Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №75(2572) от 04.10.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4501
EUR:
2.3843
RUB:
4.2644
Золото:
130.83
Серебро:
1.53
Платина:
68.14
Палладий:
172.51
Назад
Судебная практика
15.11.2005 14 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ОРФОГРАФИЯ С МАТЕМАТИКОЙ

Трудно понять, за что наказали продавца телефонов...

Трудно понять, за что наказали продавца телефонов

Магазин занимается (помимо всего прочего) комиссионной торговлей радиотелефонами. Налоговая проверка выявила "нарушение условий и правил розничной торговли радиоэлектронными средствами с радиоизлучением, предусмотренных в Специальном разрешении БелГИЭ". Директора магазина привлекли к административной ответственности по ч.1 ст.154 КоАП Республики Беларусь, радиотелефоны конфисковали. Насколько правомерно поступили контролеры?

К. СОЛОШИК, г.Минск

Штраф с конфискацией

Разбираться в этой непростой ситуации пришлось на месте. И вот что выяснилось. ООО "А" занимается розничной торговлей, в том числе и радиотелефонами. Часть аппаратов реализуется по договорам комиссии - физические лица сдают телефоны в магазин ООО "А". Радиотелефоны относятся к радиоэлектронным средствам с радиоизлучением, поэтому для комиссионной торговли ими необходимо иметь разрешение, выданное органами Государственной инспекции по электросвязи Министерства связи (далее - БелГИЭ). Такое предписание установлено п.2 Временных правил комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденных приказом Министерства торговли от 30.05.1997 г. N 73.

ООО "А" имеет такое разрешение БелГИЭ (оно, к слову, именуется "Специальное разрешение", это важно!). Разрешение выдается каждый год после проведения БелГИЭ необходимой проверки деятельности соответствующего субъекта хозяйствования и содержит текст примерно такого содержания: "ООО "А" вправе осуществлять комиссионную торговлю радиоэлектронными средствами с радиоизлучением с ведением их пономерного учета. Специальное разрешение действительно до :".

В ходе проверки соблюдения порядка приема денежных средств при реализации продукции за наличный расчет и других вопросов по налоговому законодательству (май 2004 г.) должностные лица инспекции МНС установили, что в договорах комиссии, по которым радиотелефоны были приняты на реализацию, отсутствуют идентификационные номера реализуемых радиотелефонов. На этом основании проверяющие сделали вывод о том, что ООО "А" нарушает ч.1 ст.154 КоАП, а именно "нарушает условия и правила розничной торговли радиоэлектронными средствами с радиоизлучением, предусмотренные в Специальном разрешении БелГИЭ, что выразилось в реализации радиотелефонов без ведения (осуществления) пономерного учета" (цитата из акта проверки).

Проверяющие составили акт, в котором указали на нарушение ООО "А" ч.1 ст.154 КоАП.  Не забыли и директора, которому также вменили в вину  нарушение этой нормы. А все комиссионные радиотелефоны были арестованы и изъяты. Причем на контролеров не возымели действия ссылки руководства ООО "А" на то, что общество ведет пономерной учет проданных радиотелефонов, что соответствующие документы с указанием номеров ежегодно предоставляются в БелГИЭ для проверки перед выдачей очередного специального разрешения и что за все 5 лет работы ООО "А" претензий со стороны БелГИЭ по этому поводу не поступало.

Районный суд, рассмотрев протокол об административном правонарушении в отношении директора ООО "А", признал его виновным и вынес решение о наложении штрафа в размере 20 базовых величин с конфискацией арестованных радиотелефонов. Суд не принял во внимание тот факт, что радиотелефоны не являются собственностью директора либо самого ООО "А", а принадлежат физическим лицам, сдавшим их на комиссию, и что конфискация в данном случае не является обязательной.

Постановление районного суда не обжаловалось. На акт проверки были поданы возражения с целью признания его незаконным и необоснованным в части нарушения ООО "А" ч. 1 ст.154 КоАП. Однако начальник соответствующей инспекции МНС оставил возражения без внимания, а акт проверки - без изменений.

Ключевое слово - лицензия

Часть 1 ст. 154 КоАП предусматривает, что занятие предпринимательской деятельностью без государственной регистрации, а также осуществление деятельности, занятие которой запрещено, либо осуществление деятельности, требующей получения специального разрешения (лицензии), без наличия такого разрешения или с нарушением условий и правил осуществления видов деятельности, предусмотренных в специальных разрешениях (лицензиях), влечет наложение штрафа в размере от двадцати до пятидесяти минимальных заработных плат с конфискацией изготовленной или реализуемой в пункте продажи продукции (товаров), а также денежной выручки, полученной от ее реализации, других предметов, явившихся орудием совершения или непосредственным объектом правонарушений, либо без конфискации.

Если взглянуть на конфликтную ситуацию через призму изложенной нормы, то  возникает ряд вопросов.

Во-первых, какой акт законодательства Республики Беларусь содержит правила ведения пономерного учета радиоэлектронных средств с радиоизлучением при осуществлении комиссионной торговли ими? Проверяющие, начальник ИМНС, районный суд такого акта не назвали. Насколько нам известно, и не могли назвать, ибо такого акта в нормативно-правовой базе нет. Поэтому нельзя утверждать, что пономерной учет проданных радиотелефонов является нарушением, поскольку необходимо вести якобы пономерной учет продаваемых радиотелефонов. Нельзя нарушить те правила, которых нет. Тем более, что БелГИЭ допускает ведение пономерного учета проданных телефонов и признает его правомерным, ежегодно выдавая ООО "А" новое Специальное разрешение.

Во-вторых, ч. 1 ст. 154 КоАП оперирует термином "специальное разрешение (лицензия)". А является ли таковым специальное разрешение, выданное БелГИЭ? На наш взгляд, нет, и вот почему.

