Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Итоги
30.04.2022
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Началось: промышленность Беларуси ушла в глубокий минус. Разбираемся, что происходит

Фото: freepik.com

В марте 2022 г. произошло самое сильное за 2 года, со времени ковид-кризиса, снижение объёма промышленного производства Беларуси. Индекс месячного промпроизводства составил, по данным Белстата – 93,6% (к марту 2021 г.). Это падение месячного выпуска промышленных товаров и услуг на 6,4% за год.

Первый, но очень незначительный, минусовой месячный индекс образовался ещё в феврале.

Начался же 2022 год с хорошего роста в январе.

05-01-1.jpg

Но благодаря тому, что процент падения в марте 2022 г. оказался меньше процента роста в марте 2021 г. (он был 111,0%), мартовский объём промпроизводства в этом году не упал ниже прошлогоднего уровня, оставшись выше «до-ковид-кризисного».

Ниже приведён 9-летний цепной индекс (базовый – 2013 г.), нивелирующий влияние сравнительных баз прошлых лет, более фундаментально, поэтому, показывающий многолетнюю динамику месячного (мартовского) промпроизводства Беларуси – где видно очень резкое падение в марте 2022 г.

05-01-2.jpg

Правда, относительно февраля, объём производства в марте вырос – и в реальном выражении (103,2% – индекс к предыдущему месяцу), и, конечно, в номинальном, с «помощью» инфляции (в феврале произведено промышленной продукции и услуг – на 13,299 млрд BYN, в марте – на 13,798 млрд BYN, прирост – на 3,8%).

Однако рост в марте с февраля – традиционная сезонная экономическая динамика, но в 2022 г. этот прирост оказался наименьшим среди значений множества лет.

05-01-3.jpg

Индекс же в формате «за период с начала года» остался пока плюсовым.

В январе-марте индекс объёма промпроизводства составил 100,2% (к январю-марту 2021 г.) – после 103,5% в январе-феврале и 107,2% в январе.

05-01-4.jpg

А 9-летний цепной индекс здесь даже улучшился.

Он составил 107,6% (январь-март 2022 г. к январю-марту 2013 г.), когда как месяц назад было 107,5% (январь-февраль к январю-февралю), а ещё раньше ­ – 107,0% (январь 2022 г. к январю 2013 г.).

05-01-5.jpg

Итак, в марте 2022 г. в Беларуси сократился объём промышленного производства к марту 2021 г.

В каких же именно отраслях произошло это падение?

Из представленных Белстатом отраслей наибольшее падение в марте претерпела металлургия (почти на 20% к марту 2021 г.), значительное падение (свыше 10%) – и в производстве электрооборудования и в текстильной промышленности.

С другой стороны, сильно вырос выпуск различной сложной аппаратуры (более чем на 35% за год), двузначный процент роста – в производстве транспортных средств, машин и оборудования, в фармацевтике.

05-01-6.jpg

Но все эти указанные отрасли создали бы более высокий индекс промпроизводства (в обрабатывающем секторе) в марте – если рассчитать сводный индекс, учитывая удельный вес каждой представленной в отчёте отрасли в промышленности.

Почему же сводный по обрабатывающему сектору процент ниже?

А дело в том, что официальная статистика с середины 2021 г. не публикует данные по отдельным, в т.ч. очень важным, с большим удельным весом, отраслям в обрабатывающей промышленности: нефтеперерабатывающей, химической (среди прочего там – производство калийных удобрений), а также отрасли «производство прочих готовых изделий, ремонт, монтаж машин и оборудования».

Так, из произведённой в марте 2022 г. промышленной продукции на общую сумму в 13,798 млрд BYN, в отчёте отсутствует распределение 2,503 млрд BYN из сектора обрабатывающей промышленности. Хотя раньше, до середины 2021 г., сумма по отраслям совпадала с общей по промышленности.

05-01-7.jpg

Указанные, скрытые статистикой, три отрасли – это 18,1% всего промпроизводства Беларуси, и 21,0% обрабатывающего сектора. Отчего динамика в этой, «скрытой», части должна заметно сказываться на динамике всей промышленности.

