувствительном для населения рынке пытаются обуздать административно. Это не означает, что скоро мы будем наблюдать полноценный дефицит лекарств: все-таки конкуренция в этом сегменте есть, и она способна сгладить негативный эффект. Однако ситуация хорошо иллюстрирует разнонаправленность действий госорганов, каждый из которых выполняет «свою» задачу.

Замминистра антимонопольного регулирования и торговли Андрей КАРТУН:

Введение НДС, конечно, влияет на цены. Но все должны принять исчерпывающие меры по недопущению роста стоимости лекарств выше прогнозных параметров. Чтобы нивелировать рост цен, нам нужно обеспечить компенсационный механизм. Мы совместно с Минздравом провели консультации со всеми заинтересованными, разъяснили субъектам, что нужно быть более гибкими, применять определенные скидки, начиная от оптового звена и заканчивая розничным, а производителям – снижать затраты.

 

Замминистра здравоохранения Дмитрий Чередниченко:

– Проведены встречи с представителями Ассоциации международных фармацевтических производителей, отечественных компаний, состоялась встреча с дистрибьюторами, представителями крупных аптечных сетей. Мы нашли точки соприкосновения и увидели понимание важности той проблемы, которая в настоящий момент имеется. И все выразили заинтересованность в том, чтобы ее решить.

Производители лекарственных препаратов должны снизить отпускные цены на 2%. Уменьшится и размер применяемых надбавок при формировании оптовых и розничных цен: на 2% на уровне оптового звена и на 5–6% для розницы. Таким образом мы нивелируем введение НДС, и ИПЦ, который установлен на 2021 год в размере 104,9%, будет выполнен.

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Менеджмент: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное