Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №46(2740) от 21.06.2024 Смотреть архивы
picture
USD:
3.2257
EUR:
3.4496
RUB:
3.6459
Золото:
243.88
Серебро:
3.14
Платина:
101.01
Палладий:
94.17
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Сможет ли белорусский рубль удержаться от дальнейшего снижения

Фото: neg.by

После временной передышки, связанной с августовским решением Банка России о повышении процентной ставки, российский рубль стал снова подбираться к отметке 100 RUB за 1 USD. Вместе с ним продолжилось обесценивание и белорусского рубля. Сможет ли грядущее заседание Центробанка РФ остановить дальнейшее ослабление национальных валют Беларуси и России?

Белорусский рубль продолжает следовать за российским

Несмотря на то, что Беларусь и Россия – две отдельные страны, каждая из которых имеет свою экономику и проводит независимую монетарную политику, тесное экономическое сотрудничество и доминирующая доля экспорта, которая в условиях санкций только выросла, привели к тому, что развитие белорусского хозяйства во многом зависит от российского.

Особенно заметно эта зависимость проявляется в динамике курсов национальных валют: при существенных изменениях российского рубля белорусский в большинстве случаев следует за валютой соседней страны. В то же время Нацбанк в большей степени, чем российский регулятор, был склонен сглаживать резкие колебания обменного курса. Это привело к тому, что с начала 2023 г. белорусский рубль обесценился к иностранным валютам существенно меньше, чем российский.

Укрепление белорусской валюты к российской достигло значений, представляющих угрозу для конкурентоспособности белорусских товаров, поставляемых на рынок РФ, что, как мы писали ранее, ограничивает возможности белорусского регулятора по дальнейшему сглаживанию колебаний курсов валют.

В результате динамика белорусского рубля стала еще больше зависеть от изменений российского. Все это в совокупности привело к тому, что значимые макроэкономические события, происходящие в России, оказывают непосредственное влияние и на белорусскую экономику.

Повышение ставки или все же валютное регулирование

Как отмечалось ранее, 15 августа 2023 г. Банк России на внеочередном собрании совета директоров принял решение о резком повышении ключевой ставки – на 350 б.п., до 12% годовых. Несмотря на то, что официальной причиной для данного решения стал рост инфляции, основной причиной, вызвавшей повышение, стало ослабление рубля. При этом вопреки ожиданиям аналитиков российский регулятор не стал вводить дополнительные меры валютного контроля, ограничившись неофициальными консультациями с ключевыми экспортерами.

Однако принятое решение не смогло сломить тенденцию к ослаблению рубля – после отката обменного курса до 95 RUB за 1 USD его ослабление продолжилось. Аналогичная динамика наблюдалась и по белорусскому рублю: в моменте он смог укрепиться до отметки 3,1290 BYN за 1 USD, после чего также стал постепенно возвращаться к прежним значениям.

Теперь внимание экспертов направлено на очередное заседание Совета директоров Банка России, которое назначено на 15 сентября 2023 г. Ожидается, что на этот раз российский регулятор не ограничится повышением ключевой ставки и объявит о введении мер валютного регулирования.

Однако рынок явно ждет более действенных мер. Так, решение Центробанка РФ увеличить продажи валюты для сглаживания скачка спроса на нее из-за предстоящего погашения еврооблигаций участники рынка встретили довольно прохладно, а российский рубль продолжил торговаться по курсу 97,5–98 RUB за 1 USD.

Валютные ограничения не панацея

Банк России не зря всячески откладывает введение мер валютного регулирования, предпочитая повышение ключевой ставки, несмотря на риск замедления темпов роста российской экономики. По мнению председателя Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной, регулятором должны применяться такие меры валютного контроля, которые носят зеркальный, ответный характер по отношению к антироссийским санкциям. Введение более жестких ограничений может привести к перекосу предпочтений экономических агентов в пользу накоплений в иностранных активах, в т.ч. валютных вкладов внутри РФ, и снижения привлекательности национальной валюты.

Поэтому российский регулятор и повышает ставку, чтобы поддержать привлекательность долгосрочных вложений в российских рублях, что со временем должно оказать благотворное влияние на обменный курс. Однако похоже, что достаточного запаса времени для реализации мер «мягкого» воздействия у главного российского банка нет – обменные курсы иностранных валют продолжают расти.

Вторая причина, по которой Банк России откладывает введение валютных ограничений, – риск создания дополнительных трудностей для экономических субъектов, которые в сложившихся условиях с большим трудом находят способы расчетов и ведения экспортной деятельности.

И, наконец, третье основание – высокая доля расчетов в валютах, отличных от доллара США, из-за чего значительную часть выручки российские экспортеры уже получают в рублях. В результате введение мер по возврату обязательной продажи валютной выручки может не дать ожидаемого эффекта.

Нацбанк пока хранит молчание

Ситуация складывается таким образом, что дальнейшая динамика обменного курса белорусского руб­ля будет по-прежнему зависеть от российского. Вряд ли стоит ожидать какого-то вмешательства со стороны белорусского регулятора, который смог бы внести свои коррективы, – прежде всего из-за обозначенной выше проблемы сохранения паритета российского и белорусского рубля.

Поэтому если решения Банка России помогут российскому рублю укрепиться, то и белорусский рубль сможет откатиться к прошлым значениям. Рынок ждет принятия решительных мер со стороны российского регулятора, хотя Эльвира Набиуллина и известна своей готовностью в некоторых случаях идти против ожиданий рынка. Однако если Центробанк РФ в очередной раз повысит ключевую ставку, то сохранить статус-кво белорусскому регулятору в части сохранения текущего значения ставки рефинансирования будет сложнее.

Текущее ослабление белорусского рубля при сложившихся ставках доходности рублевых вложений уже начинает сказываться на долгосрочной привлекательности инвестиций в национальной валюте, что Нацбанк всегда называл долгосрочной основой для обеспечения макроэкономической стабильности. Поэтому если белорусский регулятор и дальше будет медлить с повышением ставки, он тем самым будет косвенно содействовать накоплению макроэкономических дисбалансов.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений