$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Компании и рынки

Мода на валенки: без скидки на век, погоду и сезонность

25.08.2017

Валенки многие считают архаичной обувью, доставшейся нам в наследство от непритязательных предков. Но на Смиловичской валяльно-войлочной фабрике их по-прежнему производят, и отнюдь не для музеев. Это последнее предприятие в Беларуси, где выпускают такую продукцию, но она пользуется спросом и даже экспортируется в страны СНГ, Канаду и Финляндию. Как держится на рынке в XXI столетии продукт с многовековой историей, рассказывает директор фабрики Василий САБАН.

– Василий Николаевич, как чув­ствуют себя производители валенок в эпоху глобального потепления и цифровой экономики?

– Следим за долгосрочными прогнозами – погоды и экономики. Теплые зимы, когда на улицах вместо сугробов лужи, нас сильно «подкашивают». Но когда на улице -20, многие вспоминают о валенках, а в -25–30 – думают о них, как о спасении. Исходя из прогнозов синоптиков корректируем свою производственную программу, чтобы не перегружать склады.

– Насколько я знаю как потребитель вашей продукции, фабрика в XXI веке значительно обновила ассортимент, и о вашей обуви заговорили как о современной.

– Мы используем любую возможность для представления своей продукции широкому кругу. Например, участвовали в российско-белорусских экономических форумах в Сочи и в Москве. Кое-кто морщился: куда они со своими валенками. Но мы привыкли не обижаться на такие выпады.

В Сочи наша продукция не потерялась. Более того, наш павильон посетила председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко и купила себе и внучкам белорусские валенки. Потом на московском форуме вновь навестила нас, чтобы приобрести смиловичские одеяла и подушки. И призналась журналистам, что знает и уважает наш бренд. Конечно, это помогает нам в торговле с российскими потребителями.

– Как удалось преобразить кондовый серый валенок в ходовой товар и угнаться за модой?

– Таким небольшим предприятиям, как наше, все проблемы приходится решать самим. Это на каждый «чих» градообразующих предприятий на выручку бросаются все силы. А мы без штатных дизайнеров и художников придумывали новые модели, угадывая модные тен­денции. Как? Собирались все инженерно-­технические работники, намечали темы для обсуждения, опрашивали родных, друзей, клиентов. Искали все, что могло пригодиться, в Интернете, в различных из­даниях.

Пожалуй, главное требование: валенки должны быть красивыми, легкими, удобными. Многое зависит и от названия: «Арктика», «Медвежонок», «Мин­чанка», «Гармония». Мы используем в отделке мех, аппликации, вышивку, застежки-молнии, шнуровку. Изменилась подошва. «Кондовый серый» продукт тоже иногда находит применение, например, как спецобувь. Но наши новейшие модели выглядят, извините за тавтологию, очень даже модельно.

– Любые преобразования требуют денег. Как вы их находите?

– Инвестиции нужны фабрике всегда. Развиваться только за счет собственных средств трудно. В какой-то степени приходится жить сегодняшним днем, но необходимо думать и о перспективе. Используемые у нас технологии существуют столетиями и, скорее всего, сохранятся еще много лет. За 90 лет, которые существует фабрика, основной принцип производства не менялся. Но эта технология служит только для создания основы, фактически полуфабриката для валенок. И она довольно-таки затратная из-за высокой энергоемкости и ручного труда. Здесь можно улучшать только условия для работников.

Дальнейший процесс требует постоянных изменений, а значит, и денег, чтобы получить современный продукт с высокой добавленной стоимостью. Чтобы успевать за модой, нужно вкладывать деньги.

Это прежде всего поиски новой подошвы. Например, мы до сих пор выпускаем валяные сапоги «Арктика» такие же, как в прошлом и позапрошлом веке. В 90-е появилась подошва из резины. Она спасает от быстрого износа, от влаги, но утяжеляет обувь. Мы обрадовались, когда появилась полиуретановая подошва из ТЭП. Валенки стали с ней намного легче, светлее, красивее. Но и этот материал совершенствуется, надо следить за новинками, применять его в иных вариантах. Мы начали вшивать застежки-молнии, с которыми получаются сапожки. Сейчас собираемся приобрести машину, которая способна вышивать любое изображение по войлоку, в т.ч. по изогнутой поверхности, скажем, голенищу валенка.

В планах – начать выпускать полушерстяные пледы со смиловичской маркой. Для этого требуется закупка специального швейного оборудования.

Узкое место – мойка шерсти. Своей машины у нас нет, поэтому приходится везти всю шерсть вначале в Рогачев, а потом, после мойки, – в Смиловичи. При этом килограмм самой шерсти обходится нам в 70 центов, а его мойка – 1 доллар, не считая значительных транспортных расходов. Значит, надо приобретать свое оборудование.

– Какие средства нужны для реализации таких планов?

– Хорошая стегальная машина гер­манского производства стоит сегодня 220 тыс. евро. Но мы купили китайскую за 18 тыс. долларов, которая выполняет все те же функции. Западноевропейские моечные машины очень дороги: до 1 млн. евро. Нам не потянуть. Придется остановиться на технике из России – тоже за миллион, но российских рублей. Мы еще не составили твердой программы, но время уже поджимает.

Кредитами пользуемся, но редко, стараемся обходиться своими ресурсами. В нынешнем году взяли в кредит 150 тысяч рублей для закупки сырья и материалов. Для выплаты зарплаты кредитов не берем.

– Как выполняются экономические показатели? Кто их у вас устанавливает?

– Цифры нам доводят из концерна и облисполкома. Они же и спрашивают за их выполнение, интересуясь прежде всего прибылью, соблюдением сопоставимых цен. Экономические показатели у нас хорошие. Темпы роста объемов производства с начала года – на 37%, выпуск товаров в физическом выражении – на 18%, выпуск одеял и обуви – на 60%. Экспорт вырос в 5 раз по сравнению с прошлым годом. Единственный недостаток – сезонные убытки. Они невелики, около 60 тыс. BYN. Проблемой является учет выручки «по отгрузке». Допустим, в сентябре будет отправлена большая партия товара в Казахстан. Эта сумма будет считаться выручкой, и с нее придется платить налоги, хотя она какое-то время остается «висеть» на балансе как дебиторская задолженность. Но сделка все-­таки состоялась.

– В 90-е годы, спасая фабрику, вы пробовали внедрять у себя разные производства, в т.ч. мебельное. Но остановились на швейном. Не оши­блись?

– Нет. Мы избавились от бремени сезонности. Сейчас коллектив равномерно загружен весь год. К тому же для пошива одеял и подушек используется овечья шерсть, а мы давно научились с ней работать.

– В производстве валенок вы в Беларуси монополисты, а в пошиве одеял и подушек полным-полно конкурентов. Как вы отвоевываете себе место на рынке?

– Убеждаем высоким качеством продукции. Она легкая, прекрасно согревает в холодную пору. Установили деловые контакты с руководителями всех крупных универмагов, товароведами, различными организациями, где массово используются постельные принадлежности. А главное, для производства одеял и подушек мы берем только высококачественную шерсть, как правило, от белорусских овцеводов. Для валенок годится грубая шерсть, а для одеял и подушек – исключительно тонкая. И обрабатываются они на разных линиях, нигде не соприкасаясь.

Одеяла шьем уже около 15 лет. Сейчас они занимают 50% объема производства, «потеснив» валенки. И здорово выручают нас. Одеяла, подушки и валенки – близкие родственники.

– Какой новинкой вы порадуете своих потребителей в ближайшее время?

– Сейчас готовим оригинальный заказ для Узбекистана: 900 пар валяных берцев, специальной обуви для военно­служащих. Ничего подобного нигде видеть не доводилось. Это наше ноу-хау. Отправляем заказ, будем ждать отзывов.

Автор публикации: Андрей НИКОЛЬСКИЙ