Наше законодательство содержит три самостоятельных термина: "специальное разрешение" (к примеру, ст. 57 Инвестиционного кодекса, ст. 239 Гражданского кодекса), "лицензия" (к примеру, ст.ст. 60, 90 Таможенного кодекса, постановление ГТК РБ от 2002-05-23 г. № 32 "Об утверждении положения о порядке выдачи, аннулирования и отзыва лицензии на переработку товаров на (вне) таможенной территории и под таможенным контролем"), "специальное разрешение (лицензия)". Последний термин получил наибольшее распространение - он используется в Декрете Президента от 2003-07-14 г. N 17 "О лицензировании отдельных видов деятельности" и прочих актах законодательства о лицензировании.

Специальное разрешение (лицензия) имеет единую для всей территории Республики Беларусь форму, утвержденную постановлением Совмина от 2003-10-10 г. N1310. Специальное разрешение БелГИЭ, выданное ООО "А", по форме отличается от утвержденной формы специального разрешения (лицензии). Кроме того, в соответствии с Декретом N17 БелГИЭ не является лицензирующим органом и соответственно не уполномочен выдавать специальные разрешения (лицензии).

Таким образом, специальное разрешение БелГИЭ не является специальным разрешением (лицензией) в смысле ч.1 ст. 154 КоАП. Нарушение специального разрешения БелГИЭ не должно влечь наложения ответственности, предусмотренной ч.1 ст. 154 КоАП.

В-третьих, хотя форма специального разрешения (лицензии), утвержденная постановлением Совмина N 1310, и предусматривает в качестве приложения "лицензионные требования и условия осуществления вида деятельности", однако обычно в специальных разрешениях (лицензиях) такие требования и условия не указывают.  Они предусматриваются в соответствующем акте законодательства о лицензировании. В случае их нарушения лицензирующий орган принимает решение о приостановлении действия специального разрешения (лицензии) либо о его аннулировании на основании и со ссылкой на соответствующий акт законодательства. Поэтому и фразу из ч.1 ст. 154 КоАП - "с нарушением условий и правил осуществления видов деятельности, предусмотренных в специальных разрешениях (лицензиях)" - следует, на наш взгляд, понимать так, что в специальных разрешениях (лицензиях) предусматриваются виды деятельности, а не условия и правила их осуществления. Последние должны быть предусмотрены в соответствующих актах законодательства.

В рассматриваемом случае, как было отмечено выше, акта законодательства с правилами ведения пономерного учета нет; о пономерном учете упоминается лишь в специальном разрешении БелГИЭ.

Итак,  судя по всему, директора ООО "А" привлекли к административной ответственности за нарушение ч.1 ст. 154 КоАП без указания на конкретный акт законодательства Республики Беларусь, который был нарушен ведением пономерного учета проданных радиотелефонов. Что свидетельствует о недоказанности совершения директором ООО "А" правонарушения и соответственно о необоснованном привлечении его к ответственности.

Как нарушить правила, которых нет

Кстати, а можно ли в принципе нарушить ст.154 КоАП? Давайте разбираться.

Глава 12 "Административные правонарушения в области торговли и финансов, предпринимательской и другой хозяйственной деятельности" Особенной части КоАП (где содержится ст.154) включает в себя перечень конкретных административных правонарушений и возможных мер ответственности за их совершение.

Эта глава КоАП не содержит правил торговли и оказания услуг, правил ведения предпринимательской и другой хозяйственной деятельности, не раскрывает содержания терминов, используемых в статьях данной главы. КоАП вообще по сути своей не призван регулировать общественные правоотношения в этих сферах. Без обращения к конкретным правилам нельзя сделать вывод о наличии либо отсутствии в действиях какого-либо лица состава административного правонарушения. В этом смысле нормы рассматриваемой ст.154 являются бланкетными (отсылочными).

Соответственно как можно только на основании ч.1 ст.154 КоАП сделать вывод о наличии нарушения условий и правил осуществления видов деятельности, предусмотренных в специальных разрешениях (лицензиях), если эта норма таких условий и правил не предусматривает? А без указания на нарушение конкретной нормы материального права привлечение к административной ответственности за правонарушения в сфере предпринимательской деятельности невозможно.

Приведем аналогию. Договор поставки - основная часть договора посвящена правам и обязанностям сторон (в частности, поставить - оплатить товар), количеству и качеству товара, другим условиям договора. Один раздел договора - ответственность. Пункт из этого раздела, к примеру, гласит: "За просрочку поставки товара поставщик уплачивает покупателю пеню в размере : за каждый день просрочки". Как можно нарушить этот пункт? Единственно - не заплатить предусмотренную им пеню. Определяет ли этот пункт срок поставки товара? Нет! Указывает ли он на то, какой товар подлежит поставке? Нет! Все это зафиксировано в иных пунктах договора. И только исходя из этих иных пунктов договора и наступает ответственность поставщика за просрочку. Таким образом поставщик нарушает одну норму договора (определяющую срок поставки), а ответственность несет по другой норме (которая эту ответственность и предусматривает). Поставщик не нарушает пункта договора, предусматривающего ответственность за просрочку поставки!

То же самое нужно сказать и о КоАП. Его нормы (здесь я имею в виду ст.154) предусматривают только ответственность за нарушение неких правил поведения, но не сами эти правила поведения.

Таким образом, нарушить ст. 154 КоАП, на наш взгляд, нельзя. Нарушить можно только норму материального права. А сама запись в протоколе и в постановлении по делу об административном правонарушении о том, что "была нарушена ч.1 ст.154 КоАП Республики Беларусь", и привлечение лица к ответственности только лишь на  основании этой записи неправомерны.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by