05-01-8.jpg

И если посчитать, как изменился объём выпуска продукции по отраслям в текущих, номинальных ценах за месяц (март к февралю), то окажется, что падение – только лишь в этой самой «скрытой» части.

Но оно – огромное, почти на 1 млрд BYN, в разы, на порядки больше номинального прироста в других («открытых» статистикой) отраслях.

05-01-9.jpg

В процентах падение производства в текущих ценах за месяц (в марте с февраля) в «скрытой» части – тоже очень значительное: на 27,7%.

Сильный процентный прирост производства в текущих ценах в горнодобывающей и металлургической отраслях обусловлен большим ценовым приростом.

05-01-10.jpg

То же и в динамике за год. Все отрасли промышленности сильно нарастили выпуск продукции в текущих ценах (в первую очередь, конечно, благодаря инфляционному фактору), но только кроме «скрытых от взора» отраслей, где BYN-денежный объём производства упал, несмотря на рост цен за год на нефть и калийные удобрения.

Что видно на примере сильнейшего роста объёма производства в текущих ценах в «горнодобывающей отрасли (в 2,355 раз при росте в сопоставимых ценах лишь на 2,1%) благодаря росту цен в нефтяной её части (там прирост – вообще в 2,91 раз).

05-01-11.jpg

Номинальное сокращение объёма производства в «скрытых» отраслях в денежном выражении привело к снижению их доли в общей сумме промпроизводства с 26,0% в марте 2021 г. до 18,1% в марте 2022 г.

05-01-12.jpg

Учитывая ценовой фактор, реальное падение производства в тех самых «скрытых» отраслях, где главное это нефтепереработка и выпуск калийных удобрений, можно оценить до 40% за месяц (к февралю), и свыше 50% за год (к марту 2021 г.).

И это – главный фактор общего сокращения в промышленности в марте.

Очевидно, в апреле падение в «скрытых» отраслях продолжится.

Причина – понятна: потеря украинского рынка нефтепродуктов и удобрений из-за войны, затруднения в экспорте калийных удобрений из-за отказа Литвы в транзите и портовых услугах для этого товара.

Динамика промышленного производства в годовом формате

В марте упал наиболее инерционный – скользящий годовой индекс промышленного производства (расчётный).

По итогу календарного 2021 г. он составил 106,5% (к календарному 2020 г.), в январе 2022 г. – снизился до 106,4%, в феврале – до 105,7%, а в марте упал уже до 104,2% (за 12-месячный период «апрель-21 – март-22» к периоду «апрель-20 – март-21).

05-01-13.jpg

В многолетней реальной динамике промышленного производства снова кризисный период. Но чтобы объём производства снизился до каких-то многолетних значений, падение должно быть очень сильное и продолжительное.

05-01-14.jpg

Скользящий годовой денежный объём промпроизводства Беларуси в долларовом эквиваленте в феврале 2022 г. достиг, было, рекорда за 7 лет (63,1 $млрд), сильно превысив «до-ковид-кризисный» максимум. Но в марте – падение до 62,7 $млрд.

Главный драйвер $-роста, который начался ровно год назад – инфляционный: цены в долларах внутри страны и на внешних рынках сильно выросли на всё, и во многих случаях – до многолетних, и даже исторических максимумов.

Так, $-долларовый индекс-дефлятор января-марта 2022 г. (к январю-марту 2021 г.) –124,0%: $-ценовой прирост номинального объёма производства в промышленности – 24,0% при реальном росте только на 4,2%.

05-01-15.jpg

В дальнейшем $-инфляционный фактор будет иметь меньшее значение. А больше – реальная динамика производства, где может быть глубокое длительное падение в случае сильного ухудшения экономического состояния главного рынка – России, особенно если состоится газово-нефтяное эмбарго.

С другой стороны, отказ западных стран от экспорта своей продукции в Россию, что делает российский рынок ненасыщенным при сохранении нефтегазовых доходов, и белорусские товары будут в России очень востребованными, заметно поддержит в таких условиях промышленность Беларуси.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений